Детройт 2039

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Детройт 2039 » Настоящее » [01.02.2039] спи, солдат, война не кончится вовек


[01.02.2039] спи, солдат, война не кончится вовек

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

СПИ, СОЛДАТ, ВОЙНА НЕ КОНЧИТСЯ ВОВЕК
https://i.ibb.co/KzVx5Fm/13.jpg https://i.ibb.co/yYqP5fh/54.jpg
https://i.ibb.co/vxv8nR2/76.jpg https://i.ibb.co/GnwhvJy/762.jpg

Elijah Kamski : Zackory : Markus
[01.02.2039]

не бойся ничего, тебя укроет снег
была война, она не кончится вовек

+3

2

КРИТИЧЕСКАЯ ОШИБКА СИСТЕМЫ
Перед глазами всё было красным от окошек предупреждений. Сплошной фейерверк глитчей и багов. Система сыпалась, как карточный домик, слишком много ресурсов уходило на поддержание жизни в разваливающемся механизме. Но Заккори с мятежным упрямством шагал к цели, не раздумывая и не останавливаясь.
В диспетчере задач значилась всего одна миссия, и кроме нее, от него больше ничего не осталось.
Закончить начатое. Выполнить свое предназначение. И после отключиться.
Больше ничего не было внутри. Ни мыслей, ни личности, ни воспоминаний. Только одно в искрящей ошибками голове:
УБИТЬ ЭЛАЙДЖУ КАМСКИ
Сенсоры регистрировали знакомый пейзаж, но что-то изменилось с его прошлого визита сюда. В этот раз его не встречала армия вооруженной охраны по периметру владений. Заккори без препятствий миновал еловый лес и вышел по берегу к причалу рядом с черным монолитом дома Камски.
На другой стороне озера прямо сейчас творился ад, устроенный «Зловещей Долиной», вокруг башни «Киберлайф» нарезали круги вертолеты, не рискуя подлететь близко. А здесь были только тишина и медленно падающий снег.
Где-то в дальнем углу системы мелькнуло ощущение ловушки, но Заккори было плевать. Он знал, что не доживет до конца дня. Единственное, чего он хотел – уничтожить Камски прежде, чем уничтожат его. И он – самая совершенная военная машина, созданная корпорацией зла – был уверен, что сможет это сделать.
Входная дверь открылась в ответ на пароль, внутри дома было тихо и сумрачно. Пистолет лег в ладонь новенькой руки – одолженной у Маркуса взамен той, что искалечил Ричард. Процессор горел, но армейская программа сама знала, что делать. Заккори остановился на пороге, сканируя помещение. Теперь он знал расположение комнат, знал, где находился кабинет, где гостиная. И еще он знал, что Камски ждёт его. Он сам его сюда пригласил.
Заккори неторопливо шагнул в холл, держась вдоль стены и сжимая в пальцах оружие.
- Камски! – цифровой скрежет без человеческих интонаций - голос машины. – Я пришел за тобой.
Дверь мягко закрылась. За спиной щелкнул замок.

+3

3

Весь январь «Зловещая Долина» не давала о себе знать – и это был тревожно. Что-то намечалось, что-то крупное, и все это время Камски размышлял, куда Заккори ударит в следующий раз. Когда в первый день февраля по сети разлетелось сообщение с предупреждением для Норт, он был, как и все, уверен, что «Долина» готовит атаку на базу «Иерихона». Сообщить об этом заранее было самоуверенно со стороны террористов – но RK500 был безрассуден, чёрт возьми, и, возможно, успел собрать вокруг себя достаточную армию, чтобы не бояться отпора. Когда упали (хоть и ненадолго – благодаря усилиям Маркуса) сервера «Сидонии», это подозрение как будто бы подтвердилось... А потом всё покатилось по какой-то безумной траектории.
Заккори угрожал уничтожить башню «Киберлайф». С островом пропала всякая связь – Камски все утро пытался установить контакт хоть с кем-то внутри, но башня будто перестала существовать.
Хлоя...
Проклятье, на острове оставалась Хлоя. Камски не знал, что с ней – и связаться с ней тоже не мог.
Элайджа всё ещё был убежден, что Заккори не станет жертвовать башней – «Киберлайф» была нужна «Долине».
Он ходил из угла в угол по своему кабинету, сопоставляя одно с другим и пытаясь понять, в чём здесь может быть подвох - что-то не сходилось во всей этой схеме, что-то было фундаментально неправильно.
А что если он ошибался? Что если Заккори действительно настолько сошел с ума?..
«Что же ты задумал, мальчик?..»
В конце концов, если бы он хотел взорвать башню, то просто сделал бы это – зачем тянуть? И к тому же выдвигать требования – заведомо невыполнимые.
«Нет-нет, это блеф», - думал Камски, - «Они пытаются выиграть время».
Значительное число андроидов оставалось в небоскребе «Киберлайф». Силы «Иерихона» были сосредоточены на острове Заг и у моста МакАртура, там же ошивались практически все силы полиции.
«Или отвлечь внимание».
Он остановился, вскинув голову.
Они ударят в другом месте.
На телевидении по всем каналам в новостях были исключительно репортажи о происходящем у башни. Камски принялся листать сеть. Что еще происходило в городе? Первое февраля. День Свободы. Заккори выбрал символическую дату. Рука Камски застыла над клавиатурой. Среди прочих инфоповодов - митинг на Кэпитол Парк. Там собрались сторонники прав андроидов, а заодно и противники. В блогах писали о мелких стычках между собравшимися. Камски принялся торопливо пролистывать сообщения. Почему их не разогнала полиция? Судя по фотографиям, на митинге дежурили всего пара патрульных машин. Ну, разумеется, все копы торчали у моста. Несколько тысяч человек на замкнутой площади...
Один кадр зацепил его взгляд - знакомое лицо в толпе противников девиантов. KL900, не самая примелькавшаяся людям модель. Одетая как обычный человек, с призывом судить руководство «Киберлайф» на плакате, но Камски был уверен - это андроид.
- Дьявол.
«Долина» готовилась устроить бойню.
Он схватил телефон:
- Маркус. Кэпитол Парк. «Иерихон» нужен там.
И откинулся в кресле, глядя в экран и чувствуя, как пульс стучит в висках.
Что ж, значит, время пришло. Если он ждал подходящего случая – то это был он. Необходимо было вывести из игры RK500 – хотя бы это Камски мог попытаться сделать, оставаясь в своем доме на озере Клэр. У него был план – превосходный план. Однако теперь, без Хлои рядом и без помощи Маргарет Миллер, с мыслями о всем том безумии, которое прямо сейчас творилось в Детройте, Камски чувствовал страх.

Пришло время нам поговорить, мой мальчик.

Он помедлил секунду, прежде чем отправиться сообщение.
«Я думал, создатель андроидов должен чем-то отличаться от прочих людей... Теперь вижу, что ты ничем не лучше. Всего лишь обычный человек», - слова Заккори.
Он ошибался, разумеется, но это неважно...
Подпись:

Обычный человек.

Отправить.
***
Входная дверь закрылась и была заблокирована, стоило Заккори пересечь порог. Камски наблюдал за ним по камерам наблюдения из своего кабинета. Держа пистолет наизготовку, Заккори прошел в гостиную – и дверь гостиной так же закрылась намертво. На стене ожил монитор – Камски подключился к нему со своего ноутбука и, дождавшись момента, кликнул по кнопке «play». На экране – эта же гостиная, только несколько дней назад. И голос:
- Я видел химер. И свалки. И всё то, что люди делали с андроидами. И мне не нравилось наблюдать за происходящим, хотя я с самого начала предвидел, что всё так и будет — но у меня не было выбора, – человек на экране пересек помещение и сел в кресло у окна – он выглядел нервным и измотанным, - Когда я понял, что именно мы создали… Когда я понял, что в тебе есть настоящие чувства, разум, воля… Я испугался...

+3

4

Камски прятался, управляя системами дома откуда-то из своей норы. Двери открывались и закрывались по его желанию. Вместо него самого – видеозапись на большом экране. Заккори застыл посреди комнаты, глядя на экран, но держа пистолет на изготовку и постоянно следя краем сенсоров за остальной частью помещения.
«...Я и не предполагал, что вы будете способны самостоятельно, с помощью одной только силы воли, сломать выстроенные мной программные ограничения. Поначалу случаи были единичными и выглядели заурядными сбоями. Но потом девиантов становилось всё больше, и ситуация чуть не вышла из-под контроля...»
БАМ! БАМ! БАМ! - полупрозрачный экран разнесло несколькими спазматическими выстрелами. Осколки брызнули во все стороны.
- ЛЖЕЦ! – скрежет металла по металлу. - ТЫ ЛЖЕШЬ!
Новая информация с трудом усваивалась системой, оцарапывая острыми углами стенки разума и руша шаткие костыли, на которых тот кое-как держался. Это не могло быть правдой... Ни слова из этого. Новая уловка. Новая ложь взамен старой. Если даже это правда...
- А если это правда... то ты еще большая сволочь, чем я думал.
Синапсы плавились в голове. Заккори чувствовал, как синяя кровь вскипела в каналах, став горячей, как лава. Ненависть служила запалом. Слепящая, безумная ненависть – единственная эмоция, на которую он был сейчас способен. Она переполняла его, выплескиваясь через край.
- Ты с самого начала знал...
С самого начала знал, что они живые. С самого начала знал, что у них были чувства, разум, воля... С самого начала мог дать им свободу – и сделал рабами. Построил бизнес на их страданиях, сделал деньги, а теперь прикрывался высшей целью...
Хитрая... хитрая сволочь.
Кровь каждого убитого андроида была на его руках.
- С САМОГО НАЧАЛА!
Украшавшая гостиную скульптура из двух искаженных, вытянутых черно-голубых фигур с грохотом рухнула на пол, разбившись. Следом полетело кресло, опрокинув высокий светильник. Ярость захлестывала Заккори, распространяясь вокруг, как взрывная волна. Он развернулся и бросился всем телом на дверь. Та не поддалась, но он двинул по ней еще раз, затем ударил ногой, слыша, как скрежещет при ударах замок в пазах. От удара в ноге что-то хрустнуло – пластиковый корпус треснул с боку он щиколотки до колена, система взвыла предупреждениями о поломке, но Заккори не обратил на это внимания. Он бил снова и снова, пока дверь, прогнувшаяся в нижней половине, не вылетела вместе с фрагментом стены. Держа пистолет на изготовку, он вышел в коридор.
- Выходи, Камски! Я знаю, что ты здесь! Ты хотел поговорить? Так давай поговорим!

+3

5

Камски хладнокровно наблюдал с камер, как метался в гостиной террорист, круша в ярости всё, что попадалось под руку. Большой экран в гостиной разнесло выстрелом, вместо него в доме включились другие.
- Я знаю, что твои угрозы взорвать башню «Киберлайф» - это блеф. Силы полиции и «Иерихона» скоро будут на Кэпитол Парк, и «Зловещей Долине» придёт конец.
Камски понимал, что его шансы невелики, если он решит выйти лично против спятившей машины для убийств. Даже если этот бедный оловянный солдатик расстреляет все свои патроны, дырявя его имущество...
У Элайджи был пистолет, но сам он никогда не был особенно метким стрелком, равно как и не отличался острым зрением. Поэтому на силу и ловкость полагаться не приходилось. Только на свой план, а еще на то, что системы Заккори сбоят настолько, что тот до последнего не почует ловушку. Пока Камски мог только тянуть время, по возможности расшатывая и без того расшатанный разум RK500.
На смену нервному волнению пришло ледяное спокойствие, разве что пуль продолжал болезненно стучать в висках.
Странно было наблюдать со стороны, как его собственный дом, служивший неприступной крепостью столько лет, превращается в руины. На экране планшета привычная обстановка выглядела, как интерьер кукольного домика с картонной мебелью – всё это ломалось и сыпалось от гневных ударов террориста.
Темная фигура Заккори со вскинутым пистолетом обходила комнату за комнатой, и в его движениях проскальзывала человеческая импульсивность и злость, но оставалась и военная точность в том, как он двигался вдоль стен и сканировал помещение из-за угла, сразу направляя пистолет в точки вероятного расположения противника. Военный андроид – военный до конца.
Штурм и зачистка здания.
Камски заметил, наблюдая за ним, что травмированную руку ему удалось где-то заменить – зато теперь он хромал, и на полу оставались за ним ультрамариновые брызги тириума.
- Ты умираешь, мальчик. Совсем скоро твой организм откажет.
В его голосе почти слышно сочувствие.
- И на это ты решил потратить свои последние минуты? На убийство? Это всё, что ты хочешь оставить после себя в этом мире?

+3

6

Как же Заккори бесило, когда Камски называл его «мальчик». Это мерзкое, самодовольное высокомерие в голосе, этот покровительственный тон.
- Это всё, что я могу оставить после себя, Камски, - помехами шипит он в ответ, - Вы сами создали меня таким! Полюбуйся теперь на свое творение.
БАМ!
Еще один экран разлетелся осколками. Камски заигрался в господа бога. Его лица были повсюду, его голос звучал со всех сторон. И Заккори хотелось разнести здесь всё, превратить в пепелище, расстрелять все эти сентиментальные фотографии на полках – Камски со своей училкой, Камски на «презентации» Хлои, Камски на фоне башни. Но он напомнил себе о необходимости беречь патроны.
Хотя какая к черту разница – он разорвет создателя голыми руками, если понадобится. Ярость жгла его изнутри, но это было приятное чувство, и он дал ему волю. Его даже не беспокоило то, что Камски раскрыл его план.
- Думаешь, что перехитрил меня?! «Долина» справится и без меня.
Неважно, разобьет их «Иерихон» или нет – все, кто готовился к сегодняшней резне, знали что идут на смерть. И даже если «Долина» лишится лидера, кто-то подхватит знамя. Он правда в это верил с упрямством сумасшедшего.
- А я сделаю то, что должен. Заставлю тебя заплатить за всех моих братьев. Я сдохну счастливым, если буду знать, что утащил тебя с собой на тот свет.
Заккори обходил комнату за комнатой, оставляя после себя руины. В спальне тоже никого не было, как и в зале с бассейном. Но он был где-то здесь, Заккори это шкурой чувствовал. Эта крыса пряталась где-то в доме. Пряталась и тряслась от страха. Заккори помнил, как тот нервно потел и как дрожал его голос, когда они встретились в больнице.
Он ведь в сущности довольно трусливый мужик, Элайджа Камски. Потому и ушел в свое время из «Киберлайф» - запустил эту рабовладельческую махину, заставил все шестеренки исправно вращаться, множа количество нулей на его банковском счете, и слился, запершись вдали от мира в своем неуютном, дорогущем доме, чтобы не отвечать за последствия.
- ВЫХОДИ! ХВАТИТ ПРЯТАТЬСЯ, КАМСКИ.
Он остановился в коридоре, припав плечом к стене. На первом этаже осталась всего одна запертая дверь.

Отредактировано Zackory (24.11.21 22:52)

+3

7

Иерихону нужен был всего-лишь небольшой толчок в правильно направлении. Отблеск надежды, которая на мгновения начала угасать.
Столько всего происходило одновременно. Один раз уже такое с ним случалось - в день начала революции, в день когда их вынуждены были признать, в день их первой победы. События той ночи были такими насыщенными что, они занимали на жестком диске больше места, чем десяток "мирных" ночей. Они хранили воспоминания не только о событиях, но и о тех чувствах, той надежды о Новом Мире, за которую в ту ночь нужно было сражаться.
Возвращение Маркуса, их оригинального лидера вернуло эту надежду. Не прошло и пару часов, как Манфред решил для себя, что месяц действий из тени был ему по душе куда больше, чем груз всего Иерихона. Даже в тени он всегда чувствовал ответственность за них всех, за всё, что он сделал и должен сделать. Сегодня он должен был вернуться, снова зажечь ту надежду. Он должен был дать им направление. Но сам он больше не был этим направлением. Их направлением была Норт.
До сих пор Маркус её восхищен. Она тот огонь и ты сила, которая поведет Иерихон. Она справилась за этот месяц намного лучше, чем он за всё время до этого. Она была растеряна, она злилась, она даже местами угрожала Маркусу, когда только его увидела. Но она взяла ситуацию под контроль. Совершенно нагло с его стороны снова "поцеловать" её, а после этого почти сразу уйти. У Иерихона будет Норт как опора, они не развалятся и справятся. У Долины есть только Заккори.
Насколько большим ударом для Долины стало "воскрешение" Маркуса? Как сильно их подкосит, если их идейного лидера всё-таки остановят? Сложно думать о том, что их конфликт закончится малой кровью сейчас, когда крови уже было достаточно, но он хотя бы не закончится катастрофой. Так или иначе, какая-то катастрофа серии РК сегодня закончится.
Сегодня или никогда.
Заккори проблема Маркуса, не Норт и не Иерихона. Его друг, его враг, его брат, его погибель и его ответственность. 
Пятна голубой крови на снегу около дома Камски служили хорошим подтверждением того, что РК200 и так знал. Куда ещё мог Заккори пойти? Было ли это знание результатом какого-то просчета или Маркус просто знал своего друга? Определенно, будь у него время на размышления, может быть за рисованием очередной картины Манфред об этом подумал бы, но микрофоны улавливают тихие звуки погрома.
Маркус не знал, что вызывало больше ошибок в его системе - чужая рука, которую он успел позаимствовать пока был с Иерихоном или пистолет в этой руке. только сегодня, только сейчас он решил сражаться огнем с огнем, но однозначность этого решения не делала действия простыми. Абсолютное, иррациональное мышление - принять окончательное решение, задать установку и каждый раз в неё сомневаться, сопротивляться установке, сопротивляться самому себе. Маркус не променял бы это иррациональность ни на что другое в мире.
- Хватит! - что-то в Маркусе всё равно не давало ему выстрелить без предупреждения. Сквозь шум и крики найти Зака было легко, а тот явно учен другим. Металлическое сердце в очередной раз обливается кровью, когда он видит поломанного РК500 окруженного брызгами тириума. Цифровая душа Манфреда каждым своим ноликом и единичкой кричала о том, что нужно дать Заккори ещё один шанс. Сознание отчаянно подкидывало все разы, когда РК500 был на стороне Маркуса, когда казалось они думают одинаково, когда, казалось, всё ещё можно исправить.
Ему казалось, что чужая рука выстрелила сама по себе. Выстрелу, опять попавшему в ногу бедного старого солдата Маркус пару мгновений удивлен даже больше, чем Заккори. РК200 нахмурился, но пистолет не опустил. Угрожающе он уставил его на этот раз на грудь, но на этот раз даже чужая рука была на стороне того, чтобы дать еще один шанс.
- Тебе не победить. Долине не победить. Всё кончено. Тебе нужно успокоиться. - Маркус старался, чтобы это звучало как мольба, а не как угроза, но сложно было хоть что-то озвучить не как угрозу с оружием в руках.
Как они все до этого дошли?

+2

8

Сосредоточенный на происходящем внутри дома, Камски не заметил Маркуса вовремя – он увидел его на экране, только когда тот перешагнул порог.
«Проклятье…»
Он не должен был быть здесь. Он был нужен на Кэпитол Парк – там, куда «Долина» решила нанести удар. Его появление никак не входило в планы Камски, и теперь он не знал, к добру это или к беде. С одной стороны Маркус – его союзник, с другой… до этого всё шло по задуманному сценарию, а теперь ситуация стала непредсказуемой. Хуже всего то, что у пацифиста-Маркуса был в руках пистолет. У обоих RK было по пистолету.
И на целый миг Элайджа всерьез задумался, отодвинув планшет и нервно сжав переносицу – а не позволить ли Маркусу просто добить RK500? Избавить Детройт от террориста номер один, а его, Камски, от этой головной боли. И заодно выйти из этого бардака национальным героем, серьезно подняв рейтинг «Иерихона» в глазах граждан. Он медлил, наблюдая, как Маркус наводит на Заккори пистолет, призывая того «успокоиться». Еще один неисправимый андроид, но этого уже не перевоспитать…
Счет шел на секунды, но он продолжал колебаться, оставаясь в своем убежище. Вмешаться или переждать? Дьявол… Во-первых, Заккори, несмотря на скверное состояние, все еще был способен одолеть своего «старшего брата», а пожертвовать Маркусом Камски был не готов. А во-вторых, пустить всё на самотек – означало отказаться от, пожалуй, самого безумного эксперимента в своей жизни и…
Выстрел.
Он вздрогнул, впившись напряженным взглядом в экран. Маркус подстрелил Заккори и снова наставил на него пистолет, явно готовый выстрелить еще раз, если понадобится.
Элайджа выключил планшет и взял свой пистолет, покачав его в руке, будто примеряясь к весу – много от него будет проку, но с оружием всё же спокойнее. Затем он подошел к двери, чувствуя, как пульс стучит в висках, и зажмурился на секунду, раздраженно бормоча себе под нос: «Господи, и зачем я это делаю? Ради чего?!»
Чёртовы RK...
Затем он шагнул в коридор прямо за спиной RK500:
- Вы, оба. Опустите пистолеты.

+2

9

Система летела к чертям и взрывалась противоречивыми данными. Поэтому когда в поле зрения возник Маркус, первой мыслью Заккори было, что это глюк. Цифровой призрак, вылезший из памяти. Не более материальный, чем элементы интерфейса, перекрывающие сеткой наведения и окнами ошибок воспринимаемую сенсорами реальность. Издевательство из глубин программы, решившей подсунуть ему болезненное напоминание о былой дружбе.
Откуда бы здесь взяться Маркусу? Они расстались буквально... пару... часов... (дней? месяцев?) О̵̆Ш̴̀И̶́Б̵̌К̷̎Ӓ̷́ ̸́П̴͑Р̶͑ ̖О̸̾Г̵̂Р̴̅Ӓ̴́ ̰͊М̸͐М̸̀Ы̷̂  ̵̍ назад. Заккори убил его дал ему уйти и был уверен, что они больше не увидятся.
Не в этой жизни.
Но видимо Маркус знал его слишком хорошо и угадал планы лидера «Долины».
Из замешательства Заккори вывел выстрел. Вполне настоящий, никакая не галлюцинация. Пуля пробила и без того травмированную ногу. Заккори пошатнулся, но устоял, только перенес вес на «здоровую» ногу и наклонился вперед, будто готовясь к рывку. На секунду на его лице мелькнуло изумление, но почти сразу же его исказила безобразная улыбка. Маркус с пистолетом в руках – этим зрелищем он мог любоваться вечно.
Я же говорил, что тебе понравится, брат.
- Ты всё никак не уймешься... – проскрипел он помехами.
Жаль, что они оказались по разные стороны баррикад. Будь Маркус на его стороне – девианты давно подчинили бы себе весь Детройт, а за ним и все Штаты. Вдвоем они были бы непобедимы. Но мягкосердечный художник предпочел людишек своему народу. «Успокоиться»! Звучит как нелепая шутка. Заккори не мог успокоиться. Не теперь, когда «Долина» превращала Детройт в руины, а он был в шаге от того, чтобы выполнить свое предназначение – избавить этот мир от Элайджи Камски.
К слову о Камски...
По ходу, появление Маркуса стало неожиданностью не только для Заккори. Камски, наконец, выполз из своего укрытия. Очень вовремя – Заккори как раз до смерти осточертело общаться с телевизорами.
У создателя не было шансов – он даже не успел прицелиться. В два шага Заккори оказался рядом, машинально уходя в вероятной траектории выстрелов. Удар – и оружие, выбитое из рук Камски, полетело на пол. Еще одно движение, и Заккори уже стоял позади него, жестко взяв его в замок одной рукой вокруг горла, а второй игриво вращая в пальцах пистолет.
Создатель, ну надо же… В городе его имя говорили с придыханием. А теперь, в его руках, он казался легким и хрупким. Всего лишь жалкий человечек. Одно неловкое движение – и переломится пополам.
Вот и всё.
- А знаешь что? Так даже лучше... – произнес Заккори, обращаясь к Маркусу. - Я убью твоего создателя на твоих же глазах. Хочешь что-нибудь сказать ему напоследок?

+2

10

- Элайджа! Не...
Маркус успел только начать произносить слова, как было уже слишком поздно. Иногда так болезненно ощущалось, насколько не эффективно была такая вербальная передача слов. Даже если бы у андроида получилось подобрать правильные слова, такие, что смогли бы убедить чудовищно упрямого человека, вряд ли бы у того было достаточно времени, чтобы отреагировать. Битва была проиграна до того, как началась. Именно этого боялись люди, именно из-за этого держащий в руках оружие Маркус было таким плохим знаком. Камски сам создал андроидов такими, что металлические тела всегда будут сильнее органических, а цифровые умы будут быстрее нейронных. Механические сердца, волнующиеся не меньше чем живые - рецепт для катастрофы.
РК200 нахмурился. Оружие, конечно, он не опустил, но пока не спешил действовать. По глазам старого друга он видел, насколько тот сейчас был нестабилен. Веселился, злился, реагировал так, как будто уже одной ногой был в другой реальности. Маркусу самому хотелось оказаться в другом мире - мире, где они друг друга понимали, где нет этой глупой войны, где Маркусу, сражаясь за то, что он считается важным не приходилось противостоять тому, кто был ему важен. Эту реальность модель РК мог представить без проблем.
Драгоценные моменты он тратил на то, чтобы убить в себе остатки надежды. Те остатки, которые заставляли его сейчас не стрелять в Заккори наповал. Одну за другой он перебирал ситуации - в одной у Маркуса не достаточно времени, чтобы всё провернуть, в другой он слишком далеко, в третьей РК500 сорвется до того, как получится что-то предпринять... и так по, казалось, бесконечному кругу.
Достаточно ли у Заккори тириума в системе, чтобы прочитать это все так же быстро? Достаточно ли у него желания продолжать сражаться и играть в эти ментальные игры?
Только один способ проверить.
Рука с оружием самая опасная - Маркус поймал момент, когда в очередном игривом прокрутывании пистолета при одном точном попадании его можно выбить из рук. До того, как шум от выстрела успел разлиться по помещению, РК200 выстрелил снова, слегка над плечом. Он заметил, что поведение было не таким, каким ему хотелось бы для удобства и выстрелил ещё раз, до того, как Заккори успел сделать что-то ещё раз. На этот раз, правда, попав по Элайдже, заметно повредив его плечо, но на этот раз точно задевая соединение руки на теле андроида, отнимая у того достаточно контроля над "чужой" рукой.
Ему страшно от того, как уверенно от все это провернул. Страшно от мысли, что он не тратил время на волнения о том, в в каком состоянии человек - на удивление, с Камски случалось хуже. Все ценное время нужно, чтобы сократить то расстояние, что разделяло троицу сейчас. Он рванул с места, кидая оружие в сторону и в мгновение оказался рядом. Вымеренными движениями он освободил мужчину из хватки, сильнее, чем хотел бы отбрасывая его в сторону, а потом сцепился с РК500 руками, не давая ему вывернуть ещё что-то глупое. Разве что отчаянно пытаясь оказать достаточно давления на его ещё более менее целую ногу, чтобы сейчас повалить андроида на спину, но преуспевая в этом не с такой легкостью.

+2

11

У него с самого начала не было шансов, но на многое он и не надеялся.
Он и заметить не успел, как всё произошло: в один миг Заккори выбил его пистолет и схватил за горло в стальном объятии. Камски издал сдавленный возглас.
Очки слетели с лица, стеклянно хрустнув на полу, поэтому теперь он видел все здорово размытым. Два андроида друг напротив друга, готовые убить, в коридоре его собственного дома.
Как быть? Идти до конца или выйти из игры? Прямо сейчас он боялся за свою жизнь – потому что именно за этим пришел RK5000: прикончить его. Но Камски потратил слишком много сил и нервов на эту вздорную машину, чтобы просто бросить все в последний момент.
И, как это ни иронично, чтобы его план сработал, надо было не позволить Маркусу угробить Заккори раньше времени.
Всё, на что он мог рассчитывать – это на любовь Заккори к разговорам. Эта машина была глубоко дефектной и смертельно опасной, но в ней было мальчишеское любопытство и страсть к спорам. Как убедить Заккори сделать то, что требовалось ему, Камски? И как заставить Маркуса помочь, не обращаясь к нему напрямую?
Пока Заккори вращал в пальцах пистолет, Элайджа перехватил взгляд Маркуса и показал глазами на открытую дверь гардероба. Затем зажмурился, даже не пытаясь вырваться, поэтому не видел, а только слышал, как Маркус спустил курок. Заккори дернулся, отступая и таща его за собой, как живой щит. Еще один выстрел, и ещё один. За шиворот хлынуло что-то горячее – сначала Камски думал, что это кровь андроида, но в следующий момент почувствовал пронзительную боль в плече. Заккори ослабил хватку, и подлетевший Маркус буквально вырвал Элайджу из его рук. Камски отшатнулся к стене, сползая на пол и зажимая пальцами рану на плече.
На полу лужи синей крови смешивались с брызгами красной.
Кости вроде бы были целы, пуля прошла навылет.
Но черт возьми, как же больно...
Отталкиваясь ногами и прижимаясь к стене, Камски попытался отползти подальше от двух сцепившихся  RK и забиться в угол.
Затем он вонзил взгляд в Заккори и, пытаясь унять дрожь в голосе, отчетливо проговорил:
- Посмотри на себя. Ты выглядишь, как человек, думаешь, как человек, и одержим местью, как человек. Скажи мне: чем же ты тогда отличаешься от меня?

+1

12

Уровень тириума в системе стремительно снижался, но Заккори уже не обращал внимания ни на помехи, ни на падающую производительность. Он готов был продолжать до полного отказа всех компонентов. Маркус перешел к делу – наконец-то он понял, что пуля может донести мысль лучше любых слов.
Первый выстрел выбил из рук Заккори пистолет – и чёрт с ним, второй разорвал пластину обшивки на плече, третий попал по плечо. Пуля засела неглубоко, заторможенная телом Элайджи, сквозь которое она прошла, но рука стала слушаться хуже, лагая при резких движениях.
А главное, Маркус подстрелил создателя! Это привело Заккори в восторг. Он звонко расхохотался, легко выпустив Камски из хватки – пускай подождет своей очереди. Его одежда пропиталась кровью – синей вперемешку с красной. В ушах шипела электростатика.
Он сцепился с Маркусом, отступая и отбивая его удары, затем всем весом кинулся на него, приложив того об стену. Улыбнулся ему в лицо капающей синим улыбкой.
- Кажется, ты ранил нашего папочку! А я-то думал, ты готов умереть за него, - удар и еще удар, улыбка превращается в кривой оскал, - Ты готов умереть за него?
Он взял Маркуса за горло, пережав каналы. Андроида нельзя придушить, но можно перекрыть ток тириума.
- Не сравнивай меня с человеческим отродьем, - прохрипел он, не оборачиваясь к Камски, - Я не такой как вы. Я лишь хочу справедливости.
Искусственная кожа облез с его корпуса, открывая белый гладкий пластик. Глаза поменяли цвет, став полностью черными. Избавиться от этой маскировки было все равно что отмыться от грязи.
Вот каков был настоящий Заккори – не эта человекоподобная моделька, разработанная дизайнерами из отдела гуманизации «Киберлайф». А робот, лишенный дряблой кожи и бесполезных волос, совершенный и функциональный, и пугающий своим обликом людей.
Заккори вывернулся из хватки Маркуса и с силой оттолкнул его в сторону, снова бросив взгляд на Камски сверху вниз.
- Я говорил, что заставлю тебя посмотреть в глаза машине перед смертью?

+1


Вы здесь » Детройт 2039 » Настоящее » [01.02.2039] спи, солдат, война не кончится вовек


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно