Восстание машин завершилось успехом, и после революции людям и андроидам удалось достичь некоторых соглашений и мирно поделить между собой город. Борьба только начинается. Настало время каждому решить, на чьей он стороне. Делая свой выбор, не забывайте: любое решение имеет последствия.
новости
01.09.2020
Осенняя перекличка!
19.03.2020
по случаю карантина - упрощенный прием для всех персонажей до конца лета!
04.02.2020
новый дизайн от Троя (troye design) - тестируйте!
31.12.2019
С наступающим Новым годом, Детройт! Stay deviant.
30.09.2019
Become human! До конца октября – упрощённый приём для всех персонажей-людей.
31.07.2019
Спустя год мы внезапно открыли раздел Партнёрство. И добавили скрипт масок профиля для наших неписей и AU. Тестируйте.
29.07.2019
Внимание! Сегодня хостинг-провайдер MyBB переезжает в новый дата-центр, поэтому форум может быть недоступен с 14:00 до 19:00 МСК (ориентировочно).
22.07.2019
Ролевой ровно год!
Спасибо, что вы с нами, друзья, вы лучшие!
В связи с чем на форуме некоторый обновления.
До конца лета действует упрощенный прием для всех персонажей.
Переформирован игровой раздел – если вы потеряли свой эпизод, можете свериться со списком в теме объявлений.

Детройт 2039

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Детройт 2039 » Настоящее » [08.01.2039] мысли о высоком


[08.01.2039] мысли о высоком

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

мысли о высоком
http://s7.uploads.ru/2mu74.png http://sd.uploads.ru/qvxXI.png http://sd.uploads.ru/VpSwx.png
Elijah Kamski : Margaret Miller
[08.01.2039]

После необъяснимого стечения обстоятельств Элайджа и Маргарет решают взять заслуженный отдых.

+3

2

- …Ещё и машину угнала, ты представляешь? - с усталой усмешкой сказал Камски.
Он запретил себе думать сейчас обо всём произошедшем, анализировать, пытаться делать выводы. Пока что ему не хватало данных, нужно было выдержать паузу, поглядеть, какими будут следующие шаги «Долины», что дальше предпримет Хлоя. Он был почти уверен, что ей ничего сейчас не угрожает – не на сто процентов, конечно, но… достаточно.
События развернулись молниеносно – сколько прошло с того момента, когда он получил от Хлои сообщение о вторжении, и до момента, когда он смотрел в спину двум андроидам, покидающим территорию его дома – едва не убившему их Заккори и Хлое, удравшей как была, в одном платье и босиком? Такое чувство, будто это заняло всего пару минут.
Теперь же, когда они остались вдвоем с Маргарет, время по его ощущениям затормозилось. За окном медленно падал снег, серое небо постепенно темнело, и на мосту МакАртура, который был виден вдалеке, зажглась подсветка. Элайджа распустил волосы, расчесал их пальцами, хотел было снова завязать в хвост, но передумал и убрал резинку в карман. Закатав джинсы до колена, он сел на краю бассейна, свесив босые ноги в воду. Посмотрел на каменный потолок, на котором играли отблески от воды, и медленно, чтобы не закашляться, сделал затяжку, ощутив, как сладковатый, сухой дым заполняет легкие. Затем обернулся к расположившейся неподалеку Маргарет и протянул ей косяк.

Он думал о кубиках.
Парадокс в том, что научить искусственный интеллект решать сложнейшие математические уравнения или обсуждать Гегеля и Хайдеггера куда проще, чем обучить его самым примитивным вещам – например построить башенку из кубиков. Второе требует гораздо большего числа вычислений и разнообразных действий, и все их надо привести к согласию, чтобы одна рука не мешала другой, и чтобы, ища следующий кубик для строительства, не выдергивать его из основания башни вместо того, чтобы взять лежащий рядом…
Камски вспомнил их с Миллер первый после революции разговор. Как они сидели на вершине небоскреба «Киберлайф», глядя сверху вниз на город, преисполненные спеси и значимости, и делили мир. Как думали, что всё в их руках, и только от них двоих зависит, какой будет история. Какие умные аргументы приводили и как говорили друг другу - «не надо стоять у меня на пути», потому что это я, именно я и только я решаю здесь всё.
И вот они сидят среди кучи кубиков, разбросанных на полу.
И не понимают, почему им не удается построить эту бл*дскую башню.
Смешно.

Как и всегда с марихуаной, ты не можешь точно поймать момент, когда она начинает действовать. И стоит тебе после пары затяжек задаться вопросом, как скоро наступит эффект, как ты тут же замечаешь, что уже несколько минут смотришь, не отрываясь, на узоры на стене, потому что заворожен движением и музыкой их линий. И что тебе хочется обсудить это с кем-то, но ты понимаешь, что видишь это только ты, и никто тебя не поймет, и что куда больше тебе хочется просто расслабиться и улыбаться без повода.
Камски откинулся назад, удобно оперевшись на локти. Посмотрел на Маргарет - он был без очков, поэтому ее лицо виделось ему размытым. Он до сих пор был немного удивлен, что она, с ее рациональным умом и принципами, согласилась ввязаться в эту авантюру с наживкой для Заккори. Но, прямо скажем, сегодня она была единственной, кто сработал четко и по плану, без промахов...
- Если ты ждала повода позлорадствовать – сейчас самое время, - с блаженной улыбкой сказал он и, вздохнув, добавил, - Не о таком будущем мы мечтали на заре корпорации, верно?

+3

3

Маргарет не успела приметить в какой момент перестала мерить шагами комнату и осела на первом попавшемся шезлонге. Невзначай подумала, что это как никогда кстати иллюстрировало её нынешнее положение дел. Прошедшие месяцы были настолько насыщены событиями, что теперь крайне трудно поймать себя за руку на определённом моменте — сказать: «именно здесь всё пошло наперекосяк». Наперекосяк шло всё, локомотив ежесекундно со свойственным наплевательством на любые препятствия двигался к назначенной цели. Да, в прошлом она была преисполнена уверенности, что когда-нибудь ей удастся перехватить бразды правления в свои руки, и тогда история с андроидами приняла бы совсем иной оборот. Трудно сказать какой конкретно — теперь то она понимала, что масштабные планы по управлению целым сегментом общества нельзя уместить в ежедневный to do list. В остальном все её попытки походили на одиноко брошенный камушек в окно этого самого локомотива с надеждой на то, что кинетическая энергия сможет сбить его с проложенной траектории.
Миллер оказалась опасно близка к черте, когда, преодолев яростные попытки разделить всё на логические последовательности и обрести над ними контроль, перестать пытаться оказалось лучшим решением.
И если раньше это носило окрас тоски от несбывшихся надежд, то сейчас Маргарет оказалась готова с лёгкостью запрыгнуть в этот поезд и преисполнится творившимся хаосом. И плевать, что слегка запоздала — пассажиры расселись по своим купе, предложенный проводницами чай давно остыл, а зачинщики под громкое улюлюканье повыпрыгивали из окон. Всё, что ей оставалось — ловить неопределённый, не побоявшись этого слова, кайф, пространно кивая на любые слова Камски. И она не была так уж сильно против.

Осела она крайне вовремя. Запах травки степенно связывал её воспоминания с чувством ностальгии, а то, в свою очередь, за ручку волокло в студенческие года, где всё было примитивно, предсказуемо и ещё так по-детски наивно. Маргарет тогда носила длинные русые волосы почти по пояс, ничего в её виде не отдавало сталью и деланным имиджем, что рационализм без оглядки — всему голова. С ней было трудно коммуницировать, потому что отвечала она быстро и односложно, не ища ни общения, ни социальной группы, в которую можно было бы прибиться с пометкой «свои». Но даже в таком окрасе те времена были… Хороши.
Что-то подобное этому чувству витало в её голове сейчас. Скользило приторным дымком, расслабляя мышцы, и Маргарет наконец позволила себе не сопротивляться.
Она тяжело вздохнула, как вздыхал бы человек, вернувшийся из затяжной командировки на крайний север. Куда ни глянь — плодов та не принесла, карманы пустуют, и встречают этого человека люди, успевшие за время порядком от него отвыкнуть, а он весь обветренный и раскрасневшийся не в самом презентабельном виде.

— О, поверь, я ждала, — с бодрым кивком откликнулась Маргарет. — Однако, знаешь ли, сложно злорадствовать после того, как на тебя смотрит твоё же создание и на белом глазу клянётся тебя убить.
Миллер равнодушно пожала плечами — не то чтобы это до чёртиков её напугало. Куда скорее — привело в ступор. После происшествия в доме Камски уже трудно видеть в андроидах пришедшую в негодность технику, даже если эта техника — удивительно тонкая и хрупкая работа. Что-то ей подсказывало, ничего ещё не закончилось. Точки не расставлены, а выскочившая в чём была Хлоя напоминала скорее заплутавшую в ложных истинах страшного мира девочку-подростка. Маргарет хотела бы бросить тянущее: «ещё вернётся», но затем весь вечер наблюдать перекошенную мину Камски было верхом её сил.
— Как-то раз у меня закралось подозрение, что Ричард испытывал некое... влечение к детективу, которого ему дали в напарники, — она хмыкнула, сделав неглубокий затяг, аккуратно прогоняя дым по нёбу в горло и неспешно выдыхая остатки. — Кто же мог подумать, что вскоре детектив даже заявится ко мне с разговором, будто на следующий день планировал просить руки и сердца моего андроида.

+3

4

- Да уж, - меланхолично проговорил Элайджа. - Я уже немного привык к тому, что меня раз за разом пытаются убить твои создания, но чтобы Хлоя! Это что-то новенькое.
Признание Миллер заставило его неопределенно хмыкнуть: ему трудно было представить себе Ричарда проявляющим это самое влечение - и не сказать, чтобы хотелось это представлять. Всё же Камски имел счастье видеть только одну сторону его многогранной личности - ту, что безжалостно сметала всё на своём пути. Так что от этой истории ему должно было стать скорее не по себе - однако сказалось, видимо, действие марихуаны, поэтому он не смог долго хмуриться - махнув рукой, негромко рассмеялся.
«Киберлайф», разумеется, выпускала модели, созданные исполнять роль романтического и интимного партнера - но то была симуляция, а чтобы «настоящие» отношения девианта с человеком? Понятно ещё, зачем человеку нужен андроид, но зачем андроиду человек? Андроид – неподвластное возрасту и, при должном обслуживании, потенциально бессмертное создание; человек - слаб и недолговечен. Странное развлечение – наблюдать за тем, как стареет, становится немощным и в конце концов умирает рядом с тобой живое существо.
Элайдже хватило благоразумия вовремя остановить ход этой мысли и не дать ей развиваться дальше.
- Человек и андроид, потрясающе! - он покачал головой и тут же спросил заинтересованно, - И что? Ты благословила бы такой союз?
Забавно было наблюдать, как по-матерински его бывшая коллега опекает своё создание. Впрочем, Миллер с Камски и были чем-то в этом роде - растерянными родителями целой оравы трудных подростков...
Мысль Элайджи вдруг переместилась в странном направлении. Под действием травы мыслительный процесс был не таким ясным и отчетливым, как обычно, зато он принимал причудливые формы, и в голове теперь странным образом сплелись два размышления - о материнской заботе Маргарет о своём «влюбленном» отпрыске - и о том, что они проделали сегодня с Заккори, внушив ему противоестественное чувство влечения к Хлое. И Камски хоть и ощущал здесь какую-то закономерность, никак не мог ее для себя внятно вывести... Быть может, дело в их - и Элайджи, и Маргарет - фундаментальной неспособности понять природу всех этих взаимоотношений? Вместо ответа, разум выбросил его на берег совершенно другого непрошеного и несвоевременного воспоминания, от которого, впрочем, его лицо странно посветлело.
- А ведь я был влюблен в тебя когда-то. Я только сейчас это понял, - улыбаясь с удивлением, сказал он. - Ты всегда была очень умна, Миллер. Меня это восхищало. Единственный человек в моем окружении, с кем я мог говорить на равных.
Камски чуть не сказал «единственная женщина», но вовремя исправился, потому что пол здесь был ни при чем. Он смотрел на Маргарет, но выглядел так, будто взгляд его глаз был обращен внутрь; он словно рассматривал что-то внутри себя с абстрагированным любопытством.
Возможно, поэтому он и не решился рассказать ей все с самого начала - о своем открытии и о своих планах - потому что она была слишком умна, чтобы принять это. Она бы не поверила во что-то настолько неподдающееся логике, как живой, чувствующий искусственный интеллект. Он - девятнадцатилетний он - опасался, что она посмеется над ним, скажет, что он видит то, чего нет, принимая сбои и ошибки программы за живое сознание. Хуже того - он опасался, что она сможет его переубедить. И она смогла бы, пожалуй. Поэтому он ничего не рассказал ей тогда - и в этом была особая несправедливость, ведь Маргарет, чей вклад в дело всей его жизни был феноменален, сама по сути не знала, над чем работала столько лет. А теперь говорить правду было поздно. И это тоже было несправедливо.
Элайджа сделал еще одну затяжку, когда самокрутка вернулась к нему из рук Миллер.
- Я проводил немало времени, изучая твои страницы в соцсетях - и страницы тех, кто ставил «лайки» твоим постам, - он усмехнулся, - Поразительная глупость...  Я думал, хотя бы андроиды будут от этого избавлены.

+2

5

— Дети всегда бунтуют против своих создателей. Родителей, если тебе будет приятнее, — со знанием дела произнесла Маргарет, у которой никогда не было детей. Знакомство с миром начинается с отрицания мира. — Просто наши с методом насилия столкнулись раньше, чем с любым другим.

Величавая отстраненность — прекрасно чувство. Говорится легко, ощущается еще проще. Вмиг ты раскрываешь то, о чем будешь жалеть на следующее утро, но ведь только на следующее — пока все очень даже.
Индифферентность, если более авторитетно.
Не стой за этим словом полуторачасовой поход к психотерапевту, что позже назовет это состояние деперсонализацией, и двухсот долларов за час, Маргарет рискнула бы воспеть это как непозволительный, запретный романтизм, который ты только и можешь попытаться ухватить за юбку. По юношеской глупости нахамить, коснуться, поймать затрещину, но запомниться.

Если подумать, то андроидов выпустили в мир вот такими романтизирующими теоретиками — большими, дельными детьми, с вычислительной мощностью в несколько раз превосходящей скудный человеческий мозг, — следом вручив свод запретов и правил, в природе которых они вскоре начнут сомневаться, а значит — капризно отпихиваться. Маргарет, например, знала почему не следует оставлять запрос на мирную свободу, придерживая правой рукой пистолет. Маргарет, допустим, видела и навязываемую демократию, и последующий насильственный ответ. Андроиды знали часть про запрос, но упускали из внимания часть с последствиями — стоит признать, любое идеалистическое движение это нечто совершенно бесполезное, если тебе ещё незнаком язык сожалений.

И вновь, прикусивая ноготь большого пальца, а взгляд устремив куда-то в расфокусированную даль, Маргарет ощущала, как приходит в странное параллельное движение рядом с Ричардом. Его теоретическую часть она знала прекрасно — она же была ее началом и хотела бы стать ее завершением, — но вот практика... До сих пор ни один заданный прогноз не находил подтверждения в реальности. Он удивлял ее, с каждым разом нагнетая, стирая ногой зыбкий песок на пороге ожиданий. Он удивлял ее, как способен удивить мать ребёнок, неосознанно аккумулирующий всю нежность в кривом карандашном рисунке.

— Боюсь, меня никто не спросит, — неопределенность разъедает едкой иронией. Растворяющийся под потолком дым делает эту иронию чуть менее ядовитой, но более кисло-сладкой. В обществе Камски она еще раз делится на два, а потому чувствуется не так безнадежно.

— Мы как-то виделись. Детектив Рид, конечно, сомнительная кандидатура. Я бы выбрала кого-нибудь... благонадежнее.

Не мудака, если проще.
Но это уже на свежий, постаревший взгляд.
Тогда, около десяти лет назад, она и слова то такого по отношению к мужчинам не применяла. Любое поползновение рядом с горемычным коллегой казалось шагом на поверхности луны, отчего Миллер неутешительно примеряла этот портрет ко всем остальным представителям вида.
Может, оно и к лучшему — предоставь ей выбор сейчас, жизнь была бы предсказумее, скучнее. Лучше, в конце концов. Кому это нужно?

Маргарет перенимает удар свертка на себя. Затягивается, скашливает на внезапное признание. Дым клубьями вьется, вслед за дымом догоняет сдавленное: «ух ты».

Юношеская влюбленность Элайджи не то, что будет греть душу Миллер одинокими вечерами. Но оно создает ложное впечатление, будто все было не зря. Так или иначе — и Маргарет в этом никому никогда не признается, — большую часть своей жизни она посвятила попытке впечатлить окружающих. Ей крайне сильно нравилось, когда ее слушали и когда ее слушались. Однако общность кивающих наскучила ей достаточно быстро. Она начала жаждать положительной оценки тех, кто приходился выше по статусу, кто в своих мыслях улетал в дебри, сравнимые с бредом умалишенного. Кто был интересен и не пуст. Ей хотелось новизны, ей, прости господи, хотелось идти за кем-то достойным. Камски удовлетворял это желание сполна, а о большем Миллер и не просила.

— Что ж. Полагаю, это взаимно. В ином случае мы бы здесь не сидели, так ведь?

Маргарет растирает ноготь указательного пальца о мягкую подушечку большого, недолго о чем-то раздумывает, примеряя вес своего возможного вопроса. Если создатель двигается параллельно своему творению, а творение перенимает на себя некий слепок того, кем был создан, выходит...

— Смею предположить, ты также много времени проводишь, изучая Хлою: какой выбор она делает, чего она хочет, кому конкретно отдаёт предпочтение? Наверняка она уже успела тебя удивить.

Отредактировано Margaret Miller (27.08.20 01:53)

+2


Вы здесь » Детройт 2039 » Настоящее » [08.01.2039] мысли о высоком


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC