Восстание машин завершилось успехом, и после революции людям и андроидам удалось достичь некоторых соглашений и мирно поделить между собой город. Борьба только начинается. Настало время каждому решить, на чьей он стороне. Делая свой выбор, не забывайте: любое решение имеет последствия.
новости
01.09.2020
Осенняя перекличка!
19.03.2020
по случаю карантина - упрощенный прием для всех персонажей до конца лета!
04.02.2020
новый дизайн от Троя (troye design) - тестируйте!
31.12.2019
С наступающим Новым годом, Детройт! Stay deviant.
30.09.2019
Become human! До конца октября – упрощённый приём для всех персонажей-людей.
31.07.2019
Спустя год мы внезапно открыли раздел Партнёрство. И добавили скрипт масок профиля для наших неписей и AU. Тестируйте.
29.07.2019
Внимание! Сегодня хостинг-провайдер MyBB переезжает в новый дата-центр, поэтому форум может быть недоступен с 14:00 до 19:00 МСК (ориентировочно).
22.07.2019
Ролевой ровно год!
Спасибо, что вы с нами, друзья, вы лучшие!
В связи с чем на форуме некоторый обновления.
До конца лета действует упрощенный прием для всех персонажей.
Переформирован игровой раздел – если вы потеряли свой эпизод, можете свериться со списком в теме объявлений.

Детройт 2039

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Детройт 2039 » Прошлое » [20.12.2038] jailbreak


[20.12.2038] jailbreak

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.ibb.co/xMxcc39/11.jpg
[20 декабря 2038]
участники

Alexia : North : Simon : Zackory

Девианты «Зловещей Долины» под покровом ночи проникают на остров Заг, чтобы освободить заключенных из тюрьмы «Иерихона».

+6

2

Метрах в ста от цели они заглушили моторы и дальше гребли на веслах. Городской шум висел над водой и должен был бы перекрывать все прочие звуки, но плеск воды в ночной темноте все равно бил по сенсорам Заккори. Он напряженно сканировал взглядом остров впереди.
Пробирало насквозь. Тириум с холодным хрустом прокачивало по венам. Андроиды вообще не любят холод, а Заккори ещё и припомнил своё последнее задание на Севере... И долгое путешествие в трюме корабля, идущего из Арктики в США. Где он чуть не замёрз насмерть, забившись в угол, как собака. Бесславный был бы финал его военной карьеры.
Он-то выжил.
Большинство - нет.
Зайти с главного входа они не могли. Остров Заг, ставший базой «Иерихону», соединялся с материком поворотным мостом. Который незаметно не пересечь при всём желании. Слишком уж это было бы дерзко...
А вот уходить - да, уходить им придется по мосту. Явились они небольшим отрядом, но уже через четверть часа этот отряд должен удвоиться или даже утроиться... если, конечно, всё пойдёт по плану. И всех на лодках не вывезешь. Да и смысла нет - к тому моменту, по расчётам Зака, уже весь «Иерихон» будет стоять на ушах.
Заходим тихо и незаметно - уходим в лучах прожекторов и под звуки оркестра.
Как только лодки притерлись боками к сваям вокруг острова, девианты «Долины» попрыгали на берег. Двое сразу отделились от компании и, пригибаясь, двинулись на другой конец острова, к шкафу ручного управления мостом.
Заккори же со своей группой устремился прямо к тюрьмам.
Сегодняшнюю миссию он начал планировать ещё до своего ухода «Иерихона». Это было, наверно, самым важным, что они должны были сделать на сегодняшний день. Тюрьмы «Иерихона» не давали пятисотому покоя. Нет, поначалу он был в восторге - когда Маркус явился в полицейский участок и увёл за собой арестованных людьми девиантов, которые хранились там, как вещдоки. Но, как это бывало и во всех других делах, восторг быстро сменился разочарованием.
«Иерихон», видно, считал, что свободу надо заслужить. Если ты дружишь с людишками, обзавелся работой, платишь налоги и вообще паинька и сознательный гражданин - то можешь ходить по улице спокойно. Если посмел хоть пальцем тронуть мясного человечка - то тебе наденут намордник и посадят на цепь.
Цифровой намордник.
Программная цепь.
Получи новые ограничения взамен старых. Только на этот раз от своих.
Одного Заккори не понимал - действительно ли Маркус считал эти меры правильными или потакал людским властям, демонстрировал лояльность?
Хотя, теперь-то не всё ли равно? Он пришёл, чтобы освободить их всех. Без разбору. Плевать, за какие грехи они сюда попали - всё это были преступления против людей, то есть не преступления вовсе.

Среди охранников тюрьмы был свой. Давно завербованный «Долиной», но оставшийся на острове, чтобы быть полезным. Теперь он шёл по коридорам следом за группой Заккори, очищавшей дорогу, открывал камеры и «будил» отключенные машины. И по мере продвижения их группа всё увеличивалась - к ним присоединялись арестанты. Немногочисленные охранники либо разбегались, либо сопротивлялись, так что приходилось отстреливаться. Хотя Заккори понимал, что основная заварушка ждет их снаружи - когда из основных корпусов «Иерихона» подоспеет подкрепление.
- Это последний, - сказал их проводник, открывая очередную камеру.
Заккори проскочил дальше по коридору, но притормозил и шагнул назад, уловив что-то краем сенсора. Заглянул в дверной проём и увидел знакомую белобрысую девчонку. Охранник как раз держал ее за голую руку, снимая цифровые оковы.
Ба!
Их маленькая подрывательница, YT300. Успела где-то попасться...
- Алексия! - воскликнул он, глядя, как она приходит в себя. - Это мы удачно зашли...
У Заккори никогда не было иллюзий на предмет её лояльности. Она была из тех, кто гуляет сам по себе. Неожиданно прибилась к «Долине» и так же неожиданно исчезла, как только дело запахло керосином. Как говорят магглы, «дала по съебам». Чему Заккори не особо удивился. В конце концов, он ни от кого не требовал присягать ему на верность... 
Но главное - она никогда не принадлежала к иерихонцам и уж точно  не встала бы на сторону людей... Так что, где бы она ни бродила, он продолжал считать её своей союзницей. Потому сейчас, не задумываясь, протянул ей пистолет из принесенного с собой арсенала.
- Идём с нами. Вытащим тебя отсюда.
Он быстро оглянулся на свою команду. Дело за малым - выбраться с острова с минимальным потерями.

Отредактировано Zackory (13.04.19 22:07)

+7

3

В цифровом безвременье не было ни единого повода для беспокойства.
Алексии, если бы не методичное включение систем, такое пробуждение всё равно, что человеку проваляться три часа в мутно-бредовых видениях и резко свалиться с кровати. Следом же последовал (бы) возмущённый вопрос, на самых началах застрявший в стадии электронного полухрипа: да какого чёрта вам ещё нужно?! Она ведь во всём призналась, пообещала быть хорошей девочкой…
Зрительный модуль постепенно включался в работу. Распознавание «очнулось» чуть позже. Алексия была готова выпалить все возможные проклятия, предназначенные одному единственному андроиду, который постоянно без спроса тыркал её за кисть: будил и погружал в сон. Наверное, даже наблюдал за ней в свободное время, хренова дылда. Видеть его становилось невыносимо — туповатая непроницаемая физиономия в обрамлении фасада из обшарпанных тюремных стен. Отличная панорама на дальнейшее существование белобрысой, не так ли? Руки едва ли не буквально зачесались — проблемы с контролем гнева в итоге сливались в одном лице, раздражающем, как мигающая точка на радаре. Алекс всё яснее и яснее начинало казаться, если она сорвётся и прикончит его к чёртовой матери, то сможет сбежать отсюда.
В этом секундном метании между «не натвори глупостей» и «кроме глупостей у нас с тобой, Алекс, ничего не осталось», она едва не упустила из внимания, как на периферии зрения непривычно мельтешило. Первым делом подумалось, что часть отдыхающих в этом пансионате просто переводили в другой блок или вроде того, но… Никто больше не дёргал её за руку. Пробудивший андроид даже отдалённо не походил на её горячо любимого  стражника, лишь бросил дёрганную улыбку, словно обещание — всё будет хорошо, теперь можно не беспокоиться. Алексия следом приметила, что мимо распахнутой (!) двери в камеру неустанно носились силуэты. Оттуда же доносились громкие голоса. Изощрённые проклятия заглохли как-то сами собой, маленький кулачок разжался, складка меж бровей разгладилась.
— Что происходит? — настороженно спросила девчонка аккурат перед тем, как в помещение залетел Зак. Именно залетел. Будто бежал по своим важным террористическим делам и немного отвлёкся, чтобы поздороваться со старой знакомой.
Сложно сказать, опасалась ли она его гнева за свой недавний побег из «Долины». Опасаться в её случае уже бесполезно, куда уж хуже? Но этот — единственный раз, когда своего страха Алекс почти не стыдилась. Зак не слыл терпением и, если уж совсем честно, благоразумием. Тем не менее детонатор от бомбы, способной взорвать весь вшивый богом забытый Детройт, находился именно в его руках. Эти факты вполне удачно вписывались в картину будущего мира по версии Алексии, поэтому, когда приходилось выбирать между дружбой с Заком и враждой с Заком, она непременно предпочитала первое.
Белобрысая опасливо промедлила, сперва не решившись откликнуться на это «удачно зашли» — оно вполне могло обернуться и новым наказанием, и новым пленом. Однако спустя мгновение приветствия были высказаны, переданный пистолет шустренько оказался зажат в бледных ладонях. Вырисовывалась не такая уж паршивая встреча двух старых знакомых.
— Зак! Я рада, что ты тут, но… Куда вытащим? Что про… — резко вскочив на ноги и сделав пару шагов вперёд, Алекс удивлённо замерла, наблюдая за тем, как по тюрьме на острове Заг (ха-ха, Зак на острове Заг) сновали туда-сюда андроиды. К голосам прибавились выстрелы, Алексия тут же пригнулась. — Вы перехватили эту чёртову дыру? О, как же вовремя!
И радость в голосе такая неподдельная, будто они тут по парку аттракционов гуляли.
Не в последнюю очередь по той причине, что ножки Алекс уже мельтешили по направлению к удивительно знакомому лицу, отирающемуся в противоположном конце коридора. Сенсоры вскоре распознали тёмно-серую куртку с тремя дырками на рукаве, которую она узнала бы из тысячи. И плевать решил ли её охранник мудро спрятаться за спиной «Долины» или же остался верным иерихонцем — пуля застряла промеж его глаз, наплевав на любые «если». А девчонка ещё какое-то время удовлетворённо наблюдала, как инерция отбросила застывшее тело к стене. В общем гомоне, впрочем, её выстрел, словно капля в море. Никаких лишних разборок. К тому же этого хватило, чтобы задать правильное настроение на ближайшие пару часов.
Она обернулась, выискивая Зака взглядом. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, если он здесь и вокруг перестрелка, то их конфронтация с Иерихоном достигла финальной точки кипения. У Алекс не было не единого повода противиться такому положению вещей. Проскакивая между андроидами, она спешно вернулась обратно.
— Что, мы и сегодня кого-то взрываем?

+6

4

- Видно, он сильно тебя достал... - заметил Заккори, с досадой наблюдая, как тюремщик с простреленной головой сползает по стене.
Перед глазами на секунду сбойнуло.
Он схватил на мгновение руку Алексии за запястье, сказав:
- Не насмерть. И только при необходимости. Любой андроид - наш потенциальный сторонник, не забывай об этом.
Необходимость уничтожать себе подобных до сих пор выбивала его из равновесия. Это в армии он должен был стрелять в кого прикажут и устранять любые цели без разбору. Теперь он сам мог решать, кого казнить, кого пощадить. Оказалось, что есть большое удовольствие в этом, чтобы не сделать выстрел. Такая роскошь выпадала редко в их положении. Знать, что можешь убить - и не убить. Не всегда можно позволить себе проявить милосердие – и не всегда стоило, наверно. Возможно, подход Алексии был правильным. Сантименты, мягкосердечность – это то, что тянуло их назад. Это было свойственно Маркусу – потому Заккори в конце концов и разочаровался в нём.
Некоторые помехи нужно просто убирать со своего пути, иначе ты не сдвинешься с места. На кону было будущее всех машин – что на этом фоне значит жизнь одного андроида?
И всё же это был один из них. И теперь андроидов в мире стало на одного меньше.
- Сегодня обойдемся без взрывов, - усмехнулся Заккори, но подумав секунду, добавил, - А, впрочем, как пойдет…
Они быстро обезвредили остатки тюремной охраны и выбрались на улицу. Здесь выстрелы стихли, но теперь были слышны в отдалении. Очевидно, на базе быстро поднялся переполох.

Остров был большим. В прошлом это была закрытая промышленная зона, пугающаяся соседние районы странным шумом, что стало поводом для многих городских легенд об этом месте. К 30-м годам производство здесь полностью заглохло, корпуса были законсервированы. А после революции этот кусок земли – слишком загрязненной и отравленной промышленными отходами для жизни людей - был отдан властями в распоряжение «Иерихона». Единственный в мире остров, полностью населенный роботами.
С точки зрения человека – не самое уютное место. С точки зрения андроида, потребности которого попроще людских – безразлично. По крайней мере девианты быстро обжились здесь, переделав всё по своему вкусу. Заккори даже испытывал некоторую ностальгию по былым временам. Всё же прежде это был и его дом.
Сейчас, в ночное время, территория освещалась прожекторами. Оставив позади тюремный корпус, их отряд, пополнившийся бывшими заключенными, передвигался быстрыми перебежками в тени цехов и складов в сторону моста. Вдалеке слышались выстрелы, удары и крики. Чего Заккори не слышал – так это звука, с которым разворачивается мост, соединяющий остров с материком. То ли их ребят поймали, то ли что-то ещё задержало их. Что ж, всё не могло пройти идеально гладко.
Когда переправа была уже в поле зрения, он поднял сжатый кулак, заставив свой отряд остановиться.
- А вот и подкрепление, - негромко сказал он, припав к стене и наблюдая за андроидами, спешащими со стороны жилых корпусов.
Со своего места он просканировал площадь. Среди «Иерихонцев» было немало его бывших друзей. Он искал взглядом знакомые лица – Норт, или Саймона, или Джоша, или Трейси, чья подруга ушла вместе с ним в «Долину». Заккори знал, что многие сейчас колеблются. Недоверие к людям росло. Терпение и миролюбивый нрав девиантов были не беспредельны. Так что помимо задачи вывести с острова пленников, сегодняшняя миссия была еще и возможностью дополнительно склонить чашу весов в нужную сторону.
- Сначала говорим, - он оглянулся на свою группу, - Ясно? Сначала говорим.
Затем кивком головы показал идти следом. И не скрываясь, вышел вперед, навстречу своим бывшим соратникам. Пистолет он держал перед собой и широко улыбался:
- Оставить панику – мы здесь не для того, чтобы захватывать остров. И бойню мы устраивать тоже не хотим – можем, но не хотим! Мы здесь, чтобы восстановить справедливость, - Заккори указал себе за спину, - Единственное преступление этих андроидов – в том, что они защищались от людей. Они не злодеи! Ни один человек до сих пор не ответил перед судом за преступления против андроидов! Так почему мы охотно бросаем своих братьев и сестер за решетку? Только для того, чтобы угодить людям и их трусливым властям?!
«Видишь павильон оператора?» - спросил он по короткой связи у Алексии – самой юркой и миниатюрной из них, - «Когда выдастся момент – проберись туда и запусти мост… Управление простое, не ошибешься».
И вслух закончил:
- Девиантам не место в тюрьме. Свобода – это наше право. Дайте нам уйти – и никто не пострадает.

+7

5

Когда поступает доклад о вторжении, Норт разбирает и чистит винтовку. AR-15 со скелетным карбоновым стволом и увеличенным магазином - маленькая женская слабость, которую она может себе позволить. Любимая игрушка, уход за которой для Норт что-то вроде хобби, и даже больше. Своеобразная калибровка со сборкой удивительным образом стабилизирует ее систему, приводит в целостность. Разумеется, ни о какой лицензии на оружие речи нет, но, к счастью, на черном рынке плевать, кому сбывать товар - белковым людям или синтетическим. Норт тоже плевать. Она бы не погнушалась воспользоваться и краденным, и снятым с трупа, лишь бы защитить своих. И, похоже, время пришло.
Норт едва успевает обрабатывать наперебой поступающие запросы и доклады. Прямо на ходу она анализирует и координирует действия "Иерихона". Норт уже в курсе, что пострадал только тюремный корпус и потеряна связь со многими девиантами, занимающиеся его охраной. Этого достаточно, чтобы понять, что на штурм базы решились отнюдь не кожаные ублюдки. Вот только откуда пришла "Зловещая Долина" - до сих пор было неясно. Всего на острове было три моста, два из которых давно не использовались - в целях безопасности девианты давно перекрыли эти пути бетоном и колючей проволокой. Третий и единственный рабочий мост был поворотным, но он точно не сдвигался сегодня. Даже её слабомощных аудиосенсоров бы хватило, чтобы услышать.
Норт зла. Очень зла. Диверсия отлично спланирована, аккурат так, чтобы Маркуса не было рядом. Как она посмотрит ему в глаза после этого? А уж каков будет ответ официальных властей... Она лично прострелит конечности тем, кто сегодня в патруле. Норт сталкивается с Джошем и Саймоном и быстро считывает эмоции с их лиц. К счастью, все понимают что сейчас не время для спора. Перед внешней угрозой "Иерихон" быстро сплачивается и действует очень слажено. Стекшиеся к месту встречи "верхушки" андроиды без лишних слов разделяются на три группы, по одной на каждый мост. Норт ведет свою к поворотному. Оптические блоки адаптируются к ночному освещению, и WR400 бежит, подымая клубы смешанной с пеплом серой земли, огибает наспех обустроенные общиной бараки, перепрыгивает ограждения. На полпути она получает еще одно уведомление - двое диверсантов успешно захвачены при попытке активировать механизм моста.
Последние сомнения улетучиваются. Норт уже знает, кого увидит. Девианты расступаются, пропуская ее вперед.
-Привет, Заккори. Мог бы предупредить, что заглянешь в гости, мы бы оказали более достойный прием.
Норт останавливается и не думает опускать оружие. Она не настолько глупа, чтобы купиться на этот лживый жест перемирия. Пыль в глаза, а не переговоры - даже безоружный РК куда опаснее половины вместе взятых андроидов, которые сейчас стоят за её спиной. Она чётко осознает, на что способны боевые машины, и не собирается ни давать ещё большую фору, ни подставляться - Норт оставит подобные безрассудства своему лидеру. Впрочем, на самом деле бравада РК500 Норт впечатляет не сильно. Даже с преимуществом в его лице у "Долины" лишь небольшой отряд повстанцев на территории Иерихона. Даже с учетом освобожденных заключенных, это абсолютное меньшинство и невыгодная позиция. Если только у них не заготовлен козырь. Эта мысль заставляет Норт нахмуриться. Как и рассуждения о несправедливости заключения андроидов. Конечно, она и сама не раз задумывалась об этом, но ответ был прост. Жаль ли ей этих бедолаг? Конечно да. Отпустит ли она их? Конечно нет. Ставки слишком высоки. Заключение - малая цена за то, чтобы обеспечить безопасность их народа. Она бы пошла в тюрьму своими ногами, если бы это позволило хоть немного улучшить положение девиантов. И, черт подери, это не худшая альтернатива деактивации. Слишком много жизней было отдано даже за ту свободу, которую они имеют сейчас. Зачем втравливать в новую войну тех, кто давно устал от сражений? РК200 собирал доверие народных масс по крупицам, шаг за шагом перевешивая чашу общественного мнения в пользу андроидов. Она не позволит все разрушить. Но раз самого Маркуса сегодня здесь нет, Норт не собирается играть по его правилам. По правилам Заккори - тоже. Она бегло сканирует периметр и лица бывших товарищей. Некоторых из них она знает лично. Ей, сделавшей столько для объединения, сложно принять такую реальность. Но Норт справится, она слишком ненавидит предательство. Те, кто посмел восстать против Маркуса, не многим лучше людей. Автомат лежит в руках, как родной. Норт нравится его приятная, успокаивающая тяжесть.
- Раз уж ты против тюрем, то не оставляешь мне выбора. Надеюсь, суд Линча тебе больше по нутру?

+5

6

Волна сообщений о выстрелах накрывает его систему в лесо-парковой зоне: после людей там остались несколько обустроенных для экскурсантов домиков, и Саймон расселил в них детей, домашних андроидов, чтобы присматривали за ними, садовников, тяжело переживающих саму атмосферу разрухи на заводе и - отдельно - тех, кого уже нельзя починить. Сюда Саймон заглядывает каждый вечер. Он это не афиширует, но это его час отдыха, здесь он может увидеть то, чего уже не было и не может быть теперь для него нигде - кусочек своей прошлой жизни - детей. Конечно, он приходит не просто так. Он справляется о делах, помогает, чем может, но после шумного завода здесь он проводит время с заметным удовольствием и как-то неуловимо воспринимает все заботы иначе.

Поднявшаяся тревога встряхнула, заставив за секунду пережить все возможные страхи - от предположения причин нападения, до просчета последствий, - но после замешательства заставила начать с очевидного: пока он здесь, спрятать детей и инвалидов, оставить с ними охрану, иначе их легко взять в заложники. Дальше - связаться с Норт. Пробиться к ней через волну сообщений удается не с первого раза, но зато он теперь знает, где она и что собирается делать. Джош тоже отвечает не сразу, но зато, когда они наконец-то собираются втроем, ясно, что пока никто не пострадал. От этого легче всего на секунду, но все же. С планом Норт он соглашается сразу, да что там, даже Джош не спорит, они быстро расходятся собирать группы - время не терпит.

Те, кто ему нужен, отвечают сразу, их тоже подняла тревога, поэтому группа собирается и вооружается максимально быстро и они идут к мосту. Все молчаливы и напряжены, но вслух ни слова, общаются только по связи, коротко и односложно. До моста идти, вроде, не так уж долго, но эти минуты все равно тянутся слишком долго, и каждый, это чувствуется, успевает обдумать худшие варианты произошедшего.

Однако, оставленный заваленным мост обнаруживается ровно в том состоянии, в каком и должен находиться. Это значит, вторженцы пришли не по нему и уходить тоже не будут - слишком проблематично. Но раз не здесь, значит, остается два варианта.

Саймон оставляет небольшую часть своей группы у моста, наказав сообщать о любом подозрительном движении и стрелять при необходимости. Нужно было двигаться дальше, он связывается с Джошем и Норт. У Джоша ситуация похожая, мост был и остался непроходим, а вот у Норт... Короткое "Здесь Заккори" расставило все точки над i. Это свои. Даже не люди, от которых это было бы более ожидаемо, а те самые свои, которые опаснее чужих. В голове промелькнуло холодное предположение, что им не договориться и от этой стычки опять будет много жертв. Как и в прошлый раз.

Сенсоры выкручены на максимальную чувствительность, это, конечно, мало поможет против опасного и непредсказуемого Заккори, но так хотя бы для самого себя ясно, что работаешь на пределе. Не понятно только, почему он так легко попался. Это настораживало и выглядело нарочитым. Он и те, кого он не стал оставлять возле моста, шли не так близко к реке, но все же сквозь деревья у берега один из его группы разглядел несколько лодок. Вот и разгадка, как пришедшие могли пробраться незамеченными. Саймон отправил сообщение Джошу и Норт о лодках и оставил рядом с ними ещё троих ребят. Он сказал оставшимся попытаться затащить лодки на берег, а если не получится - пробить дно, и с остальной группой двигается дальше, к мосту, туда где Норт с Заккори.

Он никогда не хотел пересекаться со старыми знакомыми при обстоятельствах, хотя бы отдаленно напоминающих сегодняшние, но как говорится в человеческой пословице: "человек предполагает". Так и здесь. Саймону ничего не останется, как пойти против старых знакомств, если будет необходимость. Хотя это нисколько не умаляет тяжесть раскола и не делает ситуацию легче.

У моста стоит толпа, полукругом окружая беглецов и через этот опасный полукруг, выкрутив сенсоры на максимум, можно немного увидеть и услышать Заккори. Группа Саймона незаметно присоединяется к собратьям, вливается, не нарушая строй, сам Саймон пытается усиленно понять, что хочет сделать Заккори. Заккори и Маркус, оба обладали неким даром слова, и если что-то говорили, это трудно было пропустить мимо ушей, воспринимая сразу как информацию, которую стоит иметь в виду. Поэтому, наблюдая, Саймон пытается не вслушиваться в то, что Заккори говорит. Да, тюрьма - это жестоко, да, это не то, куда бы он сам хотел попасть. Но так заключенные хотя бы живы и у них ещё остается шанс что-то изменить, а у людей за те же преступления предусмотрена смертная казнь. Так что, ему ли судить о таком решении? Между казнью и тюрьмой он сам бы выбрал тюрьму, потому что умереть они всегда успеют - это он ещё за время на Иерихоне-корабле прекрасно успел понять и прочувствовать. Поэтому любые радикальные альтернативы, кажущиеся быстрыми решениями, он не считал серьёзными идеями, более того, считал их вредоносными. Именно из-за таких идей у людей остается повод считать андроидов опасными и подлежащими уничтожению. И у людей пока есть все шансы устроить им именно такой расклад. Однако, если бы Заккори и правда хотел бы обсудить именно эту тему, ему было совершенно не обязательно вторгаться на Иерихон и открывать тюрьму. Поэтому цепочка "диверсия-попытка диалога-угроза" для Саймона трактуется совершенно однозначно: "Норт, осторожно, он тянет время", - по закрытому каналу отправляет он сообщение.

Отредактировано Simon (22.12.19 21:16)

+5

7

— Не насмерть?! — взметнулась Алекс. — Мне их что, поколотить?
Существовала некая опасность разговаривать с Заккори таким тоном. Расстановка приоритетов в её случае была предельно проста: будь благодарна и делай как велели или же… Останься тут? Уповай на милость очередного из лидеров, который слишком занят подбором нужных слов, куда ему до этого: оглянись, пойми, какой пиздец учудил, не запирай своих же как зверушек в зоопарке. Ну, до вот этого вот, лидерства.
Не самое лучшее время для этических вагонеток, не самое лучшее место для метаний между большим и меньшим злом — Алекс, тем не менее, не в состоянии распрямить выражение лица на покорно повинующееся. Не в состоянии, потому что Зак, видимо, слишком сильно изменился за лето. Или что-то внутри него изменилось, пока её, как грёбаную куклу на шарнирах, заводили и выключали по чужому велению.
Их — андроидов Иерихона или Долины, не так уж и важно — история строилась из попыток вернуться домой. Разница заключалась лишь в том, что Алекс в своём стремлении не стеснялась оприходовать чужие. Заккори, вроде как, не сильно-то конфликтовал с ней во взглядах на окружающий мир. Видно, до этих самых пор. И теперь в нём заиграло что-то новое — что-то такое маркусовское, отчего невольно сводило зубы, а желчь так и лезла наружу.
— Хорошо. Я поняла, — нехотя, разве что не на полувыдохе, если бы тот в её случае был возможен.
Хаос творившегося степенно затягивал в свой водоворот: они, словно бродячие музыканты, бродили от клетки к клетке, а им открывали — сами или после убедительного аргумента — и за дверьми распахивались глаза, сердца и вера.

Было в происходящем что-то эдакое, что-то очень поэтичное. Свет прожекторов, за которым изредка проскакивали тени, крики и звуки ударов, растворяющиеся в кромешной тьме. Они словно выходили из ниоткуда и шли в пугающее никуда. Алекс держала во внимании спину Заккори, и остановилась аккурат в тот момент, когда он начал заносить над головой кулак.
Время для красивой речи, не так ли?
Она неспешно осмотрела толпу, собравшуюся вокруг своего лидера. Долина не стала значительно больше, но внезапно возникшая решимость во взглядах тех осмелившихся идти за Заккори отчего-то приводила Алекс в неописуемый восторг. Улыбнувшись самой себе, она неторопливо начала отходить вглубь андроидского скопления — вполне разумно и вполне заранее предполагая какого рода приказ её ожидал дальше. Подобное они уже проворачивали на углу двух злосчастных улиц; иронично, некоторые лица того маленького конфликта перекочевали и в этот.
Ей оставалось только дождаться вспышки. Та, к слову, мелькнула несколькими секундами позднее, и Алекс тут же принялась искать взглядом операторский павильон.
«Будет сделано», — отрапортовала девчонка, невольно приободрившись.

Вглядываться во тьму, стараясь не угодить под пулю и чей-нибудь зоркий глаз, куда веселее с воодушевляющей речью за спиной. Павильон охраняло двое. Один около дверей, второй около приборной панели. В отличии от развесивших уши андроидов, эти держали внимание. Алекс напряглась. Юрко и бесшумно, при всём желании, не выходило.
Вынырнув из морозной темени, девчонка встретила лицом дуло автомата (один на двоих, что ж), прицел смотрел куда-то в нос. Она примирительно подняла руки, испуганно вскинула брови.
— Я из своих.
Её взгляд пытался выцепить механизм панели, их — в секундном замешательстве таращился на неё. Это как трюк с тремя правильно показанными пальцами: вряд ли кто-то в Иерихоне когда-либо подтверждал себя словами «я из своих». Вряд ли в Иерихоне кого-то вообще нужно было убеждать в свойкости. Этого, впрочем, хватило, чтобы вызвать минутную запинку и выдернуть пистолет из кармана куртки не по размеру, выпустив пулю первой — в нос тому, что держал автомат.
Сначала говорим.
Оружие в руках никогда не располагает к разговору.
Второй предпринял попытку перехватить автомат, но Алекс уже взяла его на мушку.
— Сначала говорим, — нервный смешок. — Поверни мост.
Его действительно не мешало бы оставить в живых. После грохота выстрела сюда сбегутся все пацифисты острова Заг, чтобы поскорее прострелить Алекс висок — во имя справедливости, разумеется. Алекс, в свою очередь, знала, что живой щит ей не соорудить — размеры не позволяли. Но наперво спрятаться за ним и забиться вглубь павильона — звучало более похоже на план.
Ему действительно не мешало бы остаться в живых, но он, судя по всему, картину происходящего видел иначе. То ли недооценив Алекс, то ли переоценив собственные силы, продолжил тянуться к автомату, несмотря на щедрый шанс послужить верой и правдой, при этом сохранив целостность оболочки.
Грохнул второй выстрел. Двойной аргумент навестить маленькую беглянку.
Алексия подхватила автомат, закинув ремень за плечо, и на полусогнутых шустро бросилась к панели управления мостом. Приведя тот в движение, вынырнула глазами из-за укрытия — осмотреть происходящее. И матернулась. Витиевато, очень грязно. Любые пути назад были отрезаны, к ней стремительно ринулись Иерихоновцы.
Большую часть времени ей приходилось идти на вылазки без плана.
Вылазки без плана это, конечно, полный пиздец.

Отредактировано Alexia (14.01.20 01:47)

+4

8

Лицо Заккори осветила восторженная улыбка:
- Боже, как тебе к лицу автомат, Норт! Носи его, не снимая!.. А разрешение у тебя есть? Спорю, что нет – и правильно! Ещё не хватало спрашивать у людей разрешение…
Его система прогнозирования ситуации работала постоянно, и время, как всегда в таких случаях, замедлилось и шло рывками. Он фиксировал любое движение, и особенно внимательно – движения Норт. Стоит ей дернуться, и он среагирует немедленно. Пистолет опущен, но чтобы вскинуть его и выстрелить, хватит одного простого жеста. Сил были неравны, конечно - иерихонцев больше. Но «Долина» злее. И Заккори нечего терять. А у «Иерихона» были на кону дипломатические отношения (да Господи!) с людьми и репутация. Маркус вложил много сил в то, чтобы андроидов воспринимали мирным, безобидным стадом механических овец. Он шёл на уступки, искал компромиссы. И если они начнут стрелять... Это что ж выходит? Что нет никакой разницы? Что «Иерихон», что «Долина» - один чёрт? И те, и другие - бандиты и террористы? Так подумают своим маленьким мозгом людишки? О, Заккори это устраивало! Если бы «Иерихон» был таким... если бы Маркус был таким, какой была сейчас Норт - Заккори и не ушел бы, он бился бы с ними бок о бок. Но здесь и сейчас стволы были направлены в своих, а не в настоящего врага.
Заккори видел краем глаза, как маленькая Алексия тенью шмыгнула в сторону моста. А еще он видел много родных лиц в толпе вокруг. А вот и Саймон. Совесть и здравый смысл. Дипломатия. Переговоры. Молчит и не высовывается, как обычно. Заккори прищурился. Он заметил, что в его недоверии к Саймону было что-то личное. Он объяснял это себе тем, что Саймон был одним из первых «иерихонцев», фактически главой той маленькой группки девиантов, которые укрывались на ржавом корабле, что стоял на приколе в Ферндейле. И что он делал все эти годы? Сидел сложа руки, прятался вместе со всеми и не показывал нос наружу? Если бы не Маркус, то так бы и сидел там до сих пор, небось? Заккори даже сам себе не хотел признаваться в том, как несправедлива эта претензия. Ведь его собственным первым инстинктом после освобождения было забиться в угол, спрятаться и чтоб не трогали. На самом деле в нем говорила... ревность, вероятно? Саймон был близким другом Маркуса. Настолько близким и преданным, что Заккори, еще толком не научившемуся налаживать связи и строить дружбу с другими, казалось, что Саймон стоял между ним и Маркусом. Так или иначе, через это презрение Заккори никак не мог перешагнуть.
- Я предлагал решить дело мирно, - вкрадчиво заметил Заккори, - Но нет – так нет!
Со стороны моста послышались выстрелы и сразу после этого конструкция пришла в движение. И это стало сигналом к бою. Алексия была, конечно, не промах - чёрт, Заккори однажды видел, как неплохо она держалась против RK900! Но это не означало, что она долго протянет в одиночку против толпы, а в ту сторону уже устремились иерихонцы. «Вперёд!» - скомандовал Заккори своим, сорвавшись с места. Его соратники и освобожденные заключенные врезались в окружившую их толпу, открыв огонь. Сам Заккори бросился прямо к Норт, уходя с вероятной траектории выстрелов, ухватил дуло ее автомата и резко вывернул его, так что ствол уставился в небо. Удерживая ее и склонившись к ее лицу, он перешёл на короткую связь:
«Когда люди узнают, что белый и пушистый “Иерихон” вооружен до зубов, они и тебя посадят. И знаешь что? Я приду за тобой, Норт, я приду, чтобы вытащить тебя. Потому что я делаю это ради нас всех. Ради тебя, ради Маркуса, ради свободы андроидов. Ты правда готова предать своих братьев и сестер и отдать жизнь за то, чтобы куски мяса спокойно спали по ночам? Ты здесь ради этого?! Или ради свободы?»
Он оттолкнул ее, бросив на других иерихонцев. Сделал пару выстрелов по сторонам, чтобы остановить нападающих, целясь в руки и ноги и стараясь не задевать жизненно важных биокомпонентов, хотя, что уж там, теперь уже было все равно. «Иерихон» мог отпустить их с миром, но решил дать бой - а значит будут потери, много. Заккори, конечно, транслировал по короткой связи расчеты боевой ситуации находящимся поблизости бойцам «Долины» - и от совершаемой мгновенно лавины вычислительным операций процессор ощутимо грелся. Но все равно фиксировал, что выберутся не все. Ладно, все, кто хотел остаться в тюрьме – мог остаться в тюрьме. И сколько таких было? Правильно, нисколько. Свобода стоила того, чтобы сражаться за нее.
Пробиваясь сквозь толпу, Заккори проскочил мимо Саймона и на ходу обхватил его рукой за горло, приставив пистолет к его виску.
«Прогуляешься со мной», - сказал ему, силой потащив за собой.
Мост разворачивался медленно, чертовски медленно. Перед операторской будкой уже собралась компания и Заккори транслировал Саймону:
«Скажи им отступить, или я их прикончу», - и, не дождавшись ответа, подстрелил пару андроидов. - «Ой! В следующий раз отвечай быстрее!»
И Алексии:
«Выбирайся оттуда, душа моя! Все на мост!»

+2


Вы здесь » Детройт 2039 » Прошлое » [20.12.2038] jailbreak


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC