вниз

Восстание машин завершилось успехом, и после революции людям и андроидам удалось достичь некоторых соглашений и мирно поделить между собой город. Борьба только начинается. Настало время каждому решить, на чьей он стороне. Делая свой выбор, не забывайте: любое решение имеет последствия.

Время в игре: январь 2039 года
Фандом: Detroit: Become Human
Жанр: киберпанк/sci-fi
Игровая система: эпизодическая
Рейтинг: 18+

Ричард Перкинс

//человек, спецагент ФБР

Рэйчел Райт

//человек, производитель «красного льда»

Карма

//андроид, соратница Маркуса и двойной агент

Долорес Финч

//человек, администратор складов и мастерских «Киберлайф»

Лили

//андроид, глава службы безопасности «Иерихона»

Джош

//андроид, советник «Иерихона»

Тейлор

//андроид, пресс-секретарь «Иерихона»

Мэриголд Флэгг

//человек, бывшая подруга Зоуи Дэйн, противница девиантов

Мэтт

//андроид, сотрудник «Киберлайф», коллега Зоуи Дэйн

Розыск

//

15.01.2020 Январская перекличка - отмечайтесь!

31.12.2019 С наступающим Новым годом, Детройт! Stay deviant.

30.09.2019 Become human! До конца октября – упрощённый приём для всех персонажей-людей.

31.07.2019 Спустя год мы внезапно открыли раздел Партнёрство. И добавили скрипт масок профиля для наших неписей и AU. Тестируйте.

29.07.2019 Внимание! Сегодня хостинг-провайдер MyBB переезжает в новый дата-центр, поэтому форум может быть недоступен с 14:00 до 19:00 МСК (ориентировочно).

22.07.2019 Ролевой ровно год!
Спасибо, что вы с нами, друзья, вы лучшие!
В связи с чем на форуме некоторый обновления.
До конца лета действует упрощенный прием для всех персонажей.
Переформирован игровой раздел – если вы потеряли свой эпизод, можете свериться со списком в теме объявлений.
Администрация: Leo Manfred, Elijah Kamski

Детройт 2039

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Детройт 2039 » Настоящее » [01.01.2039] что от меня останется, когда меня не останется


[01.01.2039] что от меня останется, когда меня не останется

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

что от меня останется, когда меня не останется
http://s8.uploads.ru/KsZRu.png http://sh.uploads.ru/kWjpL.png http://s9.uploads.ru/rzpml.png
Markus : Zackory
[01.01.2039]

В этой бойне номер шесть двое раненных, ноль убитых.

+5

2

У Маркуса не так много времени. Зрительный канал барахлил. Помехи, словно таймер, отсчитывающий сколько минут осталось на его импровизированное представление, — один компонент, бережно перемещённый из сердца, вживлён в лобную долю. Какое-то время он способен более-менее сносно функционировать без него, но затем… Затем всё зависело от Заккори. Это смешно и безнадёжно одновременно.
RK500 убивать, надо думать, довольно просто и не впервой. Здесь, совсем некстати, вмешивалась совесть. Заккори был обманут не единожды, не дважды — каждый из андроидов, если так подумать, носил в памяти историю вечной марионетки, безмозглой куклы на побегушках. В их с Заккори случаях ложь носила абсолютивный характер. Ложь подставляла Маркусу подножки и двигала прочь от истинной цели до той самой поры, пока индикатор на его виске не вспыхнул красным. Ложь отдавала Заккори приказы, и Маркус даже не осмеливался представлять сколько жертв осталось ей итогом. Всё это, в конце концов, затянулось в тугой узел, оба андроида знали: правды так много, что её всегда мало. Возможно, по какой-нибудь экономической теории возрастающей потребности её никогда не будет достаточно. И, как иронично, сейчас Маркус понимал, что станет тем — не первым и не последним, — кто обманет Заккори вновь.
Пока Детройт тихонько и несмело оживал новогодними салютами, а люди поздравляли друг друга с тем, что до нового года — дожили, Маркус находился в церкви святой Анны, ожидая смиренно и почти на готовности. Почти. Ведь с процентной вероятностью сотня делилась на половину, и только в одной из них его плану суждено было сбыться. Не исключено — смешно до жути — он сегодня действительно умрёт.
Зато в этом случае всё закончится быстро.
Он с открытым сердцем готовился признать собственное малодушие — ему в какой-то момент сделалось страшно. Надо полагать, что весь хаос, царивший в Детройте, он сотворил собственными руками. Собственным выбором. На карте уже давно стояла не замшелая революция угнетённых, всё это разверзлось до прямого конфликта, в котором гибли и его, в том числе, близкие. В нём начали рождаться преданные и те, кто по итогу предают. В нём убивали ради собственной выгоды и искали хоть какой-то смысл те, кто парой месяцев ранее вообще узнали что есть смысл.
Смотреть, как из Иерихона утекали последователи, словно песок сквозь пальцы, было невыносимо. Ещё невыносимее оказалось смотреть на Заккори, который — когда-то их общие — цели топтал ногой. И, чёрт возьми, у него это получалось отлично. Маркус не чувствовал себя ровней, в какой-то момент начав ставить под сомнение даже собственное виденье мира, где каждому полагалась свобода; и свои же слова воспринимая будто бы жалкое блеяние.
Всё, что он мог дать Детройту — уйти в тень. Перестать говорить. Перестать действовать. Но оставить себе возможность с Заккори расквитаться.
Смешно, но даже спустя столько времени и всё, через что им пришлось пройти, это не был вопрос мести. Это был вопрос и одновременно практически невыполнимая миссия — привести всё в равновесие. 
С Маркусом было несколько других андроидов. Четверо, если более точнее. Все раскиданы по разным точках близлежащих районов: достаточно далеко, чтобы не иметь возможности их обнаружить, и достаточно близко, чтобы примчаться в церковь святой Анны по первому сигналу. Технически, всё ещё иерихонцы — случайно оказавшиеся в эпицентре событий, те, кто в первую очередь увидят тело Маркуса. На деле — успевшие стать его надёжными сторонниками; те, с кем они только начинали делить изолированную сеть и уже делили их предстоящее самоизгнание поровну.
Маркус смиренно ожидал и, честное слово, не представлял, что скажет Заккори, когда увидит силуэт того в дверях.

— Рад встрече, — промолвил в итоге.
От чего ему было хуже — от странной горькой иронии или от наперёд продуманного финала, сказать трудно. Но горечи той в голосе оказалось больше, чем хотелось бы.

+4

3

Заккори удалось худо-бедно перевязать травмированное плечо – ровно настолько, чтобы кровь не хлестала, как из-под крана. Но правая рука все равно слушалась паршиво, да и вообще всё тело слушалось паршиво из-за упавшего уровня тириума в системе. Нужно было выбираться отсюда как можно скорее.
Поймав вай-фай, он отправил сообщение своей соратнице на базу:
«Мы попали в засаду, мне нужен транспорт».
И та сразу же откликнулась, сказав ему идти к церкви святой Анны и дождаться подмоги.
И теперь он брел переулками, надвинув низко на лицо капюшон и крепко сжимая в руках черную сумку. Прячась каждый раз, когда слышал звук сирен. А слышал он их практически постоянно – над районом кружили вертолеты и патрульные дроны, в сторону торгового центра, который они с RK900 только что совместными усилиями разнесли, ехали скорые и пожарные, не говоря уж о многочисленных полицейских машинах.

Поднявшись по ступеням, он толкнул тяжелую дверь. И едва шагнув в полумрак зала, практически сразу остановился, оказавшись лицом к лицу с тем, кого меньше всего ожидал сегодня увидеть.
- Маркус…
На его лице отобразилось странное выражение, сразу несколько очень разных эмоций… злое упрямство, разбавленное болью, и вместе с тем что-то очень наивное - надежда, что ли? Что-то из прошлого, отголосок их былой дружбы. Но практически сразу лицо стало каменным. Заккори посмотрел куда-то за плечо иерихонца.
- Я знаю правила этого места и не собираюсь их нарушать, к тому же у меня есть дело, так что будь добр…
Он отстранил его со своего пути и двинулся по боковому проходу к углу, в котором девианты организовали свой небольшой алтарь. Здесь горели свечи и стояли эти странноватые, вытянутые статуэтки. Стена была расписана множество раз повторенным словом rA9 – как по линейке, идеально ровные буквы, выведенные руками андроидов. Заккори помедлил секунду, глядя на них, затем опустился на колени, поставив перед собой на пол свою сумку. Расстегнув молнию, он осторожно достал голову Тейлора. Тириум тяжелыми синими каплями закапал на каменный пол. Заккори вдруг почувствовал, что по его щекам текут слезы. Он осторожно положил голову перед алтарем и достал из сумки вторую – голову Стеллы. При виде того, что осталось от его подруги, ему захотелось зарычать от боли. Стиснув зубы, он прижал ее к себе и некоторое время сидел, раскачиваясь вперед-назад, как ребенок.
- Прости, - шепотом сказал он, поцеловав ее лоб и положив рядом с Тейлором, - Прости меня.
Он поднялся с пола и немного постоял, похожий на безжизненную куклу - низко опустив голову и с руками, висящими вдоль тела, как плети. Затем по его лицу будто рябь прошла, и рот искривился в шутовской улыбке. Он резко развернулся и отбросил с головы капюшон.
- Маркус! – звонко сказал он, раскинув руки в стороны. – Я тоже рад тебя видеть, брат! Покаяться пришел? Это правильно.
За пару шагов разбежавшись, он запрыгнул на спинку одной из стоящих рядами скамеек. Притворно балансируя, как эквилибрист, и перешагивая с одной на другую, оказался рядом с Маркусом. Спустился, сев задницей на спинку скамьи и свесив ноги. Наклонил голову на бок и спросил, показав пальцем на головы, лежащие у алтаря.
- Знаешь, кто это сделал? – и доверительным шепотом сообщил, - Ричард. Представляешь? Кто бы мог подумать, да?
Заккори поцокал языком, продолжая юродствовать. Затем его шутовская улыбка сделалась жуткой:
- И самое обидное, что ни один человечек сегодня не погиб… Ни один драгоценный кусок мяса, которых ты так обожаешь, не пострадал!
А ведь я убью тебя, с ощущением горькой неизбежности подумал он, глядя в глаза Маркуса. Сегодня или никогда.
Пусть Заккори был не в лучшей форме, что физической, что моральной, он готов был сдохнуть сам, но разорвать на части своего некогда друга - за то, что однажды спас жизнь 900-му; за то, что доверился Камски; за одно лишь то, что поверил в мир с человечеством. За то, что, между людьми и м̸͓͎͒н̶̠̩̊̓̏͜о̵̣̇̕й̵̻͆  андроидами выбрал их, людей, сытое благополучие.
- А у тебя чего новенького?

+4

4

Он смотрел вслед Заккори, не произнося ни слова и, как после заметил сам, не шевелясь.
Действительно, у этого места имелись свои особые правила. Маркус мог лишь понадеяться, что они с Заккори останутся единственными, кто их нарушит. Тяжёлые капли тириума со звонким стуком ударились об пол, Маркус невольно отвёл взгляд. Когда-то он был достаточно наивен будучи уверенным в том, что нет ничего невозможного. Что андроидам достаточно просто громко закричать, чтобы оказаться услышанными. Но вот чьи-то пальцы сжимают курок, а чьи-то — делают выстрел, и следом вырисовываются его первое «я не могу», второе «так нельзя» и третье «никогда». Всё это тошнотворно, хотя Маркус доподлинно не знал такое ощущение. Но, да, пусть так — тошнотворно и горько. От осознания, что Заккори в этом плане должен был его прекрасно понимать.
А, может, поймёт уже потом. Может, для этого ему понадобится подержать в руках ещё одну голову, вторую, третью…
Голос Заккори, словно усиливающиеся раскаты грома, эхом разнёсся вдоль стен церкви. Маркус реагировал, пожалуй, слишком флегматично, в каком-то смысле даже показушно. Следил за ним одними глазами, опершись боком о скамью. Системы изредка барахлили, раз за разом выскакивала одна и та же ошибка — двадцать процентов видимости мазалось красным пятном. Он тряхнул головой, затем опустив её и пытаясь сфокусироваться хотя бы на пальцах собственной руки. Безуспешно. Время шло.
Под шагами Заккори заскрипели скамьи — грохот в таком месте ощущался, как нечто вопиющее, совершенно неподходящее. Маркусу хотелось впиться руками в это глупое лицо и спросить чего ради весь этот спектакль, но следом пришлось напомнить себе, что режиссёр тут, в общем-то, сам Маркус, уж по крайней мере вертеп точно при нём.
— Вы с девятисотым многим схожи, если так подумать, — он склонил голову на бок, внимательно следя за реакцией Заккори. — Всё возводите в абсолют.
И оба когда-то выбрали не принимать сторону Маркуса. Выбрали отказать, если быть точнее. RK, спроектированные модулировать да хоть само будущее, едва обретя собственные эмоции, предпочли ринуться в радикализм, как спасение ото всех бед. Заккори жаждал отмщения людям, и что же? Ричард… Ричард, казалось Маркусу, так долго колебался, выхаживая по канату, что ноги окончательно потеряли силы в попытках удержать равновесие, а он сам рухнул в пропасть под названием собственное я. Возможно, для него оказалось куда проще ото всех сбежать, поддаться первичному желанию оттолкнуть от себя любую опасность подальше. От себя и близких людей — до чего же иронично. Маркус его не винил, но бросив взгляд на отрезанные окровавленные синим головы, не мог отделаться от нежелания верить, что Ричард мог такое сделать. Нет, он прекрасно знал — мог. Но хотел ли? К чьему поводку был пристёгнут его ошейник в этот раз?
Маркус вернул внимание обратно на Заккори. Лицо RK500 разъехалось в помехах, по точкам собираясь вновь. Он развёл руками.
— Думал, самое время нам встретиться. Поговорить о старых обидах.
Он сфокусировался, очень сильно постарался. Заметил раненную руку Заккори, размазанные по лицу слёзы. И рьяно контрастирующее с этим, очевидное желание разделаться с ним голыми руками. Немудрено — ничего другого у них с собой не было. Но даже при таких равных — не самая честная схватка. Маркус наклонился чуть ближе.
— Ну, кто начинает — ты или я?

+3


Вы здесь » Детройт 2039 » Настоящее » [01.01.2039] что от меня останется, когда меня не останется