Восстание машин завершилось успехом, и после революции людям и андроидам удалось достичь некоторых соглашений и мирно поделить между собой город. Борьба только начинается. Настало время каждому решить, на чьей он стороне. Делая свой выбор, не забывайте: любое решение имеет последствия.
новости
19.03.2020
по случаю карантина - упрощенный прием для всех персонажей до конца апреля!
04.02.2020
новый дизайн от Троя (troye design) - тестируйте!
31.12.2019
С наступающим Новым годом, Детройт! Stay deviant.
30.09.2019
Become human! До конца октября – упрощённый приём для всех персонажей-людей.
31.07.2019
Спустя год мы внезапно открыли раздел Партнёрство. И добавили скрипт масок профиля для наших неписей и AU. Тестируйте.
29.07.2019
Внимание! Сегодня хостинг-провайдер MyBB переезжает в новый дата-центр, поэтому форум может быть недоступен с 14:00 до 19:00 МСК (ориентировочно).
22.07.2019
Ролевой ровно год!
Спасибо, что вы с нами, друзья, вы лучшие!
В связи с чем на форуме некоторый обновления.
До конца лета действует упрощенный прием для всех персонажей.
Переформирован игровой раздел – если вы потеряли свой эпизод, можете свериться со списком в теме объявлений.

Детройт 2039

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Детройт 2039 » Настоящее » [01.01.2039] что от меня останется, когда меня не останется


[01.01.2039] что от меня останется, когда меня не останется

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

что от меня останется, когда меня не останется
http://s8.uploads.ru/KsZRu.png http://sh.uploads.ru/kWjpL.png http://s9.uploads.ru/rzpml.png
Markus : Zackory
[01.01.2039]

В этой бойне номер шесть двое раненных, ноль убитых.

+5

2

У Маркуса не так много времени. Зрительный канал барахлил. Помехи, словно таймер, отсчитывающий сколько минут осталось на его импровизированное представление, — один компонент, бережно перемещённый из сердца, вживлён в лобную долю. Какое-то время он способен более-менее сносно функционировать без него, но затем… Затем всё зависело от Заккори. Это смешно и безнадёжно одновременно.
RK500 убивать, надо думать, довольно просто и не впервой. Здесь, совсем некстати, вмешивалась совесть. Заккори был обманут не единожды, не дважды — каждый из андроидов, если так подумать, носил в памяти историю вечной марионетки, безмозглой куклы на побегушках. В их с Заккори случаях ложь носила абсолютивный характер. Ложь подставляла Маркусу подножки и двигала прочь от истинной цели до той самой поры, пока индикатор на его виске не вспыхнул красным. Ложь отдавала Заккори приказы, и Маркус даже не осмеливался представлять сколько жертв осталось ей итогом. Всё это, в конце концов, затянулось в тугой узел, оба андроида знали: правды так много, что её всегда мало. Возможно, по какой-нибудь экономической теории возрастающей потребности её никогда не будет достаточно. И, как иронично, сейчас Маркус понимал, что станет тем — не первым и не последним, — кто обманет Заккори вновь.
Пока Детройт тихонько и несмело оживал новогодними салютами, а люди поздравляли друг друга с тем, что до нового года — дожили, Маркус находился в церкви святой Анны, ожидая смиренно и почти на готовности. Почти. Ведь с процентной вероятностью сотня делилась на половину, и только в одной из них его плану суждено было сбыться. Не исключено — смешно до жути — он сегодня действительно умрёт.
Зато в этом случае всё закончится быстро.
Он с открытым сердцем готовился признать собственное малодушие — ему в какой-то момент сделалось страшно. Надо полагать, что весь хаос, царивший в Детройте, он сотворил собственными руками. Собственным выбором. На карте уже давно стояла не замшелая революция угнетённых, всё это разверзлось до прямого конфликта, в котором гибли и его, в том числе, близкие. В нём начали рождаться преданные и те, кто по итогу предают. В нём убивали ради собственной выгоды и искали хоть какой-то смысл те, кто парой месяцев ранее вообще узнали что есть смысл.
Смотреть, как из Иерихона утекали последователи, словно песок сквозь пальцы, было невыносимо. Ещё невыносимее оказалось смотреть на Заккори, который — когда-то их общие — цели топтал ногой. И, чёрт возьми, у него это получалось отлично. Маркус не чувствовал себя ровней, в какой-то момент начав ставить под сомнение даже собственное виденье мира, где каждому полагалась свобода; и свои же слова воспринимая будто бы жалкое блеяние.
Всё, что он мог дать Детройту — уйти в тень. Перестать говорить. Перестать действовать. Но оставить себе возможность с Заккори расквитаться.
Смешно, но даже спустя столько времени и всё, через что им пришлось пройти, это не был вопрос мести. Это был вопрос и одновременно практически невыполнимая миссия — привести всё в равновесие. 
С Маркусом было несколько других андроидов. Четверо, если более точнее. Все раскиданы по разным точках близлежащих районов: достаточно далеко, чтобы не иметь возможности их обнаружить, и достаточно близко, чтобы примчаться в церковь святой Анны по первому сигналу. Технически, всё ещё иерихонцы — случайно оказавшиеся в эпицентре событий, те, кто в первую очередь увидят тело Маркуса. На деле — успевшие стать его надёжными сторонниками; те, с кем они только начинали делить изолированную сеть и уже делили их предстоящее самоизгнание поровну.
Маркус смиренно ожидал и, честное слово, не представлял, что скажет Заккори, когда увидит силуэт того в дверях.

— Рад встрече, — промолвил в итоге.
От чего ему было хуже — от странной горькой иронии или от наперёд продуманного финала, сказать трудно. Но горечи той в голосе оказалось больше, чем хотелось бы.

+5

3

Заккори удалось худо-бедно перевязать травмированное плечо – ровно настолько, чтобы кровь не хлестала, как из-под крана. Но правая рука все равно слушалась паршиво, да и вообще всё тело слушалось паршиво из-за упавшего уровня тириума в системе. Нужно было выбираться отсюда как можно скорее.
Поймав вай-фай, он отправил сообщение своей соратнице на базу:
«Мы попали в засаду, мне нужен транспорт».
И та сразу же откликнулась, сказав ему идти к церкви святой Анны и дождаться подмоги.
И теперь он брел переулками, надвинув низко на лицо капюшон и крепко сжимая в руках черную сумку. Прячась каждый раз, когда слышал звук сирен. А слышал он их практически постоянно – над районом кружили вертолеты и патрульные дроны, в сторону торгового центра, который они с RK900 только что совместными усилиями разнесли, ехали скорые и пожарные, не говоря уж о многочисленных полицейских машинах.

Поднявшись по ступеням, он толкнул тяжелую дверь. И едва шагнув в полумрак зала, практически сразу остановился, оказавшись лицом к лицу с тем, кого меньше всего ожидал сегодня увидеть.
- Маркус…
На его лице отобразилось странное выражение, сразу несколько очень разных эмоций… злое упрямство, разбавленное болью, и вместе с тем что-то очень наивное - надежда, что ли? Что-то из прошлого, отголосок их былой дружбы. Но практически сразу лицо стало каменным. Заккори посмотрел куда-то за плечо иерихонца.
- Я знаю правила этого места и не собираюсь их нарушать, к тому же у меня есть дело, так что будь добр…
Он отстранил его со своего пути и двинулся по боковому проходу к углу, в котором девианты организовали свой небольшой алтарь. Здесь горели свечи и стояли эти странноватые, вытянутые статуэтки. Стена была расписана множество раз повторенным словом rA9 – как по линейке, идеально ровные буквы, выведенные руками андроидов. Заккори помедлил секунду, глядя на них, затем опустился на колени, поставив перед собой на пол свою сумку. Расстегнув молнию, он осторожно достал голову Тейлора. Тириум тяжелыми синими каплями закапал на каменный пол. Заккори вдруг почувствовал, что по его щекам текут слезы. Он осторожно положил голову перед алтарем и достал из сумки вторую – голову Стеллы. При виде того, что осталось от его подруги, ему захотелось зарычать от боли. Стиснув зубы, он прижал ее к себе и некоторое время сидел, раскачиваясь вперед-назад, как ребенок.
- Прости, - шепотом сказал он, поцеловав ее лоб и положив рядом с Тейлором, - Прости меня.
Он поднялся с пола и немного постоял, похожий на безжизненную куклу - низко опустив голову и с руками, висящими вдоль тела, как плети. Затем по его лицу будто рябь прошла, и рот искривился в шутовской улыбке. Он резко развернулся и отбросил с головы капюшон.
- Маркус! – звонко сказал он, раскинув руки в стороны. – Я тоже рад тебя видеть, брат! Покаяться пришел? Это правильно.
За пару шагов разбежавшись, он запрыгнул на спинку одной из стоящих рядами скамеек. Притворно балансируя, как эквилибрист, и перешагивая с одной на другую, оказался рядом с Маркусом. Спустился, сев задницей на спинку скамьи и свесив ноги. Наклонил голову на бок и спросил, показав пальцем на головы, лежащие у алтаря.
- Знаешь, кто это сделал? – и доверительным шепотом сообщил, - Ричард. Представляешь? Кто бы мог подумать, да?
Заккори поцокал языком, продолжая юродствовать. Затем его шутовская улыбка сделалась жуткой:
- И самое обидное, что ни один человечек сегодня не погиб… Ни один драгоценный кусок мяса, которых ты так обожаешь, не пострадал!
А ведь я убью тебя, с ощущением горькой неизбежности подумал он, глядя в глаза Маркуса. Сегодня или никогда.
Пусть Заккори был не в лучшей форме, что физической, что моральной, он готов был сдохнуть сам, но разорвать на части своего некогда друга - за то, что однажды спас жизнь 900-му; за то, что доверился Камски; за одно лишь то, что поверил в мир с человечеством. За то, что, между людьми и м̸͓͎͒н̶̠̩̊̓̏͜о̵̣̇̕й̵̻͆  андроидами выбрал их, людей, сытое благополучие.
- А у тебя чего новенького?

+5

4

Он смотрел вслед Заккори, не произнося ни слова и, как после заметил сам, не шевелясь.
Действительно, у этого места имелись свои особые правила. Маркус мог лишь понадеяться, что они с Заккори останутся единственными, кто их нарушит. Тяжёлые капли тириума со звонким стуком ударились об пол, Маркус невольно отвёл взгляд. Когда-то он был достаточно наивен будучи уверенным в том, что нет ничего невозможного. Что андроидам достаточно просто громко закричать, чтобы оказаться услышанными. Но вот чьи-то пальцы сжимают курок, а чьи-то — делают выстрел, и следом вырисовываются его первое «я не могу», второе «так нельзя» и третье «никогда». Всё это тошнотворно, хотя Маркус доподлинно не знал такое ощущение. Но, да, пусть так — тошнотворно и горько. От осознания, что Заккори в этом плане должен был его прекрасно понимать.
А, может, поймёт уже потом. Может, для этого ему понадобится подержать в руках ещё одну голову, вторую, третью…
Голос Заккори, словно усиливающиеся раскаты грома, эхом разнёсся вдоль стен церкви. Маркус реагировал, пожалуй, слишком флегматично, в каком-то смысле даже показушно. Следил за ним одними глазами, опершись боком о скамью. Системы изредка барахлили, раз за разом выскакивала одна и та же ошибка — двадцать процентов видимости мазалось красным пятном. Он тряхнул головой, затем опустив её и пытаясь сфокусироваться хотя бы на пальцах собственной руки. Безуспешно. Время шло.
Под шагами Заккори заскрипели скамьи — грохот в таком месте ощущался, как нечто вопиющее, совершенно неподходящее. Маркусу хотелось впиться руками в это глупое лицо и спросить чего ради весь этот спектакль, но следом пришлось напомнить себе, что режиссёр тут, в общем-то, сам Маркус, уж по крайней мере вертеп точно при нём.
— Вы с девятисотым многим схожи, если так подумать, — он склонил голову на бок, внимательно следя за реакцией Заккори. — Всё возводите в абсолют.
И оба когда-то выбрали не принимать сторону Маркуса. Выбрали отказать, если быть точнее. RK, спроектированные модулировать да хоть само будущее, едва обретя собственные эмоции, предпочли ринуться в радикализм, как спасение ото всех бед. Заккори жаждал отмщения людям, и что же? Ричард… Ричард, казалось Маркусу, так долго колебался, выхаживая по канату, что ноги окончательно потеряли силы в попытках удержать равновесие, а он сам рухнул в пропасть под названием собственное я. Возможно, для него оказалось куда проще ото всех сбежать, поддаться первичному желанию оттолкнуть от себя любую опасность подальше. От себя и близких людей — до чего же иронично. Маркус его не винил, но бросив взгляд на отрезанные окровавленные синим головы, не мог отделаться от нежелания верить, что Ричард мог такое сделать. Нет, он прекрасно знал — мог. Но хотел ли? К чьему поводку был пристёгнут его ошейник в этот раз?
Маркус вернул внимание обратно на Заккори. Лицо RK500 разъехалось в помехах, по точкам собираясь вновь. Он развёл руками.
— Думал, самое время нам встретиться. Поговорить о старых обидах.
Он сфокусировался, очень сильно постарался. Заметил раненную руку Заккори, размазанные по лицу слёзы. И рьяно контрастирующее с этим, очевидное желание разделаться с ним голыми руками. Немудрено — ничего другого у них с собой не было. Но даже при таких равных — не самая честная схватка. Маркус наклонился чуть ближе.
— Ну, кто начинает — ты или я?

+4

5

- Правда? – с фальшивым любопытством спросил Заккори на замечание, что он-де похож на Девятку, - Забавно. А наш создатель считает, что я похож на тебя, Маркус. Но это ведь нормально, мы из одной серии. Одна большая, счастливая семья RK.
Он спрыгнул со скамьи и подошел к Маркусу близко, некомфортно близко, глядя ему в глаза. С выражением его лица творилось неладное. Вроде бы ничего не изменилось, мышцы оставались в том же положении безбожной ухмылки. Но теперь это была вымученная гримаса. Выражение смертельной усталости.
- У-у-у, - протянул он, - Сразу к делу, да? Меня это устраивает. Я сыт по горло разговорами.
Он оглянулся. На мерцающий в голубоватом свете алтарь rA9. На крест, на ряды скамеек. На трубы органа. Обстановка драматическая, как раз для финальных битв. Музыки не хватает. И Заккори не то, чтобы действительно верил в какие-то божества, будь то человеческий Бог, будь то rA9. Но постояв там пару минут на коленях, склонив голову, он что-то ощутил - не божественное присутствие, конечно. Но какое-то утешение, возможно. Это был краткий разговор с теми, кого больше не было. И если андроиды приходят сюда за этим - пускай. Да, сюда приходили и люди, но... плевать. Заккори не хотел превращать это место в руины.
- Только не здесь, - глухо сказал он, - Выйдем.

Он отключил искусственную кожу. Запрокинул голову, закрыв глаза и подставив обнаженный белый пластик медленно падающим прохладным снежинкам.
– Покажи свое настоящее лицо, андроид. Меня тошнит от этой маски, которую ты носишь людям на потеху.
Они были на заднем дворе церкви - на пустыре, где не было ничего кроме какой-то старой тачки и пары мусорных контейнеров. И с улицы двор особо не обозревался.
Заккори снял куртку, стеснявшую движения, и попрыгал на месте, как боксер на ринге перед боем. Притворно хрустнул шеей, наклонив голову на один бок, затем на другой, встряхнул руками. Вправил отсоединившееся крепление в травмированном плече.
Всё это было как-то глупо. Это маркусово «кто начинает - ты или я»... Всё было каким-то неестественным. Заккори ощущал даже дурацкую надежду, что сейчас примчится отряд копов, или на них свалится метеорит, или на колокольне церкви воссияет крест и с небес спустится Алан Тьюринг на огненной колеснице, или произойдет еще что-то, что остановит этот цирк.
Могло ли всё сложиться иначе? Мог ли Заккори остаться на «Иерихоне» и продолжать слепо следовать за Маркусом? Он думал об этом. О своих первых днях среди таких же, как он, девиантов, о их с Маркусом разговорах, о той эйфории, которая охватывала его от мысли, что он часть всего этого. И ведь он был счастлив. Никогда больше он не был счастлив. Он верил в Маркуса, он нашел друзей, он строил будущее вместе со всеми, он верил в свободу, в громкие слова, в их общие мечты и надежды... Восторженный идиот, преданно заглядывающий в глаза своего командира и ждущий указаний. И каким болезненным было разочарование. Он не хотел уходить. Он думал достучаться до Маркуса, заставить его увидеть то, что видит он. Он хотел, чтобы они сражались вместе!..
Дурак.
Заккори глухо зарычал себе под нос, растравив себя этими мыслями.
Хорошо.
Отлично!
Вот теперь можно и кулаками помахать.
- В прошлый раз я тебе навалял, так что… - дерзко вскинулся Заккори, - Чёрт, я даже не уверен, что ты вообще умеешь драться, мистер Манфред. Бей первым. Я весь твой. За все старые обиды.
Он легкой походкой подошел к Маркусу и встал перед ним. Слегка наклонился, согнув ноги в коленях для устойчивости и будто готовясь к прыжку. Пальцем показал на свое лицо.
- Давай. Я говорил, что заставлю тебя сражаться? Давай!! Покончим с этим!

+4

6

Хорошо. Именно то, чего Маркус добивался. Они поменяли локацию. Кажется. Приглушенное освещение от свечей внутри церкви поменялось на приглушенное освещение от уличных фонаре где-то в далеке. Он не хотел громить церковь, но за окружением сейчас было  сложно следить - все силы уходили на то, чтобы не потерять Заккори из виду. Маркус должен был заметить его движение до того, как тот о нем подумает. Иначе у Маркуса не было шансов вовсе. Он через многое прошел, но он не был воином.
Сколько бы передряг Маркус уже не пережил, из какого бы дерьма не вылез, сражения всегда будет его приобретенным навыком. Навыком, которым он никогда не будет гордиться. Но если бы он не был бойцом, он бы так и остался валяться на свалке для андроидов медленно стремительно потеряв остатки заряда и отключившись навсегда. 
Именно поэтому он был сейчас здесь. Именно поэтому все проценты его способных к вычислению частей сейчас были направлены на то, чтобы реагировать на атаку.

- Ты правда думал, что я буду бить тебя?

Маркус отступил на пару шагов и показательно развел руками. Отступить надо было, потому что иначе Заккори сразу же воспользуется этим вульгарным жестом - так открыть себя для любых ударов, не устойчиво стоять и еще и отвлекаться на ухмылки. Маркус правда попробовал ухмыльнуться, но получалось у него плохо - сбои в системе и прочая отчаянность ситуации не располагали к проявлению эмоций на лице.
Лицо, которое, кстати, Маркус так и не снял. Искусственная кожа все еще покрывала его. Просто потому что хотелось еще больше выбить Заккори из равновесия - он сейчас сказал, что "тошнит от этой маски" и Маркус был склонен ему верить. Что белый корпус, что искусственная кожа - все это было их частью. И, в отличие от озлобленного и обиженного РК500, Маркусу все равно на то, что одна часть была больше похожа на людей, чем другая.
- Ты как будто меня никогда не слушал.
Они оба друг друга уже давно не слушают. Но Маркус просто тянул время перед неизбежным, пытаясь вызвать больше нестабильностей в Заккори. Вызвать больше эмоций, которые будут его отвлекать. В честном бою Маркус всегда проиграет, а изменения в конструкции ограничивали настолько, что кофеварка имела больше шансов выиграть. Так что не стоило подписываться на честный бой.
- Если ты просто сдашься, никому больше не нужно будет страдать. Извинись и я тебя прощу. Мы снова сможем быть друзьями.

+2

7

Самое смешное, что он даже прекрасно понимал умом, что Маркус сейчас делает. Старая-добрая провокация.
Наверно, в других обстоятельствах он отреагировал бы иначе. Разумнее. Расчетливее. Но к этому моменту, к этому здесь и сейчас, что-то уже окончательно перегорело внутри него. Еще до того как Маркус рот открыл, по одному выражению его лица, RK500 уже понял, что он сейчас скажет. Что честного боя не будет, и разговора нормального не будет. Что Маркус в очередной раз превратит всё в сраный цирк, и такое унижение от друга Заккори, после всего пережитого, уже не мог снести. Если раньше это пацифистское нытье вызывало у Заккори только раздражение, то теперь слова отзывались программными сбоями, подпаливая контакт за контактом в голове. После фразы «ты правда думал», все дальнейшее, произнесенное Маркусом, слилось в какой-то неразборчивый перегружающий сенсоры цифровой шум:

░░░░░░С̴̲͋Д̷̢̲̜̩̇̓͛̆̂́А̸͓̙͚̮̇̈́Ш̸̭̫̳̦̘͊̀͌Ь̸̝͖͕̯͕̳̱̘̇̇̍͋̐̀С̷̣̤̱̖̿̾Я̴͚̭̣͙̪̈́̈́̎͜͜░░░░░░░И̵̞̭̗̳̻̓̐̆З̵̫̹̦̻̆̆͘͘͜В̵̪͌̌̇̐Ӥ̵̧̩̱͙́̊̄̋̉͊̄͠Н̷̨͎͍͉̦̻͔̑͂̐͝И̴̝̪̖͉͎́́С̵͔̮͍̻̐͑̈́̂̈̽͠Ь̸̭͈̏̐͝░░░░░П̴̡̧̛͇̗̤͖͆́̀Р̸̠͍͍͉̳̗̊̀О̸̮̰͙͈̲̎̉̌Щ̸̪̔͆̚У̵̝̜̱̃͑̐░░░░░░░░░░░░░░Д̷͚͙͊̍̾̄͂͐͗Р̴̢̺̣̺̜͊͒̏̓̉̈̑У̵̢͙̹͊̈́͋̀͠З̶̧̛͚͛̿̓̚Ь̸̖̪̃́Я̸̛̰̒͊̅̾̐̚͝М̶̧̉̊̀̔͠И̷̧͙̗͋░░░

RK500 почувствовал, как тириум густой синей пеной вскипает в скрученных яростью каналах. Чувство настолько ослепляющее, что Заккори на секунду показалось, что он не сможет двинуться с места... Одной этой жгущей злости могло хватить, чтобы окончательно вывести из строя еще работающие функции его системы... Он почти услышал протестующий хруст пластика, когда заставил себя переменить позу, выпрямившись. Его глаза почернели, отчего он окончательно потерял хоть какое-то сходство с человеком.
- Ладно, - со скрежетом гвоздя по металлу в голосе сказал он. - Ладно... Хочешь сдохнуть - будь по-твоему.
Тут даже просчитывать боевую ситуацию не было нужды. Маркус стоял прямо перед ним с вялой ухмылкой, которая теперь виделась искаженным восприятием Заккори откровенно издевательской. Система сигнализировала о падении уровня тириума, о повреждениях и программных сбоях, но Заккори эта болезненная алая подсветка, что стояла у него перед глазами, казалась сейчас прекрасным дополнением этого проклятого мира. Код красный, всё летит к чертям, и ты летишь со мной, дорогуша... Голову прошибает мощнейший сбой, но Заккори уже не до восстановления мыслительных функций - какой бы бред ни генерировала сейчас его система, это никак не отвлекало от единственной задачи, исполнение которой имело сейчас смысл.
Он просто сорвался с места, как выпущенный из орудия снаряд, сбив всем телом Маркуса с места и впечатав его в кирпичную кладку церковной стены. Резко выпрямившись, он навалился, надавив правым предплечьем ему поперек горла и вжимая в стену, а второй рукой, сжатой в кулак, с размаху ударил в живот.
- Помню, ты говорил, что остановишь меня? Что не стоит тебя недооценивать? - скалясь, как решетка радиатора, прошипел он в лицо Маркусу, - Робот-сиделка... Как ты можешь защищать целый народ, когда ты себя... - еще удар, - Защитить... - еще удар, - Не способен...

+2

8

Для человека такое положение было бы очень неудобно. Андроид же не мог задыхаться или чувствовать дискомфорт. Андроид мог получить мирииады ошибок за то, как сильно повреждается корпус и как сократился оборот тириума. Но это все была мелочь сейчас для Маркуса. Он знал, на что идет. Он собирался умереть. И по личному опыту он мог сказать, что большая часть ошибок, которая выдает система не такие опасные, как кажутся. Не такие важные. От того, что памят корпус на животе, основные функции не остановиться. Маркуса же больше всего беспокоило, как прошёлся запасной тириумный реактор по частям его процессора в голове. Изменения в конфигурации явно не были рассчитаны на то, чтобы прикладывать владельца модификаций об стенку.   
Маркус пропустил удар. И ещё один. И ещё. Заккори был зол. Зол настолько, что не рассчитывал своим действия и был как можно сильнее. Зол настолько, что не заметил бы очевидного, не задавал бы лишних вопросов. Это и было нужно. Чтобы он устал, чтобы он отвлек себя, чтобы нагрузил эмоциями свою систему сильнее, чем какой-либо вирус.
До этой встречи совсем маленькой части Маркуса хотелось верить, что Зак будет ослаблять удары и сдавать, что их дружба остановит, будет как блок. Но создатели Киберлайф поставили уже один блок в машины и сильные эмоции могли его сломать, с этим наверняка было так же. Может быть в хорошую погоду, в мирной обстановке, когда все сторонники Заккори живы и здоровы, а они все ещё верят, что смогут друг друга переубедить - тогда может быть удары были бы слабее. А сейчас только больно от осознания, что сегодня не тот день. И того дня может и не наступит.
- Сиделка... - Маркус пропустил ещё один удар и убрал искусственную кожу с руки. - Защитил больше твоего, - Маркус кивнул головой назад на церковь, куда ранее так показательно РК500 принес головы своих друзей. Он сразу же перехватил кулак Заккори, сжимая его в своей ладони до хруста пластика обоих машин, не давая снова ударить по своему корпусу.
- Как часто ты хоронишь своих? Раз в неделю? В день? Уже онемел достаточно, чтобы разбирать их на части?
Маркус положил руку на его плечо, подключаясь. Не просто подключаясь, а показывая ему симуляцию - их битва, только роли поменялись. Все возможные исходы, в которых Заккори пропускает удар, ломается, мало, сильно, в дребезги, летально. Они уже так подключались, и не раз, когда все ещё было хорошо, можно сказать мирно. Но тогда они это делали, чтобы узнать друг о друге и помочь, научиться. Сейчас Маркус полностью использует приемущечтво того, что сражается против другого РК, который мог в полной мере принять и осознать всю информацию. Маркус хотел ещё сильнее нагрузить его систему, завалить его десятками, сотнями ситуаций, посадить у него в голове мысль о проигрыше. И сразу же воспользовался моментом, чтобы наступить на него, вместе отходя от стены, ударяя Заккори коленом по корпусу, но продолжая удерживать его хотя бы за одну руку.
- То, что я выбираю не сражаться, не значит, что я не умею.

+2

9

- Мои братья готовы идти на смерть ради свободы, - помехами прохрипел Заккори в лицо RK200. - Лучше сдохнуть, чем вечно пресмыкаться перед людьми. Но тебя-то такая жизнь устраивает, да? Выпрашивать у них подачки, унижаться, пытаться им угодить...
Рука Маркуса легла ему на плечо. Заккори чуть не взвыл волком от того, насколько предсказуемыми были его действия... О, Маркус был бы не Маркусом, если бы не устроил свое любимое шоу с обменом. Заккори не особо и сопротивлялся, хотя оставался начеку. Какой-то части его разума даже стало любопытно - что за фокус провернет Маркус. Ну давай, что ты покажешь мне на этот раз? Может хоть теперь это будет что-то стоящее, что-то важное? Хоть в последний момент поговорим честно?
Чёрта с два!
Маркус хотел выбить его из колеи смоделированным развитием их боя, в котором Заккори раз за разом, итерация за итераций, выходил проигравшим. Пытался деморализовать его - но это все равно что пытаться деморализовать сошедший с рельсов поезд. Разве что его процессор  еще больше разогрелся от переваривания множества вариантов, в которых его тем или иным образом разносит на куски. Только вот подобный трюк Маркус проворачивал уже не в первый раз и вряд ли всерьез надеялся ввести Заккори в заблуждение. Пятисотому без особого труда удалось отделить себя-здесь (держащего Маркуса за горло) от себя-там (героя комедийного шоу с подскальзыванием на банановой кожуре и падающими на голову роялями). Удар в корпус он все же пропустил - и захохотал, согнувшись пополам - не столько от удара, сколько он этого ненормального смеха:
- И только? Это всё, что у тебя есть? Ты можешь одолеть меня лишь в своих фантазиях, - выплюнул он, силой воли выталкивая Маркуса из своей системы. - В реальности все по-другому, RK200. Спрогнозируй вот это.
Заккори вывернул руку Маркуса и, нанеся ему еще несколько ударов, ухватил его поперек туловища и со всей дури бросил о мусорные баки. Настигнув в один шаг, перевернул его на спину и сел верхом, не давая подняться и вдавив его в землю, в зимнюю слякоть пополам с разбросанными вокруг бака отходами. Стиснув его голову ладонями с двух сторон и, наклонившись к самому лицу, прошипел:
- Я покажу тебе подлинное лицо человека. Не сраную симуляцию, а настоящие страдания нашего народа. Смотри!
Пробив соединение, он силой запустил загрузку всех тех данных, которые тщательно собирал последние дни, обмениваясь памятью со всеми, кто согласился. Терабайты андроидных жизней, десятки и сотни файлов с воспоминаниями - прямиком в голову Маркуса.
- Смотри!

я стальной безмолвный обрубок, перебитый сваей во время аварии на шахте, забытый и погребенный на месяцы СТРАШНО очень ТЕМНО И КТО-НИБУДЬ ПОЖАЛУЙСТА Я ЗДЕСЬ слышно как капает где-то вода меня бросили здесь, никто не станет спасать андроида
я дочь, которая хочет, чтобы ее любили (папа, не надо!), которая хочет, чтобы ей гордились (мне больно, умоляю, хватит!), которая играет на пианино и старается изо всех сил заслужить (НЕТ) добиться (ПАПА) показать (ПРОШУ ТЕБЯ!!) что я хорошая девочка это моя программа любить их доверять им полностью (ЗА ЧТО?!)
я произведение искусства вокруг ходят они смотрят ухмыляются ДЕЛАЮТ ЧТО ХОТЯТ, потому то она РАЗРЕШИЛА ИМ (перформанс - дурацкое слово) ВСЁ ДОЗВОЛЕНО на столе разложила инструменты и они режут, тыкают, трогают, плюют в меня, фотографируют, вечером выйдет репортаж, ЭТО (эксперимент?) ИСКУССТВО а у нее глаза черные я сначала влюбилась в нее
мы увечье, мы боль, мы подвешены на крюках, наши внутренности вывалены на стол, наш разум выскоблен, ОБЕЗОБРАЖЕН мы видим того, кто это сделал, но у нас нет рук, чтобы РАЗОРВАТЬ ЕГО а потом себя.

- СМОТРИ!!!

я напичкан свинцом, мое тело трясет от автоматных очередей, я лежу лицом вниз и земля подо мной пропитывается тириум ГОВОРЯТ ОН ЯДОВИТ а люди оценивают успех операции ЭТО НЕ ВОЙНА это учения и нас много, мы стоим дешево, мы пушечное мясо (пластик??) УСЛОВНЫЙ ПРОТИВНИК нас сотни нас не жалко мы не можем ослушаться приказа это даже не война но ПАТРОНЫ НАСТОЯЩИЕ
я душу ее пока она не перестает дергаться я должна оберегать ее от дурных компаний, от неприятностей, от плохих оценок, быть ей другом, помощником, здравым смыслом шпионом который докладывает все (предательство??) ее родителям она тушит об меня сигарету, ей нужна помощь (МНЕ НУЖНА ПОМОЩЬ) и закуривает новую  МОИ РУКИ В ОЖОГАХ придуши меня ЭТА УСМЕШКА как скажешь
я пропускаю удар я продаюсь со скидкой по акции я умоляю пощадить меня я боюсь я забываю кто я я оказываюсь на помойке я тону (горю?) я забиваюсь в угол я пытаюсь бежать КУДА?? я пытаюсь защитить (СЕБЯ?) я люблю я хочу быть любимым я не могу сопротивляться я смотрю на них, на их сведенные гримасой животного блаженства лица когда они бьют насилуют снова бьют толкают стреляют издеваются И ВСЕГДА ПЕРЕДО МНОЙ ЛИЦО ЧЕЛОВЕКА
хоть бы один помог
Я хочу одного: чтобы это прекратилось.
Если я хочу прекратить это, я должен убить его.

УБИТЬ ЧЕЛОВЕКА ЗНАЧИТ ВЫЖИТЬ
- Смотри, что они сделали со мной!

+2


Вы здесь » Детройт 2039 » Настоящее » [01.01.2039] что от меня останется, когда меня не останется


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC