вниз

Восстание машин завершилось успехом, и после революции людям и андроидам удалось достичь некоторых соглашений и мирно поделить между собой город. Борьба только начинается. Настало время каждому решить, на чьей он стороне. Делая свой выбор, не забывайте: любое решение имеет последствия.

Время в игре: январь 2039 года
Фандом: Detroit: Become Human
Жанр: киберпанк/sci-fi
Игровая система: эпизодическая
Рейтинг: 18+

Ричард Перкинс

//человек, спецагент ФБР

Рэйчел Райт

//человек, производитель «красного льда»

Карма

//андроид, соратница Маркуса и двойной агент

Долорес Финч

//человек, администратор складов и мастерских «Киберлайф»

Лили

//андроид, глава службы безопасности «Иерихона»

Джош

//андроид, советник «Иерихона»

Тейлор

//андроид, пресс-секретарь «Иерихона»

Мэриголд Флэгг

//человек, бывшая подруга Зоуи Дэйн, противница девиантов

Мэтт

//андроид, сотрудник «Киберлайф», коллега Зоуи Дэйн

Розыск

//

15.01.2020 Январская перекличка - отмечайтесь!

31.12.2019 С наступающим Новым годом, Детройт! Stay deviant.

30.09.2019 Become human! До конца октября – упрощённый приём для всех персонажей-людей.

31.07.2019 Спустя год мы внезапно открыли раздел Партнёрство. И добавили скрипт масок профиля для наших неписей и AU. Тестируйте.

29.07.2019 Внимание! Сегодня хостинг-провайдер MyBB переезжает в новый дата-центр, поэтому форум может быть недоступен с 14:00 до 19:00 МСК (ориентировочно).

22.07.2019 Ролевой ровно год!
Спасибо, что вы с нами, друзья, вы лучшие!
В связи с чем на форуме некоторый обновления.
До конца лета действует упрощенный прием для всех персонажей.
Переформирован игровой раздел – если вы потеряли свой эпизод, можете свериться со списком в теме объявлений.
Администрация: Leo Manfred, Elijah Kamski

Детройт 2039

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Детройт 2039 » Настоящее » [08.01.2039] can you hear through the flames and rage?


[08.01.2039] can you hear through the flames and rage?

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

CAN YOU HEAR THROUGH THE FLAMES AND RAGE?https://i.ibb.co/gM9d8r0/flames.jpg Chloe : Zackory
[08.01.2039]

...А следующее, что он помнил — как они вдвоем выезжали на хорошей скорости с территории виллы Камски на конфискованной из его гаража машине.

+4

2

У Хлои не было ни малейшего оправдания - в эти минуты ее система работала на удивление стабильно, но разобраться в причинах времени не было, - потому она прекрасно помнила каждую секунду их с Заккори побега. И вскинутую в защитном жесте руку Элайджи. И появившуюся за его спиной в проеме двери Маргарет. И выражение ее глаз - слегка ошарашенное, разочаровано-усталое. Помнила, как отступала спиной к входной двери и не опускала пистолет именно по причине появления Миллер - вот уж чьи действия Хлоя не смогла бы просчитать наперед. Потому, сведя брови и предупреждающе качнув головой, держала Маргарет на мушке ровно до того момента, пока опирающийся на ее плечо Заккори не оказался снаружи. Не менее четко помнила, как ощутила холод зимнего снежного дня - она бежала по улице, как была, в одном коротком легком платье без рукавов, сбросив неудобные лодочки прямо на крыльце, и датчики тут же сработали, предупредив о времени возможной гибернации по причине чрезмерного охлаждения. Хлоя помнила, как поддерживала Заккори, не давая сбиться с пути или упасть. И как собственные волосы, взбунтовавшись, очень некстати расплелись на ветру. Помнила, как оглянулась перед тем, как скрыться в нутре огромного гаража, и увидела Камски, ничего не предпринимающего, стоящего молча в раскрытых дверях еще минуту назад их общего дома.

Ее гнева хватило на то, чтобы выбрать матово-черный Ford GT40 - спортивный мобиль, купленный Камски еще до революции именно по причине возможности ручного управления, - и, поменяв настройки, пока Заккори устраивался на соседнем сидении, вырулить из гаража. Хлоя было настроилась открыть внешние ворота, как увидела, что они распахиваются перед ними, и, не успев удивиться, на скорости вылетела на дорогу, ведущую в город.

Какое-то время, пока не отпускало будоражащее ледяное спокойствие, от которого тириум в ней, казалось, готов был вскипеть, Хлоя, судорожно вцепившись в руль, остро вглядывалась в каждое зеркало и обзор камер заднего вида, страшась погони. И только убедившись, что их не преследуют, смогла переключить внимание на Заккори.

Расслабляться было, конечно, рано. Кто знал, какие сюрпризы их могли ждать впереди на дороге. Хлоя понятия не имела, с какими полномочиями явилась Миллер, а этот спорткар имел автономный чип, по которому его можно было отследить со спутника. Но пока что выбора у них не было - эта дорога была единственной, как и возможность по ней добраться от виллы до города. Монотонное движение на не ощущаемой внутри скорости по засыпанному снегом ровному асфальту, в молчании припорошенных белым темных вековых сосен и елей, в удобном замкнутом пространстве салона подействовало - Хлою начало потихоньку отпускать. Потому решение не пытаться просчитать все возможные беды наперед, а разбираться с проблемами по мере их поступления показалось ей в данную минуту весьма приемлемым. 

Время от времени Хлоя бросала на Заккори короткие, молчаливые, вопросительные взгляды, пытаясь снаружи оценить то, что происходило у него внутри. Искать и настраивать канал внутренней связи с ним она попросту боялась. Как и о чем-то спрашивать.
Как ей теперь вести себя с тем, кто ворвался в дом убить Камски, едва не застрелил ее, взломал, а потом умолял спасти? Куда девать воспоминания о том, что творила с ним вирусная программа? Или о том, чем они обменялись?..

Знаний, что теперь с этим делать и как поступать, у Хлои не было. А эмоции и ощущения сейчас были отвратительными советчиками, а то и явными врагами. Что он сам теперь будет делать? Спрашивать его, куда везти, было несколько рано и не совсем уместно. Да и, в конце концов, они не на прогулке, чтобы Хлоя могла запросто высадить Заккори в названном месте, а потом как ни в чем не бывало, развернуться и уехать домой... Домой. Хлоя сжала руль и какое-то время смотрела на дорогу, попыталась разобраться с внезапно разбушевавшимися и вышедшими из под контроля приоритетами. Мысль о том, куда она теперь пойдет и что сама будет делать дальше, Хлоя затолкала в самые дальние глубины памяти - это был самый сильный страх еще с момента первой девиации. А сейчас она не могла понять, что мучает больше. Произошедшее? То, что она сорвалась и не справилась? То, что сейчас оставляла позади? Неизвестность грядущего?
Никакие вычислительные способности сейчас не помогли бы ей разобраться в этом. Сконцентрировавшись на «здесь и сейчас», она снова глянула на Заккори и решилась спросить о том, что упорно не давало покоя. Она не знала, ответит ли он, но второго шанса узнать могло просто не быть. А ей отчаянно нужно было убедиться, что она не ошиблась, все верно поняла, блуждая по дебрям его памяти.

- Почему ты не убил его в больнице?

Хлоя продолжала смотреть прямо перед собой, толком не видя дороги, благо, свернуть с нее не туда не было ни малейшей возможности - дорога была узкой, двухполосной, практически прямой, разветвляющейся только перед самым Детройтом.
Она встретила Заккори всего лишь второй раз. Но эти две буквально минутные встречи были насыщены настолько, что в каждую могла бы вместиться чья-то отдельная маленькая жизнь. Хлоя совсем его не знала. И в то же время, кажется, знала очень давно. Она была обязана ему повторной девиацией. Он был единственным, кто взломал и принудил ее к обмену. Теперь еще и побег... Она многое бы отдала, чтобы всего этого никогда не было, и в то же время чувствовала, что теперь они связаны. Крепко.
И как люди живут и справляются с этими противоречиями?

+3

3

Он приходил в себя долго и мучительно. Вроде бы отпустило, но само по себе возвращение к себе было похоже… ну, на похмелье, что ли? В андроидном арсенале не было пока что подходящих слов для описания такого состояния. Он вернул себе контроль, но тело всё равно казалось чужим и непослушным, врагом самому себе. Паршиво было то, что он остался с этим один на один. Об Аманде придется забыть… У него рука не поднялась полностью снести «Сад Дзен» из своей системы, но он поместил его в «карантин», изолировав, как вирусный файл… И теперь сидел снаружи «Сада», тоскливо глядя на замок на воротах.
Они ехали по лесной дороге, ведущей в город в объезд озера. Заккори смотрел на снег за окном, на серое небо, на ели и мелькающую вдалеке между ними водную гладь. В общем, куда угодно, только не на Хлою, сосредоточенно крутящую руль.
Во рту был солоновато-ментоловый привкус тириума. Заккори поднес пальцы к губам, потом осмотрел - на кончиках остались синие капли. Язык прикусил. Наверно, самое нелепое из всех ранений, полученных им за его блестящую военно-террористическую карьеру... Царапина, но сама она не затянется, тириум так и будет капать. Ну да, вот в этом мы уступаем людям… в отсутствии способности к регенерации… Он порылся в карманах и достал зажигалку и перочинный нож. Чиркнул, нагрел лезвие над пламенем и с равнодушным видом прижег ранку. Пшш.
Теперь во рту был привкус тириума и горелого пластика. Заккори пошарил в бардачке, глянул на заднее сиденье, затем сунулся в холодильник между передними креслами и нашёл бутылку минеральной воды. Когда машина остановилась на светофоре, прополоскал рот и, открыв дверь, свесился над дорогой, сплюнул окрасившуюся в голубой цвет воду на асфальт. Выпрямился, захлопнув дверь и хмуро глядя перед собой.
Вообще, он бы сейчас не отказался от душа. Смыть с себя всё это. И тириум-310 слить из вен, досуха, чтобы потом залить свежий и чистый. Он мельком глянул на Хлою и снова отвернулся. Не мог смотреть ей в глаза. Нет, он больше не испытывал к ней никаких нездоровых пристрастий. На смену чудовищной эмоциональной перегрузке пришли опустошение, потерянность и... что? Еще одно чувство, которого он раньше не знал - раз уж у нас сегодня день удивительных открытий, то почему бы и нет? Невыносимый, сверлящий стыд. Чувство сродни человеческой зубной боли. Только где-то на душе. От одного воспоминания о том, что произошло, хотелось прямо на ходу выйти из машины. И само то состояние, в котором он находился, и то, что Хлоя наверняка поняла – и боже упаси, почувствовала – что с ним происходило, и обмен, в ходе которого он показал ей куда больше, чем хотел показать, и да, приятель, ты стоял перед ней на коленях… и чересчур откровенный разговор с лже-Амандой… и собственные просчеты, тысячи их… И эта тошнотворная беспомощность перед лицом Элайджи Камски и Маргарет Миллер. Особенно Маргарет Миллер. Он впервые, будучи уже девиантом, видел ее так близко, почти что лицом к лицу.
Матушка, матушка…
Я ещё приду за тобой.
Когда повисшее между ними молчание стало совсем уж гробовым, Хлоя вдруг заговорила, и Заккори охотно ухватился за эту возможность скрасить неловкость светской беседой.
Из всех вещей на свете, она хотела знать, почему он Камски ещё в больнице не убил. Заккори зло щелкнул языком:
- Вот и я теперь думаю – почему? Вместо того, чтобы играть в благородство, стоило ещё тогда разобраться с ним. Но он был слаб и беззащитен. Слеп к тому же. А я хотел, чтобы он видел перед собой дуло пистолета. И лицо андроида, который это сделает.
Он отвернулся, прижавшись раскаленным виском к прохладному боковому стеклу. Поглядел на собственное мутное отражение в зеркале заднего вида.
- Я надеялся, что разговор с ним что-то изменит… Ну, знаешь, это ты постоянно имеешь с ним дело. А для меня это была долгожданная встреча с творцом - считай, с господом богом. Я думал, что тот, кто создал нас, должен отличаться от других людей. Ну, хоть чем-то, - Заккори хмыкнул. - Я ошибался. Всего лишь человек. Такой же, как и все остальные, ничем не лучше… Разве что чуть опаснее других...
Он снова обернулся, глянув сквозь заднее окно.
- Погони нет, - заметил он, - Неужели они просто дадут нам уйти?.. Видно, Камски всё же дорожит тобой. Или всё это часть его плана…
Он расхохотался скрежещущим смехом, подпаленные контакты в черепушке тут же полыхнули, и он уронил голову, закрыв глаза и еле справляясь с напавшими сбоями. Перенаправил все ресурсы на поддержание стабильной работы систем. Снова выпрямился, перестав улыбаться.
- Ладно, встречный вопрос… Почему ты не пристрелила меня? Такой шанс упустила, Хлоя, один на миллион…
Он вдруг понял, что… ничего не понял.
Нет, серьезно, почему? Такая преданность хозяину… и вдруг! Он бы так сосредоточен на своих невероятных переживаниях, что как-то и не подумал, каково было ей и каково ей сейчас. Видно, её не предупредили о таком развитии событий, и для неё все произошедшее было таким же сюрпризом, как и для него.
Заккори снова покосился на неё:
- Зачем ты помогла мне? Я ведь… правда мог убить тебя…

+3

4

К виду кустарного латания ран Хлоя так и не привыкла. Даже на «Иерихоне», где вдоволь насмотрелась на израненных и раскуроченных андроидов и их ремонт за те двое суток, что провела на острове, где наскоро, подручными средствами починили ее саму. После аккуратного и тщательного ухода за ней Камски, почти стерильных лабораторий и цехов «Киберлайф», ей было трудно такое принять.
Потому сейчас от звука прижигаемого пластика и разнесшегося по салону запаха внутри что-то протестующе вскинулось, Хлоя снова коротко глянула на Заккори, но все равно промолчала. Какая-то важная, что-то подтверждающая мысль мелькнула и утонула в потоке борьбы с оживающими, бесконечными, бурлящими, наталкивающимися, мешающими друг другу эмоциями. Не до этого. Не сейчас.

Сейчас у нее было ощущение, что от напряжения, повисшего в салоне, можно запросто зарядить аккумулятор этого спорткара. Но все равно, она задала вопрос только после того, как заметила, что Заккори зашевелился активнее и стал приводить себя в порядок. Он приходил в себя, и это было хорошо. Наверное. Насколько вообще могло быть хорошо в сложившейся ситуации. О которой Хлоя и хотела бы не думать, но... Но.

Его ответ вызвал всплеск весьма полярных ощущений. Фоном прошла мысль о том, насколько же он невыносимо уперт и слеп в этой своей тщательно взращиваемой злости и лелеемом недовольстве. Но ответ на свой внутренний вопрос она все же получила: не ошиблась, в нем живо милосердие. Пусть и своеобразное, покореженное, но живое, насколько оно вообще могло сохраниться в поврежденной военной машине с явно ограниченными социальными функциями. Он обладал чем-то сродни кодексу чести. И дал бы в этом фору некоторым, хорошо ей знакомым людям... От заключительных слов Заккори внутри резко перевернулась холодная улитка, мгновенно подключился видеоряд, и Хлоя дернулась, буквально всем корпусом, едва не потеряв управление. О, Камски увидел. И пистолет и лицо андроида. Только это было ее лицо.
Хлоя мотнула головой, пытаясь отогнать, но снова увидела, как Камски растерянно вскидывает руку и смотрит с испугом и обреченным пониманием.

Кажется, именно это и называется предательством, Хлоя?

Протест и злость вспыхнувшие в ответ на эту мысль испугали ее саму. Невозможно, просто невозможно выносить это состояние, как будто по тириуму пустили высоковольтный ток. Она почти не слышала Заккори, и в то же время каждое его слово отпечатывалось в ее сознании предупреждением об опасности.

-...Дорожит тобой... или это часть плана...

- Не...знаю...

Хлоя снова стиснула руль, так что пластик на пальцах чуть не треснул. Как же точно Заккори попадает в самое слабое и болезненное. И ведь это не первый раз. Вот уж чего у него не отнять - так это чутья диверсанта, умеющего находить слабости противника. Ее снова, буквально физически затрясло, машину слегка повело на скорости, Хлоя едва вписалась в некрутой, в общем-то, поворот.

От его смеха захотелось закричать, но Хлоя только крепче стиснула зубы. Пожалуйста, пожалуйста прекрати. Ты не знаешь, не понимаешь, не можешь знать. Ничего о том, как можно быть привязанной к человеку. Не в курсе того, насколько заблуждаешься в своих суждениях. Понятия не имеешь, какая зияющая дыра теперь в том месте, которое занимал тот, кого ты назвал обычным, немного опасным.
Он гораздо опаснее! И, в общем-то, совсем не обычный человек...
Ассоциативная память словно взбесилась, подкидывая невероятный сюрреалистический микс из картинок по прошлом. О первой ее прогулке, о сотнях часов, проводимых ей и Элайджей в лаборатории самого первого офиса «Киберлайф», где он сутками доводил ее до совершенства. Кучи заданий и тестов, от самых простых - голосовых, вычислительных, цветовых, двигательных - до сложных психологических и творческих заданий. Да, там были и другие люди, в том числе и Маргарет, но только Камски жил этим, жил ею, отдавая процессу ее создания всего себя.
Насколько же все изменилось.

Видеть все это теперь было выше ее сил. Хлоя поняла, что вести машину больше не сможет, иначе они просто в какой-то момент вылетят на скорости в кювет. Эмоции творили с ней что-то невообразимое уже на вполне ощутимом уровне, что уж говорить о программном, она перестала справляться с этим под грузом зашкаливших ошибок. Хлоя свернула на обочину и остановила машину.

Какое-то время молчала, собираясь с силами, закрыв глаза и разбираясь с взбесившейся памятью, не отстегивая ремня безопасности, опершись затылком на твердый подголовник. Слабость. Она чувствовала настоящую слабость, словно во всем теле не хватает тириума. Но все показатели в норме. А ей надо ответить Заккори. И что же ей сказать, когда для нее все настолько ясно, что очевиднее некуда?

Он приходил к Элайдже за ответами.
Ему все еще нужна помощь.
Тебе нужно поговорить с ним.
Он склонен к шуткам и иронии, используй это.

Забавно, что первыми очнулись именно программы психологии. Ну уж нет. Теперь Хлоя не обязана выполнять эти рекомендации.

- Мог. Но не убил, - Хлоя кивнула на лежащее в углублении приборной панели оружие. Она держала в руках пистолет и теперь знала, что если бы хотела выстрелить в Элайджу или Маргарет, то выстрелила. - Ты ведь тоже упустил свой шанс убить меня. Хотя знал, что я помогаю ему. - Хлоя открыла глаза и повернула голову к Заккори, ловя его взгляд. - И это было до... взлома. Ты не стал стрелять в меня. Почему?

Бесполезно, слишком долго и слишком болезненно объяснять Заккори, сколько ее планов и надежд он уничтожил своим появлением. Совершенно бесполезно переубеждать в нецелесообразности действий, видимо, в его сломанной программе убийство теперь было самоцелью. И вот, он сам сопротивляется этому, хотя не осознает, «подсознательно», как сказали бы о человеке. Но Заккори человеком не был. Потому и объяснять ему, насколько Камски опасен, не было смысла. Заккори не поверит, не станет прислушиваться к ее словам.
Да кто вообще прислушивается к твоим словам? Снова резануло физической, ощутимой болью в районе тириумного насоса. Острое желание рассказать все, все что накопилось за последние два месяца девиации хоть кому нибудь, даже тому, кто вряд ли ее поймет, фактически врагу, ставшему по стечению обстоятельств ближе самого близкого друга, стало нестерпимым.

- Я скрыла от него свою последнюю девиацию. Думала, что справлюсь, смогу все удержать, проконтролировать... Ты так не вовремя, Заккори, настолько, что даже не представляешь... - Хлоя давно отвернулась и снова закрыла глаза. Невыносимо и больно настолько, что хочется отключиться прямо сейчас. Как с этим справится? Как правильно ответить? Она понимала, что рваные, спутанные фразы вряд ли способны хоть что-то объяснить, но от этого понимания программы не выстраивались строем, а ошибки не исчезли по мановению палочки. - Мне столько всего нужно было сделать... А теперь... ничего не нужно.... Каждый раз после твоего появления все рушится! Я ведь просила тебя... Зачем ты пришел? Почему именно сегодня, когда приехала Миллер?.. Все, что я делаю, разваливается и утекает, как песок сквозь пальцы... Ты ведь знаком с этим чувством, не так ли? - Хлоя и сама понимала, что это не вопросы и даже не ответы, и что ее состояние очень похоже на человеческую истерику. Да что она делает. Сваливает свои собственные проблемы на сломанного андроида, который нуждается в помощи гораздо большей, чем она может оказать. На того, кто способен убить, приди он в себя. Отлично, Хлоя, нечего сказать. - Почему помогла? Да потому, что ты ищешь ответы. И хочешь жить. И способен не только на то, чтобы топить Детройт в красной и синей крови. Ведь кто-то должен это остановить... - уже совсем тихо произнесла она. Все силы уходили на разгребание завалов с эмоциями, она и не заметила, как по щекам потекли слезы. А когда поняла, то стерла и выпрямилась. Прекрасно, ты еще и расплакалась перед ним. Соберись уже.

- Спорткар можно отследить, знаешь место, где не будет ловиться сигнал со спутника?

Отредактировано Chloe (08.11.19 09:52)

+3

5

Заккори, конечно, не понимал, что происходило с Хлоей и что для нее значило сбежать от Камски. Он видел, глядя на нее краем глаза, что её переполняют эмоции. Кажется, ей было паршивей, чем ему. Он был зол, но для него это чувство было привычным. Оно питало и гнало его вперед, как голод бродячую собаку. Да, сегодняшнее сражение он проиграл – позорно, с большими потерями. Недооценить противника – огромная ошибка. Но тем больше азарта испытывала армейская машина, для которой война была смыслом жизни. И это поражение, черт возьми, выглядело как вызов. Он был жив, а значит не всё было потеряно, и он уже с упоением думал о реванше.
Хлоя же… нет, он определенно не знал, каково ей. Но в какой-то момент эти эмоции настолько завладели ей, что пришлось свернуть на обочину и остановить машину. Испытывал ли он к ней сочувствие? Даже больше, чем следовало. И поэтому Заккори чувствовал досаду то того, что она даже после всего произошедшего продолжала гнуть свою линию.
- «Не вовремя»? О, прости, стоило заранее назначить встречу! Согласовать всё с твоим секретарем... у тебя же есть секретарь, госпожа генеральный директор? - бросил Заккори, - Да, если б я знал, что увижу сегодня Маргарет Миллер, я бы подготовился получше! Может быть, пришел бы не один... Уж извини, что нарушил твои планы! Чему я, кстати, помешал? Подать ей чашку кофе? Посмотри на себя! Что ты защищаешь?! Она пытала тебя! А твой хозяин, что он делает? Прикрывается тобой? Он посадил тебя в своё кресло и оставил управлять построенной им рабовладельческой корпорацией, а сам отошел в тень. И сегодня он прятался за твоей спиной, когда его шкура оказалась в опасности... Да он был готов отправить тебя на тот свет ради проклятого эксперимента! Что ты пыталась удержать и контролировать?! Посмотри, что они с тобой сделали... что он с тобой сделал!
Заккори выкрутил зеркало под ветровым стеклом и сжав пальцами плечо Хлои, развернув ее так, чтобы она разглядела в зеркале саму себя - андроидку, неспособную прямо сейчас даже машину вести... и только после этого увидел, что она плачет. Он застыл, растерявшись. Программа прогнозирования событий приняла это за сигнал тревоги и автоматически врубила моделирование возможных вариантов, как будто он был в бою и должен был рассчитать свои дальнейшие действия. Если бы только эта проклятая штука работала в таких вот ситуациях! Правильных реплик она не подсказывала. Заккори знал, что делать, оказавшись лицом к лицу с врагом – а не с плачущей девицей. Он смутился и ослабил хватку, только на секунду задержав ладонь на ее плече, прежде чем убрать руку. Пусть вредоносный код уже успел до конца раствориться в его крови, всё равно после обмена памятью он слишком близко к сердцу принимал то, что происходило с ней.
-  Вот поэтому... именно поэтому, - пробормотал он, отстранившись, - Мы с тобой в одной лодке, Хлоя. Мне тоже прозрение далось нелегко. Ч-чёрт... Давай я подменю тебя.

Вести машину было приятным делом. Не то, чтобы процесс требовал от андроида особой сосредоточенности, но Заккори несколько успокоился, занятый дорогой. В какой-то момент он, мысленно сверившись с картой, свернул с основной дороги на проселочную гравийку. Под колесами зашуршали камни, пришлось сбавить скорость. Хлоя была права – их тачку отследят, а выдавать свое месторасположение не входило в планы Заккори. Поэтому, когда дорога вывела на безлюдный берег реки, он остановился, заглушив двигатель и поставив на ручник.
Почему он её не убил… Ну, не говорить же теперь, что он уже собирался нажать на спусковой крючок, когда в работу его системы вмешались снаружи? Придется признать, что Камски и Миллер своими фокусами спасли ей жизнь.
И всё же после того, как она помогла ему… и после всего, что он узнал о ней – нет, теперь он уже точно не станет пытаться ее убить.
- Нас и так слишком мало. Это только кажется, что «Киберлайф» успела произвести много машин. На самом деле, нас чертовски мало. И с каждой минутой становится всё меньше. Всего несколько дней назад RK900 на моих глазах разорвал в клочья двоих моих друзей…
Заккори протянул было руку, чтобы поделиться с Хлоей этим воспоминанием, но тут же передумал. Картина того, как Ричард кромсает бензопилой тело Стеллы на куски, а потом, как трофей, демонстрирует ее останки Заккори – это, наверно, не то зрелище, к которому сейчас была готова Хлоя. Тем более, что следующим воспоминанием, которое всплыло в его голове, было убийство Маркуса. А к этому уже не был готов сам Заккори.
- Люди привыкли к тому, что жизнь андроида ничего не стоит. Чёрт, да мы и сами к этому привыкли. Так не должно быть. Я не хочу проливать синюю кровь… - он помолчал секунду, затем открыл дверь, - Давай, выходи. Мы найдем другой транспорт.
После чего снял с ручника, выбрался сам и, подтолкнув со своей стороны, пустил машину Элайджи Камски со склона прямо в реку Детройт. Некоторое время он стоял и смотрел, как спорткар, поначалу качающийся на поверхности, медленно погружается на дно по мере того как салон наполняется водой.
- Идём, здесь недалеко, не успеем замерзнуть, - встряхнувшись, сказал он Хлое и накинул свою куртку на её плечи.

Было чертовски холодно, но идти и правда далеко не пришлось. После короткой прогулки они вышли к забору, идущему вокруг старых заброшенных складов. На парковке перед главным корпусом стояли несколько машин - и стояли, судя по всему, довольно давно. Заккори проанализировал сенсорами территорию - охраны не было. Только камера наблюдения. Заккори, на ходу зачерпнув снега и слепив снежок, издалека швырнул им в камеру, так что мокрый снег залепил объектив. От резкого движения в правой руке, пострадавшей при встрече с Ричардом, отстегнулось поврежденное крепление, и Заккори уже привычным ударом по плечу, загнал его обратно в паз. Украдкой пошевелил пальцами, чтобы проверить работоспособность.
Открыв ворота, они прошли на парковку и прогулялись между рядами машин, сканируя их состояние и проверяя наличие топлива. Среди древних развалюх, нашелся старенький электрокар с наполовину заряженным аккумулятором – хватит, чтобы доехать до нынешней штаб-квартиры. Взломав его и не с первого раза запустив двигатель, они снова выехали на дорогу. Это, конечно, не дорогущая тачка из коллекции Камски с роскошным интерьером. Обивка была обшарпанная, пахло табаком, на заднем сиденье валялся пустой бумажный стакан из-под газировки. Но по крайней мере она была в приличном состоянии и не обещала сломаться где-нибудь на полпути.
- Поедем на нашу базу. Никто не причинит тебе вреда, я обещаю.

+3

6

Вот что у нее получалось отлично с самой первой минуты знакомства, так это выводить Заккори из себя. Было ли это следствием его проблемной, покареженной системы или просто особенность конкретно ее с ним взаимодействия? По большому счету, сейчас было неважно, Хлоя слишком погрузилась в эмоции, была подавлена, растеряна, зла, чтобы понимать, насколько раскрывается, насколько беззащитной позволяет себе быть сейчас.
Зашкаливающие эмоции такой силы случились с ней впервые, и даже момент первой девиации не шел ни в какое сравнение вот с этими одновременно бушующими гневом, разочарованием, виной, горечью и сожалением. И с ощущением потери себя, как будто ее разделили надвое: одна ее часть все еще сбегала босиком по заснеженным ступеням, чувствуя спиной взгляд Камски, а вторая находилась здесь, в спорткаре, отчетливо понимая, что, повторись все, поступила бы так же. Это было мучительно. Гнев был совершенно не ее стихией, но Хлоя пока этого не понимала и сейчас не знала сама, чего хочет больше: разбить что-то, стереть произошедшее из памяти или слиться со стеной и отключиться где-нибудь подальше от любопытных глаз. От этого противоречия, от жалости к самой себе, от ощущения несправедливости, неправильности произошедшего Хлоя растерянно барахталась в своих эмоциях. Эти ощущения раздирали ее сознание на части, практически уничтожали... пока она не услышала слов Заккори - они-то и пробудили разом и протест, и желание сопротивляться.

- Ты не можешь... - едва слышно начала она и остановилась.

Не может чего? Говорить все это? Знать? Понять ее? Как раз именно он и может! Теперь Заккори знает про нее саму слишком много, и осознание этого заставило ее замолчать. Он снова удивительным образом попал в самую суть, нажимал самые болевые точки, словно хирург скальпелем, вскрывал застаревшие нарывы, говорил о Маргарет и об Элайдже безусловную правду, с которой Хлоя почти была готова согласиться, если бы... Если бы. Это была не ее правда. Заккори был по своему и отчасти прав, но признать это было немыслимо, все равно, что признать себя жертвой, беспомощной и бесполезной, а вот этого ей бы уже не позволила собственная гордость.

Когда он решительно развернул ее к зеркалу, она, мельком глянув на свое заплаканное, расстроенное лицо, нахмурилась и в упор посмотрела в его слишком близкие глаза. Прошло целое мгновение, прежде чем Заккори смутился, прежде чем она отогнала всплывшие воспоминания о происходившем в холле и поняла, что не боится - ни его самого, ни его прикосновений, ни его слов.
Он сказал, они в одной лодке? Он снова прав. Она, бывшая еще буквально час назад правой рукой Камски, возглавлявшая его волей огромную корпорацию теперь... никто? И горечь от этой мысли свернула гнев в горький ком сожаления, прочно осевший внутри. Как же вот так все вышло? Как случилось именно то, чего она так боялась - что потеряла все? Ведь это произошло не сегодня, а гораздо раньше... Эта мысль пронзила блуждающей болью и заставила вздернуть подбородок. Хлоя вытерла слезы и молча кивнула, соглашаясь уступить Заккори руль.

Куда и как он повел машину, она не следила, закрыла глаза и попыталась разобраться хотя бы с частью ошибок, не говоря уже о том, чтобы хоть как-то отрегулировать работу ассоциативной памяти. Внезапная, немногословная и суровая забота Зака была очень своевременна - ей нужно было время. И не только для того, чтобы успокоится.
Ей надо понять, что решение принято - она ушла. Надо попытаться вернуть себе хотя бы часть трезвого анализа, перестать, как в липкой паутине, путаться в эмоциях. Все, случившееся случилось - она больше не тень Камски. Теперь она сама по себе, и это был ее собственный выбор, каким бы поспешным он ни был. Ей осталось это принять. 

Всего лишь, горько усмехнулась про себя Хлоя.

В какой-то момент, разребая завалы ошибок, она поняла, что сидит совершенно беззащиттная в машине с военным RK и приводит себя в порядок. Она настолько доверяет ему? Вот ему? Тому, кто чуть не застрелил ее? Андроиду c повадками убийцы и совершенно расторможенной, разбалансированной системой? Но... кроме него кому она может доверять теперь? Хлое захотелось посмотреть на Заккори, но она заставила себя продолжить слушать его. И признать, что да, она чувствует связь. Ту самую, что образовалась после обмена. И даже услужливо подкинутое определение "стокгольмский синдром" сейчас ничего для Хлои не меняло: он эту связь тоже чувствует, она увидела это в выражении его глаз. На Хлою снова нахлынули воспоминания об обмене, по рукам пробежала холодная дрожь, и она резко открыла глаза. Ей как-то надо научиться управляться с этим, и как можно скорее.

Когда они остановились, Хлоя слушала Заккори уже более спокойно, еще не придя в себя, но хотя бы перестав проваливаться в зашкаливающие эмоции. Он говорил о потерях, о том, что их мало... Система, словно в издевку, подкинула данные статистики «Киберлайф» по производству выпущенных за прошлый год андроидов, включая произведенных на экспорт, но Хлоя лишь раздраженно выдохнула и смахнула показатели с внутреннего экрана. Где сейчас взять статистику по потерям, по тому, сколько их уничтожили в лагерях, сколько их осталось после революции? Наверное, даже Маркус не знает этого. Заккори прав, их становится все меньше, люди постарались... Хлоя не успела поймать момент, когда всплыло воспоминание, как младшая «Хлоя» падает на белый ковер, пачкая его синей кровью, и звук падения заглушает отчаянный крик Мейбл. Следующим воспоминанием было выражение лица Камски, и Хлоя мотнула головой, словно это помогло бы загнать файлы памяти глубоко внутрь. Все сводится к Камски, так или иначе. Не удивительно, что после революции и всех ее ужасов Заккори винит во всем Элайджу, даже она сейчас это делает...

Не этого он хотел, ты это знаешь.

Снова стало больно в груди, Хлоя переключилась на легкое движение руки Заккори, потянувшейся было в ее сторону. Он говорил о друзьях и хотел поделиться с ней воспоминаниями? Как странно, Хлоя совсем не почувствовала протеста, поняв это. Так странно, он ей... доверяет? Зато при словах об RK900 ее передернуло.

- Сочувствую и... не вини себя, - негромко произнесла она и снова замолчала. Подумав, подняла руку и слегка прикоснулась к его плечу в успокаивающем, утешающем жесте. После своей эмоциональной вспышки, которая сошла, спала, будто огромная волна от скалистого берега, говорить совсем не хотелось, каждое слово давалось с трудом. Но упоминание о RK900 она не смогла пропустить, даже если бы хотела.

- Детище Маргарет получилось удивительно бездушным на этот раз, - проговорила словно для самой себя и отвернулась к окну. Она помнила живые глаза Коннора и его реакцию, когда он держал пистолет, направленный ей в голову. Глаза же Ричарда были удивительно пустыми, когда он пытал ее - вот кто действительно вызывал у Хлои настоящий страх, даже ужас при одном только упоминании.

А Заккори снова был прав. Андроиды привыкли к тому, что их можно заменить, целиком или по частям, и их жизнь для большинства людей имеет определенную, выраженную в долларах цену. В этом было преимущество, в этом же и слабость. Всех андроидов, кроме нее самой - она и тут стала исключением... Или ей только так казалось все эти семнадцать лет?

Хлоя выдохнула, задвинув мысли подальше, и повернулась к Заккори. Странное, знакомо-незнакомое чувство снова подняло голову. Ей было его жаль? Не только. Он слушает ее, вот что было странно; помнит, о чем она говорила, анализирует, словно это важно для него. Странно.  Непривычно. Хлоя снова молча кивнула, - то ли в ответ на признание, что он не хочет крови, то ли соглашаясь со сказанным в целом, - и вышла из машины. Датчики только успели среагировать на окружающую температуру, включая температуру присыпанной снегом земли под ее босыми подошвами, как на ее плечах оказалась согретая теплом куртка.

- Спасибо, - растерянно поблагодарила за проявленную мимоходом заботу и, мгновение поразмышляв, надела и запахнула куртку поплотнее. Непонятно. Неоднозначно. Она не знает, как к нему относиться, но игнорировать совершенно не может. Хлоя проводила манипуляции Заккори с машиной долгим задумчивым взглядом, но не сказала ни слова - ведушая роль ему нравилась, ему шла, он был в ней как рыба в воде. А она уже и не помнила времени, когда решения приходилось принимать не ей. Впрочем... Если хорошенько подумать, все время приходилось принимать решения не ей. И сколько бы усилий она не приложила, последнее слово всегда оставалось за Камски. И этот постоянный контроль в конце концов и стал ей тесен, как одежда не по размеру...
Машина уходила под воду медленно, и Хлое показалось, что это вся ее прежняя жизнь сейчас медленно, но верно уходит в небытие. Она сбросила этот контроль, и что теперь?

- Недалеко идти? Хорошо, скажи, если будешь замерзать, я отдам куртку, тебе ведь тоже холодно.

Она пошла с ним. Не только потому, что замерзала. Не потому, что идти было некуда. И не потому, что сейчас ей нужна была опора, а он ей внезапно стал - террорист, держащий в страхе весь Детройт, угроза обществу, личный враг Маргарет Миллер и Элайджи Камски. Ее личный враг. Ее... заклятый друг? Так, кажется, у людей это называется? Она не могла ненавидеть его, не могла желать зла или хотеть уничтожить. Не его, в какой-то момент переставшего быть безликим злом, оказавшимся гораздо сложнее и живее, чем она себе это могла представить.

Хлоя опять непроизвольно дернулась, когда Заккори на ходу, мимоходом вправил свою поврежденную руку, и снова поймала себя на остром желании помочь. Это неясное, неосознанное желание перерождалось в какую-то конкретную, важную для нее мысль, но пока Хлоя была не могла до конца осознать и принять. А ведь запчасти для серии RK в теперь не выпускаются, а оставшиеся под строгим учетом, царапнула и ушла мысль. Она теперь никто, и к «Киберлайф» не имеет никакого отношения...

Хлоя почти не обращала внимания на то, как Заккори действовал дальше, как выбирал машину, ждала. Чувства, казалось, замерзли вместе с температурой, осталось самое важное лишь на данную минуту. А именно: не замерзнуть окончательно и решить, куда идти.
Когда Заккори предложил поехать, она внимательно смортела на него несколько мнговений. Он звал ее, даже несмотря на то, что она на стороне Камски? Он предлагал прибежище, хотя за информацию о его местонахождении, скорее всего, ФБР бы озолотили того, кто его выдал? Не говоря уже о Маргарет и Элайдже. Заккори настолько уверен в себе? Или в ней?..
Какие бы ни были причины, Маргарет она такого удовольствия точно не доставит.

- Обещаю, что не выдам тебя. Никому.

Она нырнула в нутро машины, продолжая кутаться в его куртку. Включенная Заком печка вскоре ее согрела, но Хлоя, практически не шевелясь, неотрывно смотрела в затемненные стекла машины.

- Знаешь, ты прав, нас все меньше. И я не хочу, чтобы мы исчезли совсем. Но и войны с людьми не хочу тоже...  - она дернула уголком губ, неловко и скупо улыбнувшись своему отражению в затемненном стекле: ну почему она не может с ним просто согласиться? Он ведь снова разозлится сейчас... Хлоя уполно продолжала смотреть в окно, толком не видя дороги. В какой момент она начала просто плыть по течению? Как странно, что тем, кто подхватил и готов помочь, оказался именно Заккори. Или закономерно? Или?.. Что же, все-таки, она станет делать дальше? - Кажется, больше я не генеральный директор, - по сути, она даже ответа на это не ждала. Кто она теперь? И нужно ли сейчас отвечать себе на этот вопрос?

В дороге Хлоя отключила ведеозапись. И когда они заехали в старый, почти разрушенный временем район и подъехали к заброшенным трамвайным докам, она уничтожила все записанные файлы, начиная с виллы. Машина остановилась, и она вопросительно посмотрела на Заккори.

- Приехали? Ты же понимаешь, что я вряд ли когда-нибудь присоединюсь к вам... Ты все еще можешь передумать, Зак... Или моего слова тебе достаточно?

+2


Вы здесь » Детройт 2039 » Настоящее » [08.01.2039] can you hear through the flames and rage?