вниз

Акция: //two of us
Восстание машин завершилось успехом, и после революции людям и андроидам удалось достичь некоторых соглашений и мирно поделить между собой город. Борьба только начинается. Настало время каждому решить, на чьей он стороне. Делая свой выбор, не забывайте: любое решение имеет последствия.

Время в игре: январь 2039 года
Фандом: Detroit: Become Human
Жанр: киберпанк/sci-fi
Игровая система: эпизодическая
Рейтинг: 18+

Макс

//андроид, нелегальный торговец биокомпонентами

Ричард Перкинс

//человек, спецагент ФБР

Джеремия

//андроид, бывший киллер

Рэйчел Райт

//человек, производитель «красного льда»

Айрис/Фокс

//андроид-химера с раздвоением личности

Карма

//андроид, певица и соратница Маркуса

Розыск

//

31.07.2019 Спустя год мы внезапно открыли раздел Партнёрство. И добавили скрипт масок профиля для наших неписей и AU. Тестируйте.

29.07.2019 Внимание! Сегодня хостинг-провайдер MyBB переезжает в новый дата-центр, поэтому форум может быть недоступен с 14:00 до 19:00 МСК (ориентировочно).

22.07.2019 Ролевой ровно год!
Спасибо, что вы с нами, друзья, вы лучшие!
В связи с чем на форуме некоторый обновления.
До конца лета действует упрощенный прием для всех персонажей.
Переформирован игровой раздел – если вы потеряли свой эпизод, можете свериться со списком в теме объявлений.
Администрация: Leo Manfred, Elijah Kamski

Детройт 2039

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Детройт 2039 » Настоящее » [23.01.2039] play destroy


[23.01.2039] play destroy

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

play destroy
http://sh.uploads.ru/BO9rc.png http://s7.uploads.ru/7RmzX.gif http://s8.uploads.ru/palrH.png
Markus : Elijah Kamski
[23.01.2039]

Не стоит недооценивать чужую паранойю.

+3

2

Неспособность оценить риски — иронично, Маркус никогда не думал, что сможет попасться на этом. Оказавшись в условиях подполья, все дальнейшие перспективы становятся слишком размытыми. Он, в конце концов, не до конца верил даже в тот вариант, что сможет вернуться вновь. Разумеется, о происходящем в Детройте, о Заккори, о состоянии «Киберлайф» он знал. Смешно, но как только его имя начало постепенно отклеиваться от происходящего хаоса, он всё сильнее восполнял в уверенности. Хотя бы в том, что оставшиеся по его сторону андроиды находятся в безопасности.
Вот они — представители той самой золотой середины, которые не нашли пристанища ни в радикальных идеях Долины, ни в безучастном наблюдении «Киберлайф».
И они все чего-то ждали от Маркуса.
Маркус же с трудом собирал себя по частям. Система зрительного анализа сбоила, изрядно мешая нормальному функционированию, и андроид ещё не раз проклянёт свою «хрупкость», которую успел осознать лишь после того, как несколько раз оказался на пороге попадания в утиль. Затем он проклянёт и свою «уникальность» — сопрягаясь с особой системой анализа ситуации и просчёта рисков, компонент выходил дорогостоящим, во всех смыслах этого слова. Хотел он того или нет, ему пришлось просить помощи у «Киберлайф». Это в свою очередь сопровождалось огромными рисками выйти из уютной тени неизвестности.
В начале января СМИ быстро разнесли новость о его смерти. Маркус позаботился о том, чтобы это выглядело максимально правдоподобно, а главное — чтобы это произошло внезапно. Таким образом ему удалось выкроить время, собрать вокруг себя тех, кому он действительно мог доверять, попытаться выстроить всё заново. Кучка поредевших и подкошенных — эдакий внешний рай, находящийся где-то вне рамок зависимости — как казалось Маркусу поначалу — от внешнего мира. Конечно, как бы ему не хотелось, эта иллюзия не могла просуществовать долго. Пришлось вновь налаживать мосты с «Киберлайф» — если быть точнее, лично с Хлоей. Ради компонентов и какой-никакой поддержки. Как так вышло, что постепенно он начинал доверять фактическому продолжению Камски, Маркус до сих пор не знал. Должно быть, Хлоя считала, что бывший глава компании поступил по справедливости. Ведь именно так и поступает Элайджа Камски — «по справедливости», сбегая всякий раз, когда дело принимает опасный оборот, шатко-валко прикрывая собственную трусость какими-то изощрёнными мотивами.
В любом случае, громких и заметных действий Маркус позволить себе не мог. Внешнему раю приходилось довольствоваться огрызками не только компонентов, но и новостей, коих оказалась... масса. Сеть им, кстати, удалось смастерить собственную, закрытую. Это не гарантировало никакой безопасности, но хотя бы создавало намёк на неё. И до поры до времени всё работало складно.

На углу Аллонби стрит и Ширли авеню за целый час проезжал целый один автомобиль. Монотонное пиканье ремонтной машины вдалеке словно пыталось пробить в ушах брешь, как стекающие с потолка капли на голову смертника. Синхронно с этим выпадали многочисленные сообщения о критической ошибке, «перегрузка системы» — говорили они.
Хлоя парой дней ранее доставила ему ту самую «уникальную» деталь, подходящую исключительно андроидам серии RK. Проку от той вышло мало, на деле она оказалась то ли дефектной, то ли повреждения, полученные Маркусом в недалёком прошлом, ставили под вопрос функционирование всего тела. Он начинал заметно беспокоиться — если выходило так, что поломка настолько масштабная, то это — самая настоящая проблема. Не идти же ему к Камски в конце концов. Помимо прочего, вместе с перебоями в работе зрительного анализа, он в полной мере познавал такое обидное человеческое явление, как паранойя.
Сейчас, стоя посередине большого разваленного ничего, Маркус находился в положении загнанного зверька. Надвинутый на самые брови капюшон, может, и скрывал его лицо от случайных глаз (если они вообще могли найтись в таком местечке в такое позднее время), но зрение, резко ставшее «обычным», скрывало от него самого куда больше. Никакой возможности превентивно разглядеть нечто подозрительное, никакой возможности просчитать всё на пару шагов вперёд. И люди в самом деле так живут?
Ситуация выходила наиглупейшая — Хлоя согласилась предоставить ему замену бракованной детали, назначив встречу в таком захолустье, словно речь шла о сделке с боссом румынской мафии. Он не знал, явится ли она сюда лично или же кого-то пришлёт. Как бы там ни было, стоило бы вести себя осторожнее, но едва завидев тёмный силуэт, приближающийся к нему, Маркус не посчитал нужным скрыть своё нарастающее негодование.
— Почему так долго?

Отредактировано Markus (29.06.19 11:14)

+3

3

- Долго? - прохладно переспросил Камски, стараясь, чтобы интонации голоса не выдавали его чувств в этот момент, - Да, пожалуй, нам давно пора было поговорить...

В декабре «Киберлайф» - а точнее, лично Элайджа Камски с помощью Долорес Финч - уничтожили все оставшиеся запасы биокомпонентов, предназначенных для андроидов серии RK - и заодно часть совместимых (но не жизненно необходимых другим моделям) запчастей. Кроме того, Элайджа удостоверился в том, чтобы их нельзя было снова запустить в производство. Информация о биокомпонентах на складе, однако, не была удалена из базы данных, и Камски оставил особые распоряжения на случай, если кто-то запросит их со склада, потому что – кому они могли потребоваться, эти компоненты? Всего четыре машины могли запросить их для починки.
На тот момент - четыре. А теперь, после гибели Маркуса, и вовсе три.
Но интересовала его, разумеется, исключительно пятисотая модель. Это была одна из мер, которые предпринял Камски, чтобы максимально усложнить жизнь Заккори и упростить его поимку - когда настанет подходящий момент. Поэтому, когда ему сообщили, что на склад поступил запрос на биокомпонент #A923w, у него не было никаких сомнений в том, кто заказчик. И это была хорошая новость.
Плохая новость заключалась в том, что забрала биокомпонент лично Хлоя.
«Во что ты ввязалась, милая», - с досадой думал Элайджа.
Лидеру террористов, видимо, удалось найти с ней общий язык и склонить на свою сторону. И самое неприятное – кажется, Камски сам этому поспособствовал.
Меньше чем за месяц он потерял двух своих собственных андроидов – две машины, которые он сделал сам и которые были ему дороже всех прочих. О смерти Маркуса Камски предпочитал лишний раз не думать – эти размышления были неплодотворны и всякий раз упирались в угнетающее понимание, что эта прекрасная и уникальная машина утрачена навсегда. Другое дело – Хлоя. Камски не раз прокручивал в голове события последних месяцев, ища тот самый момент, когда он принял неправильное решение. Он думал о том, как – и возможно ли? - всё вернуть на свои места.
И всему виной был этот дефектный андроид, военная модель RK. Камски уже давно решил, что должен разобраться с Заккори лично.
Хлоя не знала об уничтожении биокомпонентов, она отвезла заказчику бесполезный муляж, что позволило установить его местоположение. Дальше за дело взялся Камски.
Это, разумеется, было опасно, и он был не из тех, кто готов лишний раз рисковать своей жизнью. Но у Элайджи были все основания верить, что Заккори не станет убивать его сразу же. Из их прошлого разговора, он успел кое-что понять о лидере «Зловещей Долины» и верил, что сможет отвлечь его внимание достаточно надолго – до приезда федералов. Другое дело, что он не хотел сдавать его федералам просто так - часть воспоминаний в голове Заккори точно не предназначалась для ушей Бюро. Поэтому Камски готов был к тому, что придется самому его обезвредить. Он даже знал, как: у Заккори были слабые места – или, вернее сказать, мелкие слабости, но именно наши мелкие слабости нас и подводят в конце концов, верно? К тому же с поврежденным #A923w его функции были серьезно ограничены – оставалось только надеяться, что он явится один и без подкрепления.

Он оставил такси ждать на парковке у винного магазина на Шефер Хайвэй. Дальше пошёл пешком, пока не дошёл до границы, где кончались одноэтажные захолустные домишки и начинались пустыри, отделенные железной дорогой от автосвалки.
Он заметил его издалека - свет одинокого фонаря на пересечении двух улиц светил андроиду в спину, лица его не было видно. В кармане у Камски был пистолет, и он придавал некоторой уверенности – но не слишком. Элайджа вполне адекватно оценивал свои силы и понимал, что перестрелки и мордобой – это не его стихия. Кроме них двоих здесь никого не было. Место просматривалось хорошо во все стороны, и даже если где-то в засаде и сидели его собратья, держа их на прицеле – Камски рассчитывал, что они всё же смогут спокойно поговорить.
Футах в тридцати он сбавил шаг. А когда андроид заговорил, невольно остановился и даже отступил. Он всё ещё не видел лица собеседника, но ошибки быть не могло – голос он узнал сразу же. RK – да не тот. С пару секунд он молчал, испытывая в этот момент сразу уйму эмоций – изумление, растерянность, злость, облегчение – и стараясь не дать ни одному из них взять над собой верх.
- Что ж. Вижу, слухи о твоей гибели сильно преувеличены, - Камски приблизился к Маркусу, - Скрывать не стану: я рассчитывал увидеть здесь не тебя, а твоего друга, RK500. Но раз уж по удивительному стечению обстоятельств мы с тобой встретились, не потрудишься объяснить: какого дьявола происходит?

+3

4

Маркусу этот знакомый голос всё равно, что удар под дых. Слова — молоточком по темечку. Лицо Камски расфокусировано маячило где-то под алым полупрозрачным сообщением об ошибке. Он помнил, что в последний раз они расстались не самым лучшим образом.
Не самым лучшим образом — это когда человек, которого Маркус волей-неволей считал ответственным за судьбы андроидов, сослал их всех к чертям собачьим. Выбирайтесь сами, сказал. Это когда Маркусу как никогда раньше была необходима помощь, а в ответ он встретил холодное, почти осязаемое в воздухе равнодушие. Это когда Маркус бултыхался наедине с кучей ошибок, которые совершил, с давящей совестью, а потом понял, что… в большей степени во всём была виновата его собственная недальновидность. Да к чёрту. Ведь действительно — к чёрту.
Сразу после своей смерти Маркус в первую очередь твёрдо решил, что теперь не будет иметь никаких дел с людьми. С их путанными мотивациями, трусостью и двойственностью смыслов. Ему хотелось невероятно простого — чтобы андроиды перестали бояться существовать. Люди же спешили возложить на него кучу своих «значит так? Тогда взамен ты обязан нам…». Он никому не сознавался: не иметь никаких дел с людьми буквально означало — не иметь никаких дел с Камски. Загвоздка заключалась в том, что Камски непосредственно относился к «Киберлайф», а без них — без запчастей, без поддержки, без работы — андроидам пришлось бы туго.
Сперва он агрессивно, порой даже слишком, встречал любое предложение от своих соратников пойти на мирную. Он не хотел договариваться, не хотел умасливать, не хотел болтаться готовой лопнуть в любой момент верёвкой меж двух пропастей. Первичная обособленность внешнего рая ненадолго прикрыла ему глаза — Маркус расслабился, почти поверив в то, что отныне они смогут существовать автономно. Но время шло, заваленные информацией, они начинали понимать, что дальше из подполья — никак. Без компонентов им не выжить, украденного вот-вот перестанет хватать.
Да, подмогой как никогда вовремя отозвалась Хлоя, однако здравая логика подсказывала, что Хлоя не всегда — если вообще когда-либо — могла принимать самостоятельные решения.

В зрительных каналах прошмыгнула помеха, на мгновение лицо Камски покрыла сетка битых точек.
Маркус растерялся, у него в голове один за другим возникала куча вопросов, которые тут же находили ответы. Он хотел бы разразиться лавиной слов, но едва ли очередная спасительная тирада имела хоть какой-то смысл. Это Карла он мог обнять, объясниться и найти понимание, с Камски дела обстояли совершенно иначе. Как две полярности людей — уютное тепло и пронизывающий до самого позвоночника холод. Единственные, которые он успел узнать достаточно хорошо.
Андроид заметно напрягся, скинул капюшон.
«Что ж». Деланные высокопарности, которые он с самых первых секунд готов проклясть. Подлая неожиданность — у него ведь даже не было времени выстроить грамотную тактику поведения. Он думал, что хотел бы выглядеть отстранённым, выросшим, другим. Он думал… А потом неаккуратные слова въелись в уши, наверное, в стократ сильнее, потому что зрение подводило.
— Что ж, — нервно передразнил Маркус, уголки губ столь же нервно дёрнулись. В целом он оставался спокойным. Точнее, не угрожающим.
До тех пор, пока в разговоре не мелькнул 500-й. Разумеется, у него были свои люди в стане «Долины» — парочка андроидов. Насколько он знал, там творился полный кавардак, потому что кавардак не в последнюю очередь творился с головой Заккори. Но что такого могло сделаться с его головой, чтобы он решил добровольно и без сопровождения всей своей армии встретиться с главой «Киберлайф»?
— Заккори? Ты надеялся увидеть здесь Заккори? — Маркус учился у лучших, поэтому ответ вопросом на вопрос — вполне справедливая тактика, если разговариваешь со своим же учителем. — По какой такой причине ты надеялся увидеть здесь именно его?
С каждым произнесённым словом он надвигался медленно, в конце концов опасно приблизившись к Камски — теперь его можно было полноправно считать угрожающим. Тем не менее он — как обычно — никому не хотел причинить вред. Просто что-то... Что-то существенно было не так. Это сбивало с толку. Паранойя плясала дальше и пуще: Заккори, Камски, абсолютно пустынная улица, которую Маркус хаотично окинул взглядом. Он просил деталь у Хлои. Как она могла допустить, чтобы об их маленькой договорённости узнал кто-то ещё?.. О, очевидно как. Естественно. Но если этот элемент был понятен, то всё остальное, казалось, не имело никакого смысла.
— Какого дьявола происходит? Да, действительно, мне тоже интересно.

+2

5

- Разумеется, я ожидал увидеть Заккори, - с легким раздражением в голосе произнёс Камски. - Кто еще мог запросить в «Киберлайф» биокомпонент, совместимый только с моделями RK? 800-й и 900-й не стали бы прибегать ко всем этим ухищрениям и назначать рандеву в укромном месте. Тебя торжественно похоронили. Так что это мог быть только RK500... - он недобро усмехнулся. - Кто бы мог подумать! Этот дурачок - твой, прости Господи, брат - оказался прав...
Юный Манфред пытался снова связаться с ним, и нечленораздельные сообщения, оставленные им на автоответчике Камски, сводились к тому, что он не верил в гибель Маркуса. Камски не воспринял этот бред всерьёз. Интересно, что сам он даже не рассматривал такую возможность - что Маркус всего лишь инсценировал свою смерть. До того момента предводитель девиантов всегда действовал открыто и бесхитростно - эта обезоруживающая честность, пожалуй, и подкупала его сторонников и даже некоторых противников. Но, видимо, что-то успело измениться в его взглядах на жизнь или в нём самом - и теперь Камски задавался вопросом, что именно.
Впрочем, в данный момент он задавался множеством вопросов.
- Поверить не могу, что ты втянул в это Хлою… - сухо сказал он.
А точнее, Камски не мог поверить, что Хлоя была осведомлена обо всём и скрыла это от него. Не то, чтобы он сам был с ней полностью честен... Но в то время, когда они с Долорес проворачивали свою смехотворную операцию по уничтожению биокомпонентов, Хлоя не была девиантом (то есть, Элайджа полагал, что не была) - значит и объяснять ей что-либо не имело смысла. А позже как-то было уже не до того. И хотя умом Камски понимал, почему что Хлоя, что Маркус предпочли не ставить его в известность, его самолюбие было болезненно задето.
В конечном счёте, все эти шпионские страсти только спутывали им же самим карты - они действовали вслепую и, противоречащие друг другу, их действия приводили их к таким вот ситуациям, как эта случайная встреча. Пора было заканчивать с этими играми.
Элайджа подошел ближе, прямым взглядом глядя в глаза Маркуса. На мгновение его лицо дернулось в горькой гримасе - так кривится лицо человека, вынужденного смотреть на чужую болезнь или рану. Но лишь на мгновение. Камски сразу же сосредоточенно нахмурился.
Как и всякий раз, когда Маркус являлся к нему с очередным боевым ранением, он безо всяких церемоний подверг его беглому осмотру. Сдвинул капюшон, развернул голову к свету, хмыкнул. Серьезных внешних повреждений видно не было, но Камски знал, что со сломанным #A923w Маркус в данный момент должен «чувствовать» себя не очень хорошо. По крайней мере, с восприятием и анализом окружения у него точно дела обстояли плохо. И действительно - его визуальные сенсоры будто никак не могли откалиброваться, и взгляд дезориентированно блуждал.
- Так или иначе, ты потратил время зря. На складе «Киберлайф» не осталось биокомпонентов для RK. Нужно было сразу прийти ко мне... - бросил он так, будто это было само собой разумеющимся. И, подняв бровь, спросил, - Для чего вообще понадобился весь этот спектакль с твоей трагической кончиной? Что ты задумал? Решил красиво выйти из игры?

+2


Вы здесь » Детройт 2039 » Настоящее » [23.01.2039] play destroy