Detroit: Программный сбой

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Detroit: Программный сбой » Личные эпизоды » [23.01.2039] play destroy


[23.01.2039] play destroy

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

play destroy
http://sh.uploads.ru/BO9rc.png http://s7.uploads.ru/7RmzX.gif http://s8.uploads.ru/palrH.png
Markus : Elijah Kamski
[23.01.2039]

Не стоит недооценивать чужую паранойю.

+3

2

Неспособность оценить риски — иронично, Маркус никогда не думал, что сможет попасться на этом. Оказавшись в условиях подполья, все дальнейшие перспективы становятся слишком размытыми. Он, в конце концов, не до конца верил даже в тот вариант, что сможет вернуться вновь. Разумеется, о происходящем в Детройте, о Заккори, о состоянии «Киберлайф» он знал. Смешно, но как только его имя начало постепенно отклеиваться от происходящего хаоса, он всё сильнее восполнял в уверенности. Хотя бы в том, что оставшиеся по его сторону андроиды находятся в безопасности.
Вот они — представители той самой золотой середины, которые не нашли пристанища ни в радикальных идеях Долины, ни в безучастном наблюдении «Киберлайф».
И они все чего-то ждали от Маркуса.
Маркус же с трудом собирал себя по частям. Система зрительного анализа сбоила, изрядно мешая нормальному функционированию, и андроид ещё не раз проклянёт свою «хрупкость», которую успел осознать лишь после того, как несколько раз оказался на пороге попадания в утиль. Затем он проклянёт и свою «уникальность» — сопрягаясь с особой системой анализа ситуации и просчёта рисков, компонент выходил дорогостоящим, во всех смыслах этого слова. Хотел он того или нет, ему пришлось просить помощи у «Киберлайф». Это в свою очередь сопровождалось огромными рисками выйти из уютной тени неизвестности.
В начале января СМИ быстро разнесли новость о его смерти. Маркус позаботился о том, чтобы это выглядело максимально правдоподобно, а главное — чтобы это произошло внезапно. Таким образом ему удалось выкроить время, собрать вокруг себя тех, кому он действительно мог доверять, попытаться выстроить всё заново. Кучка поредевших и подкошенных — эдакий внешний рай, находящийся где-то вне рамок зависимости — как казалось Маркусу поначалу — от внешнего мира. Конечно, как бы ему не хотелось, эта иллюзия не могла просуществовать долго. Пришлось вновь налаживать мосты с «Киберлайф» — если быть точнее, лично с Хлоей. Ради компонентов и какой-никакой поддержки. Как так вышло, что постепенно он начинал доверять фактическому продолжению Камски, Маркус до сих пор не знал. Должно быть, Хлоя считала, что бывший глава компании поступил по справедливости. Ведь именно так и поступает Элайджа Камски — «по справедливости», сбегая всякий раз, когда дело принимает опасный оборот, шатко-валко прикрывая собственную трусость какими-то изощрёнными мотивами.
В любом случае, громких и заметных действий Маркус позволить себе не мог. Внешнему раю приходилось довольствоваться огрызками не только компонентов, но и новостей, коих оказалась... масса. Сеть им, кстати, удалось смастерить собственную, закрытую. Это не гарантировало никакой безопасности, но хотя бы создавало намёк на неё. И до поры до времени всё работало складно.

На углу Аллонби стрит и Ширли авеню за целый час проезжал целый один автомобиль. Монотонное пиканье ремонтной машины вдалеке словно пыталось пробить в ушах брешь, как стекающие с потолка капли на голову смертника. Синхронно с этим выпадали многочисленные сообщения о критической ошибке, «перегрузка системы» — говорили они.
Хлоя парой дней ранее доставила ему ту самую «уникальную» деталь, подходящую исключительно андроидам серии RK. Проку от той вышло мало, на деле она оказалась то ли дефектной, то ли повреждения, полученные Маркусом в недалёком прошлом, ставили под вопрос функционирование всего тела. Он начинал заметно беспокоиться — если выходило так, что поломка настолько масштабная, то это — самая настоящая проблема. Не идти же ему к Камски в конце концов. Помимо прочего, вместе с перебоями в работе зрительного анализа, он в полной мере познавал такое обидное человеческое явление, как паранойя.
Сейчас, стоя посередине большого разваленного ничего, Маркус находился в положении загнанного зверька. Надвинутый на самые брови капюшон, может, и скрывал его лицо от случайных глаз (если они вообще могли найтись в таком местечке в такое позднее время), но зрение, резко ставшее «обычным», скрывало от него самого куда больше. Никакой возможности превентивно разглядеть нечто подозрительное, никакой возможности просчитать всё на пару шагов вперёд. И люди в самом деле так живут?
Ситуация выходила наиглупейшая — Хлоя согласилась предоставить ему замену бракованной детали, назначив встречу в таком захолустье, словно речь шла о сделке с боссом румынской мафии. Он не знал, явится ли она сюда лично или же кого-то пришлёт. Как бы там ни было, стоило бы вести себя осторожнее, но едва завидев тёмный силуэт, приближающийся к нему, Маркус не посчитал нужным скрыть своё нарастающее негодование.
— Почему так долго?

Отредактировано Markus (29 июня, 2019г. 11:14)

+3

3

- Долго? - прохладно переспросил Камски, стараясь, чтобы интонации голоса не выдавали его чувств в этот момент, - Да, пожалуй, нам давно пора было поговорить...

В декабре «Киберлайф» - а точнее, лично Элайджа Камски с помощью Долорес Финч - уничтожили все оставшиеся запасы биокомпонентов, предназначенных для андроидов серии RK - и заодно часть совместимых (но не жизненно необходимых другим моделям) запчастей. Кроме того, Элайджа удостоверился в том, чтобы их нельзя было снова запустить в производство. Информация о биокомпонентах на складе, однако, не была удалена из базы данных, и Камски оставил особые распоряжения на случай, если кто-то запросит их со склада, потому что – кому они могли потребоваться, эти компоненты? Всего четыре машины могли запросить их для починки.
На тот момент - четыре. А теперь, после гибели Маркуса, и вовсе три.
Но интересовала его, разумеется, исключительно пятисотая модель. Это была одна из мер, которые предпринял Камски, чтобы максимально усложнить жизнь Заккори и упростить его поимку - когда настанет подходящий момент. Поэтому, когда ему сообщили, что на склад поступил запрос на биокомпонент #A923w, у него не было никаких сомнений в том, кто заказчик. И это была хорошая новость.
Плохая новость заключалась в том, что забрала биокомпонент лично Хлоя.
«Во что ты ввязалась, милая», - с досадой думал Элайджа.
Лидеру террористов, видимо, удалось найти с ней общий язык и склонить на свою сторону. И самое неприятное – кажется, Камски сам этому поспособствовал.
Меньше чем за месяц он потерял двух своих собственных андроидов – две машины, которые он сделал сам и которые были ему дороже всех прочих. О смерти Маркуса Камски предпочитал лишний раз не думать – эти размышления были неплодотворны и всякий раз упирались в угнетающее понимание, что эта прекрасная и уникальная машина утрачена навсегда. Другое дело – Хлоя. Камски не раз прокручивал в голове события последних месяцев, ища тот самый момент, когда он принял неправильное решение. Он думал о том, как – и возможно ли? - всё вернуть на свои места.
И всему виной был этот дефектный андроид, военная модель RK. Камски уже давно решил, что должен разобраться с Заккори лично.
Хлоя не знала об уничтожении биокомпонентов, она отвезла заказчику бесполезный муляж, что позволило установить его местоположение. Дальше за дело взялся Камски.
Это, разумеется, было опасно, и он был не из тех, кто готов лишний раз рисковать своей жизнью. Но у Элайджи были все основания верить, что Заккори не станет убивать его сразу же. Из их прошлого разговора, он успел кое-что понять о лидере «Зловещей Долины» и верил, что сможет отвлечь его внимание достаточно надолго – до приезда федералов. Другое дело, что он не хотел сдавать его федералам просто так - часть воспоминаний в голове Заккори точно не предназначалась для ушей Бюро. Поэтому Камски готов был к тому, что придется самому его обезвредить. Он даже знал, как: у Заккори были слабые места – или, вернее сказать, мелкие слабости, но именно наши мелкие слабости нас и подводят в конце концов, верно? К тому же с поврежденным #A923w его функции были серьезно ограничены – оставалось только надеяться, что он явится один и без подкрепления.

Он оставил такси ждать на парковке у винного магазина на Шефер Хайвэй. Дальше пошёл пешком, пока не дошёл до границы, где кончались одноэтажные захолустные домишки и начинались пустыри, отделенные железной дорогой от автосвалки.
Он заметил его издалека - свет одинокого фонаря на пересечении двух улиц светил андроиду в спину, лица его не было видно. В кармане у Камски был пистолет, и он придавал некоторой уверенности – но не слишком. Элайджа вполне адекватно оценивал свои силы и понимал, что перестрелки и мордобой – это не его стихия. Кроме них двоих здесь никого не было. Место просматривалось хорошо во все стороны, и даже если где-то в засаде и сидели его собратья, держа их на прицеле – Камски рассчитывал, что они всё же смогут спокойно поговорить.
Футах в тридцати он сбавил шаг. А когда андроид заговорил, невольно остановился и даже отступил. Он всё ещё не видел лица собеседника, но ошибки быть не могло – голос он узнал сразу же. RK – да не тот. С пару секунд он молчал, испытывая в этот момент сразу уйму эмоций – изумление, растерянность, злость, облегчение – и стараясь не дать ни одному из них взять над собой верх.
- Что ж. Вижу, слухи о твоей гибели сильно преувеличены, - Камски приблизился к Маркусу, - Скрывать не стану: я рассчитывал увидеть здесь не тебя, а твоего друга, RK500. Но раз уж по удивительному стечению обстоятельств мы с тобой встретились, не потрудишься объяснить: какого дьявола происходит?

+3


Вы здесь » Detroit: Программный сбой » Личные эпизоды » [23.01.2039] play destroy