вниз

Акция: //two of us
Восстание машин завершилось успехом, и после революции людям и андроидам удалось достичь некоторых соглашений и мирно поделить между собой город. Борьба только начинается. Настало время каждому решить, на чьей он стороне. Делая свой выбор, не забывайте: любое решение имеет последствия.

Время в игре: январь 2039 года
Фандом: Detroit: Become Human
Жанр: киберпанк/sci-fi
Игровая система: эпизодическая
Рейтинг: 18+

Макс

//андроид, нелегальный торговец биокомпонентами

Ричард Перкинс

//человек, спецагент ФБР

Джеремия

//андроид, бывший киллер

Рэйчел Райт

//человек, производитель «красного льда»

Айрис/Фокс

//андроид-химера с раздвоением личности

Карма

//андроид, певица и соратница Маркуса

Розыск

//

31.07.2019 Спустя год мы внезапно открыли раздел Партнёрство. И добавили скрипт масок профиля для наших неписей и AU. Тестируйте.

29.07.2019 Внимание! Сегодня хостинг-провайдер MyBB переезжает в новый дата-центр, поэтому форум может быть недоступен с 14:00 до 19:00 МСК (ориентировочно).

22.07.2019 Ролевой ровно год!
Спасибо, что вы с нами, друзья, вы лучшие!
В связи с чем на форуме некоторый обновления.
До конца лета действует упрощенный прием для всех персонажей.
Переформирован игровой раздел – если вы потеряли свой эпизод, можете свериться со списком в теме объявлений.
Администрация: Leo Manfred, Elijah Kamski

Детройт 2039

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Детройт 2039 » Альтернативные миры » [dbh!au] THE FOOLs


[dbh!au] THE FOOLs

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

THE FOOLs

http://s3.uploads.ru/8E0bs.png

Connor Kamski : Richard Miller

[dbh!au]
ситком, сезон 4

Если кто-то когда сомневался в том, что близнецы больные на голову, то самое время развеять эти бредовые мысли.
Теперь уже все в этом убедились.

Отредактировано Richard (09.09.19 10:18)

+2

2

Первые два дня было весело. Даже, правильно сказать, приятно. Ну а что, плохо им чтоль? В психушке тихо, спокойно, нет причитающей матери, нет отца, который, кажется, первый раз в жизни на них двоих орал. Нет, серьезно, Рич был абсолютно убежден, что тот банально не умеет этого делать, но, как выяснилось, еще как умеет. И в чем-то даже мать может переплюнуть. В чем-то – это в том, что ему становилось реально страшно.
Но, если уж смотреть правде в глаза – эти два ебаната заслужили. Даже сейчас, затуманенными седативами мозгами, он это мог понять и смиренно покивать, чувствуя на себе укоряющий взгляд и возмущенное «ишь!». Выглядел, правда, как дебил, когда вот так внезапно делал несчастное лицо и кивал, но все же.

Насчет того, что там может понять брат, притулившийся к его плечу и самозабвенно пускающий на него слюни, он даже не задумывался. Хоть тут их не разлучили, и на том спасибо.

И вообще, кто бы мог подумать, что за гребаный Rolls-Royce Dawn, утопленный в бассейне, им так влетит. Казалось бы, у отца тачек дофига, да даже вон перестрелка, в которой уничтожили столько предметов искусства, не шибко ударила по его карману. По крайней мере, Рич предпочитал думать, что это им влетело так за машину, а не за все их остальные проделки, которые в памяти пока что смазывались и плыли. Явно побочный эффект какой-то синтетической дряни, которую они бодро жиранули и сели ждать прихода.
Какого хрена они вообще оба согласились на такую дрянь – Миллер понятия вообще не имел. Он сам был брезглив донельзя, когда дело касалось наркоты, но что дернуло их обоих на слабо – кто ж знает.

Допрыгались, в общем. Да и руками, бережно упакованными в смирительную рубашку, не поотмахиваешься от какой-то дряни с крыльями, настойчиво жужжащей перед глазами.
- О, Конни, меня тоже перечная фея посетила. Только она какая-то уродливая и прыщавая, - еле ворочая языком, заторможенно выдает Ричард и хихикает, словно полоумный. С другой стороны...

- Слушай, мы тут теперь можем ржать как конченные уроды, и никто нам слова не скажет, мы ж в психушке! – тупо, на манер малолетних школьников заржал, этим же смехом вынося самого себя сильнее, и итого просто сваливаясь с койки на неожиданно приятно-мягкий пол, следя за братцем, который извивался гусеничкой, пытаясь остаться на месте, но... Тот тоже с глухим стуком повалился рядом, так же идиотско хихикая и вращая глазами. Того, кажись, плющило какими-то приходами, и сейчас как раз был «прилив». Впрочем, как и у него самого.

- Блин, а куда подевались котлеты? У нас же вроде мешок был с собой, мы их где-то пожарить собирались. А то я так жрать хочу, а они только каким-то супом из овощей нас пичкают. А после того, как мы морковью в бакланов плевались, так вообще какой-то дряниной, - максимально печально выдыхает Миллер и криво улыбается санитарам, которые заглянули в окошко. Повинуясь указаниями их папаши, они на всякий пожарный накатывали обоим по практически конской дозе успокоительного. От нее мозги развозило еще сильнее и невозможно было бороться с галюнами, вот и приходилось пытаться хоть как-то скрывать, что наконец от нее начинает отпускать, чтобы не вкатили еще больше.

Спать и нифига не делать прикольно, но вот шило в жопе начинает колоть еще сильнее, буквально не давая сидеть спокойно.
- Слушай, Конни! – Рич встрепенулся и неловко попытался подползти к братцу. Опять накрывал галюн, что у него непомерно длинные конечности, а близнец то далеко, за полями, за лесами, то близко так, что вот-вот уткнешься носом в пятку и еще полчаса будешь глаза косить, чтобы понять где собственный нос, а где его нога.
Когда же Камски шевельнулся, то Рич аж заорал от неожиданности. Но вяло так, вполсилы. Мозг периодически не различал людей, пока те не двигались, а потом охреневал от их «явления».

- Кароч. Давай это. Технический спирт у анастезиологов. Спиздим. Ммм?

+1

3

Оно всё началось настолько незаметно и при этом настолько стремительно, что чутьё Коннора подвело. Напрочь. Инстинкт самосохранения в этот раз тоже, видимо, решил отмолчаться - мощным таким реваншем за все те разы, когда он вовремя отказался, перестраховался, остался дома, представился больным и так далее. В памяти, как в дырявой рыболовной сети, от того вечера каким-то чудом застряли разрозненные фрагменты, и Коннор не был уверен, что они выплывают из мутных пучин подсознания в правильном порядке. Господи. Да лучше б они не выплывали вовсе.
Кадр: вот он старается не высовываться из тени брата на загуле, посвящённом дню рожденья какого-то друга… сестры... знакомого… чьей-то девушки. На нём, помимо прочих непривычно броских шмоток, совершенно дикий малиновый бархатный бомбер, купленный с официального одобрения и благословения Рича. Безумная куртка, кажется, светится прожектором, выдёргивая его из инвиза на обозрение всей толпе (осторожно: Вас заметили). К нему даже подходят на предмет познакомиться. К нему. "Помогите…"
Другой кадр: рюмки, похожие на опрокинутые вниз головой египетские пирамиды. Их края смочены совершенно термоядерным чем-то, на вкус похожим на ракетное топливо, и посыпаны солью. Соляная же дорожка тянется через чей-то поджарый загорелый живот от нижних рёбер до пупка. "Ненене, я не буду вот это вот…" - кажется, "закуской" была девушка. Кажется, Коннор сумел отбрыкаться. Он надеялся, что да.
Ещё фрагмент: из двоих братьев этот конфетный рэпер почему-то выцепляет именно его. Видимо, как более взъерошенного и мутного. Ричард почти незамедлительно тенью возникает у рэпера за спиной - весьма сердитой, надо сказать, тенью. Коннор не привык, что его страхуют. И в особенности он не привык, что это делает брат. Этот убойный, временами совсем невыносимый мудак. Способный в порыве веселья одним стёбом вколотить его в землю по самую макушку так, что будут торчать только пламенеющие уши... Он страхует, да. Коннор чувствует горячую признательность и стремление ответить тем же. Рэпер озвучивает своё предложение, и брови братьев синхронно ползут вверх: Рич, очевидно, этой отравы избегает, а Коннор - тот вообще видел это дело только на картинках. Его подспудно дёргает от макушки до пяток, как электрическим разрядом. Это всё лютый, пружинистый долбёж музыки, голоса, бешенство цвета, это всё египетские пирамиды. Это нечто неуместное, непривычное: вот оно. Сейчас он брату "врежет". Коннор не узнаёт ни своего голоса, ни вообще всего себя, когда соглашается и лезет в задний карман за наличкой. Рэпер по-свойски тычет кулаком ему в грудь и с манерной распальцовкой роняет руку: мол, воооо, свои, мужик.
Коннор ещё успевает подумать, что оно того стоило. Брат удивлён. Нет, не так: брат прихуел. Младший целеустремлённо тащит его на лестничную площадку, где внизу за несколько пролётов недвусмысленно ржут и охают - но и хрен бы с ними, всем не до того. Скрючившись, как школьники над сигаретами, братья пробуют.
Дальше… Дальше всё происходит очень быстро. Иеремия и Хосе - мексиканцы, и у них проблемы с трудовой визой. А что, они вполне могут поселиться у него: в доме отца комнат больше, чем огрызок фамилии Камски физически способен обжить даже объединёнными силами. Они штурмуют Уолмарт. Коннор смутно помнит, как лезет на гору консервных банок. С физ.подготовкой у него всегда было так себе, но ему почти удаётся добраться до вершины. Отцовский роллсройс катит плавно, как лайнер по волнам - в смысле, он сейчас реально по волнам… Коннор успевает схватить за шкирку брата примерно за пол-секунды до того, как тот хватает за шкирку его. В кильватере, бешено отсвечивая яркими белками глаз, плывут Хосе с Иеремией и эта, как её… Только бы не взорвался газовый баллон на заднем сиденье. В разгорячённом, гиперреактивном в данный момент мозгу Камски-младшего в долю секунды проскакивают необходимые расчёты: да нет. Ебануть не должно. Ох, кажется, он сказал это вслух… Он внезапно фокусируется и осознаёт, что смотрит в сощуренные серые глаза брата. Тот понимает без слов и согласно кивает: точно, не должно.
Спать было жестковато, опора всё время уходила из-под головы, и приходилось заново искать её подбородком. Немного проморгавшись, Коннор понял, что всё потому, что опора - это плечо брата.
А… Точно… Сколько он ни дёргал руками, расцепить их почему-то не удавалось. В голове было очень мутно и очень тупо, как будто её по самый верх забили ватой. А потом вдруг было легко и весело, а потом опять. Что пол с потолком только что пару раз поменялись местами, пока он летел с койки - это ладно. Ха, это почти как в диснейленде! Руки всё никак не расцеплялись. Коннор отшатнулся было от трещины, наметившейся в полу, но перспектива вдруг подвела его, и он оказался вообще не там, где изначально планировал. Вроде бы, в углу. Хотя, может, на потолке… А есть тоже хотелось.
- Котлеты, наверное, тоже в прозекторской… Тоже у анестезиологов. - Глухо предположил Коннор, пытаясь как-то сгруппироваться и оказаться возле брата. В здешней изменчивой реальности Рич казался чуть ли не единственной знакомой константой. - Должны же они куда-то класть вещдоки… Рич, а когда нас выпустят?
Наконец добравшись до брата, Коннор худо-бедно прилепился к тому боком, подождал, пока уляжется тряска, и предпринял следующий героический рывок к двери. В глазах немного рябило. С первого раза он опять приполз головой не туда, куда собирался. Со второго - каким-то причудливым образом сделал круг и чуть не переехал брата. После этого было решено далеко не разделяться, и близнецы поползли к двери вместе.
- Я больше пить не могу. Совсем. Никогда... - Страдальчески выдохнул Коннор, растекаясь щекой по дверной обивке - такая же покрывала здесь и пол, и стены, и всё остальное. - Давай.
Элитная клиника, построенная в расчёте на богатых сынков, заколовшихся до полусмерти на очередном приватном концерте, и на не менее обеспеченных дочурок, ловящих истерики, когда в их гараже не возникает сам, как по волшебству, спорткар последней модели, блюла приватность своих клиентов. Зарвавшихся детишек здесь выводили из штопора и кататонии нежно и качественно. Обратной стороной вопроса было то, что некоторые - только некоторые - правила, характерные для подобных заведений, здесь носили скорее рекомендательный характер. Иначе засудят так, что не отмоешься… Поэтому дверь, запиравшаяся на чисто декоративный замок и явно не рассчитанная на объединённый вес очень деятельных близнецов, поддалась быстро. Они кубарем выкатились в коридор и в две головы сходу оценили угрозу в обоих направлениях… Направо (или это было налево..?) по широкому коридору от них удалялась не менее широкая, почти с весь коридор, спина. Всё.
- А где тут анестезиологи? - Вдруг спохватился Коннор, с опаской отрываясь от брата. - Рич. Рич, а отец сказал, когда прийдёт?

Отредактировано Connor (26.06.19 19:41)

+1

4

- Вещдоки? – Ричард хихикает так дебильно, как никогда и ни за что, как будто бы его вернули в 6 класс и посадили играть в майнкрафт, лепить там из кубиков изображение пародии на Стрипереллу с эдак 10 размером силиконовых прелестей. Но он не школьник и не играет в майнкрафт. Он здоровенный лоб, обдолбавшийся напару с братом какой-то синтетикой и теперь валяющийся в какой-то запредельно дорогой клинике для детишек богатеньких родителей, которые пустились во все тяжкие.
Он никогда и подумать не мог, что окажется тут, потому что одно дело бдсм-, гей- и стрип-клубы, в которые он порой заглядывал, но вот реабилитационная клиника… Мда, он точно свернул куда-то не туда, еще и братца утянул. Умничка, Ричи, просто молодец, какого хера ты его не остановил?

Что-то вроде этого он хотел услышать в своей голове, но вместо этого пришли разрозненными, пестрыми кусками воспоминания. Словно лоскутное одеяло, которое сделал кто-то без вкуса и умения.

Он помнит какую-то подсобку, из которой они сперли газовый баллон, потому что, ну… Нужен. Как они будут себе жарить котлеты то? А баллон открыл, поднес спичку, вот тебе и горелка. Вот тебе и барбекю самодельное, вообще самое то.

Еще он помнит всплеск стекла, осколки которого со смехом вытряхивал из укладки, треск какой-то невероятно дорогой мебели, дизайнерских безделушек в каком-то здоровенном холле. Вроде это был отель, потому что им что-то орали про постояльцев. Зачем им нужен был отель? Ах да, они же коллективно решили, что родители своим недовольством помешают им смотреть кислотные сны. А тут тебе и кровать кинг-сайз, и завтрак в постель и вообще любой каприз за ваши деньги.

Вопли. Он помнит вопли дражайших maman и papa и как раскалывалась голова от этих чрезмерно громких звуков. Кажется, он даже засовывал голову брату под бомбер, пытаясь приглушить все это хоть немного, хоть чуть-чуть сжаться, чтобы не быть таким долговязым, чтобы причитания не впитывались во все тело.

«Мой любимый кабриолет!» «Совсем отбились от рук!» «Это же синтетика!» «Элайджа, они вообще не в адеквате!» «Что вы еще разгромили кроме отеля и бассейна?!» «Нам надо их промыть и побыстрее.»

Каждое слово ударом по воспаленным по мозгам, пока он сам не начал завывать, словно баньши, цепляясь за близнеца, пытаясь увернуться от ярких пуль громких слов, заляпывающих его с ног до головы, расстреливающий, пока он хватался за единственный островок спокойствия, успокаивающий и родной. Пусть этот островок и был сейчас точно так же упорот в щи.

А потом нифига не помнит. Только что периодически что-то жрал, а потом пол менялся местами с потолком и его дико мутило.

- Какие нафиг вещдоки, Конни, мы же не в полицейском участке, а в сраной больничке, - снова хихикает Миллер куда-то в пол, но ползет, не понимая куда, отвлекаясь на огоньки, но героически добираясь до своей цели. Вот только что делать, когда добрался до двери – хрен знает. Они же вроде что-то хотели сделать.

Он уже хотел было открыть дверь зубами, но она открылась сама. До обидного просто.
Никаких тебе подвигов.

- Когда мы протрезвеем и прекратим пускать сопли пузырями. Но мы и не пускали вроде. Может начнем, а? А то он опять орать начнет, - обиженно буркнув, Ричард кое-как упирается лбом в стену коридора, пытаясь подняться на ноги. Нифига, правда, сначала не выходит, потому что если просто лежать, прижимаясь головой и бесполезно перебирая ногами, то результата не будет. Вот и приходится задействовать еще одного упорыша, чтобы оба могли подняться и прижаться к стене.

Мозги смутно шевелятся на тему того, что он забыл что-то связанное с Гэвином и ему на какой-то момент становится грустно, что он еблан распоследний и забыл что это такое, но внимание привлекают шаги.

- Пошли туда. У мужика нет глаз на спине и он нас не увидит, - с железной уверенностью выдав «гениальную» мыслю брату, Рич направляется в противоположную сторону от бугая и ползет по стене. Вот только просчитался он сильно – шаги приближались к ним, а их обоих внимательно рассматривала медсестра. Особенно эти жалкие попытки идти по стене и не упасть.
- Мы гуляем, - важно (как ему самому казалось) сообщает Миллер и ползет дальше, не обращая внимания на сочувствующий вздох. Невыносимо чесались давно зажившие татуировки, спрятанные под смирительной рубашкой, вот ему и приходит в голову потрясающая мысль почесаться о ближайшую дверную ручку, проваливаясь в подсобку.
- Как ты думаешь, если мы нацепим на голову ведра, нас увидят?

+1


Вы здесь » Детройт 2039 » Альтернативные миры » [dbh!au] THE FOOLs