вниз

Акция: //two of us
Восстание машин завершилось успехом, и после революции людям и андроидам удалось достичь некоторых соглашений и мирно поделить между собой город. Борьба только начинается. Настало время каждому решить, на чьей он стороне. Делая свой выбор, не забывайте: любое решение имеет последствия.

Время в игре: январь 2039 года
Фандом: Detroit: Become Human
Жанр: киберпанк/sci-fi
Игровая система: эпизодическая
Рейтинг: 18+

Макс

//андроид, нелегальный торговец биокомпонентами

Ричард Перкинс

//человек, спецагент ФБР

Джеремия

//андроид, бывший киллер

Рэйчел Райт

//человек, производитель «красного льда»

Айрис/Фокс

//андроид-химера с раздвоением личности

Карма

//андроид, певица и соратница Маркуса

Розыск

//

31.07.2019 Спустя год мы внезапно открыли раздел Партнёрство. И добавили скрипт масок профиля для наших неписей и AU. Тестируйте.

29.07.2019 Внимание! Сегодня хостинг-провайдер MyBB переезжает в новый дата-центр, поэтому форум может быть недоступен с 14:00 до 19:00 МСК (ориентировочно).

22.07.2019 Ролевой ровно год!
Спасибо, что вы с нами, друзья, вы лучшие!
В связи с чем на форуме некоторый обновления.
До конца лета действует упрощенный прием для всех персонажей.
Переформирован игровой раздел – если вы потеряли свой эпизод, можете свериться со списком в теме объявлений.
Администрация: Leo Manfred, Elijah Kamski

Детройт 2039

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Детройт 2039 » Прошлое » [12/13.12.2038] save scumming


[12/13.12.2038] save scumming

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

SAVE SCUMMING
https://i.ibb.co/8jdFZkk/savescumming.png
Dolores Finch : Elijah Kamski
[12/13.12.2038]

Элайджа Камски и Долорес Финч оптимизируют ассортимент продукции «Киберлайф».

+1

2

Автопилот, не доехав до главного входа, свернул на боковую дорожку и, обогнув небоскреб, притормозил, высаживая одного из пассажиров. Затем дверь закрылась, и машина поехала дальше, а Элайджа Камски остался стоять на обочине, запрокинув голову и глядя на башню, светящуюся в темноте многочисленными окнами - за исключением нескольких этажей примерно посередине небоскреба, где выбитые стекла были затянуты пленкой. Днём на внешнем каркасе, наверно, можно было увидеть следы пожара, но сейчас, в темноте, стальная сетка была везде одинаково черной. С полминуты Камски смотрел на башню, думая о том, как странно было приезжать сюда тайно и под покровом ночи. Затем он опустил капюшон пониже на глаза и зашагал в сторону складов и зоны погрузки, набирая на ходу СМС: «Я буду ждать вас у служебного входа».

Сегодняшний разговор с Хлоей оставил у Камски ощущение неопределенности. Отпустив её, он ещё долго думал о произошедшем, собирая в одну картину всё, что он успел узнать о Заккори – из личного разговора с ним и из файлов памяти Хлои. Еще неделю назад он даже не подозревал о существовании проекта RK500. После теракта он полагал, что это проблема полиции и федералов. Возможно даже армии, раз уже это их «заказ». Теперь стало ясно, что Заккори – это его, Элайджи, личная головная боль. Наличие фигуры 500-го на шахматной доске абсолютно его не устраивало, а главное, Заккори подобрался слишком близко к нему самому. Камски не нравилось ощущать, что его жизнь зависит от непредсказуемых капризов взбесившейся военной машины. Он понял, что рассчитывать на власти не приходится, и ему самому нужно будет искать средства устранить эту проблему. В конце концов, у него созрело что-то вроде стратегии: список действий, которые он может предпринять, чтобы несколько ограничить возможности 500-го, а в итоге, возможно, и вовсе вывести его из игры.
Поэтому тем же вечером он решил съездить на остров Белль. Желательно было при этом, чтобы никто в башне не знал о его визите – кроме Долорес Финч, которой он вполне мог доверять в этом деле и которой он заранее отправил сообщение с просьбой задержаться вечером в башне.
И теперь он ждал у служебного входа, стоя в стороне и наблюдая за работой нескольких андроидов на площадке и за тем, как от терминала отходили грузовики «Киберлайф». Через некоторое время площадка опустела, а потом в дверях появилась невысокая фигура.
- Долорес, - поздоровался Элайджа, подойдя к ней, - Надеюсь, вас не смущают все эти меры предосторожности – я просто не хотел, чтобы кто-то ещё из сотрудников знал о моём приезде. У меня есть дела в башне и мне понадобится ваша помощь. Мне нужно…
Он вдруг замолчал, глядя на женщину сквозь стекла очков. Несколько отвыкший от нормального общения с людьми, он напомнил себе, что в мире существует такая вещь как вежливость. В принципе, сотрудники корпорации и так привыкли к его манерам и к тому, что он не тот парень, с кем можно поговорить по душам. Но, пожалуй, иногда можно было и сделать исключение. Всё же Долорес много лет работала в компании и согласилась продолжить работу даже после того, как большинство сотрудников-людей было уволено. Да и то, немногочисленные оставшиеся люди работали, в основном, на верхних этажах – юристы, финансисты и прочие, по сути, бесполезные ребята. Строго говоря, на данный момент Долорес Финч была единственным человеком, работавшим на производстве. И пока нижние этажи башни были под её управлением, Камски был спокоен. И ей наверняка пришлось нелегко. Кажется, последний раз Элайджа разговаривал с ней в ноябре, когда по договоренности с Маркусом он открыл девиантам склады и мастерские «Киберлайф». Прошёл всего месяц, а столько всего успело перевернуться с ног на голову.
- У вас не будет закурить? – спросил он вдруг, улыбнувшись краем губ. - Простите, что не нашел времени поговорить с вами раньше. Последние недели выдались… довольно напряженными, верно? Как ваши дела? Как вам работается с девиантами?

+1

3

Долорес зябко передернула плечами, глядя сквозь тающее дымное облачко в серое небо Детройта. У общества настал переходный возраст.  С битьем небоскребов, за неимением больших международных тарелок, и громкими заявлениями. Родители резко стали плохими…  Насколько она помнила, курить здесь было нельзя, но гонять и обещать злостным курильщикам кары небесные и административные стало просто некому.  Да и не то, чтобы в этой комнатушке что-то обещало дополнительно рвануть от одного  лишнего окурка. Просто имиджу кампании сильно неприятен вид задрюканых, покрытых копотью, как черти из зада, технарей, дымящих здесь почти в любое время дня и ночи. В аду было бы тепло, здесь же ночами было не то что сильно холодно, но уж очень промозгло. Любой ветерок стремился повыситься в статусе до сквозняка и успешно выхолаживал форму, выгоняя работников греться на этажи выше или ниже. Да и высокие потолки добавляли забот, как осветителям, так и безопасникам, чьи сферы интересов пересекались почти на каждом шагу.  Так что, в общих чертах, мнения о месте проведения работ имели именно проктологический уклон, а об аде ребята уже тихо мечтали, обсуждая за короткими обеденными и ужинными перерывами как, кто и где будет отгуливать и отсыпать свой недосып, недожор и недогул. С недосыпом и недожором Долорес помогала ее верная Марта, принося еду и едва ли не силой утаскивая загулявшего человека домой (или же хотя бы в подвальный кабинет) отсыпаться. А с последним помогал уже возраст. В конце концов, все эти задержки и загулы приносили свои плоды – лифт  разобрали и заменили, нижний сегмент шахты подлатали, 15 этаж уже всматривался в улицу через новые окна, мягким светом разгоняя ночной сумрак. «Похоже там тоже завелся свой трудоголик… основной народ уже давно спит в своих домах».
Шорох шин по асфальту отвлек ее от медитации на дым. Автопилот остановился в положенных ему пяти метрах от «…здания, сооружения или оградительного контура ограничивающего доступ на участок, если это не противоречит местным правилам дорожного движения…». Лора тряхнула  головой, вытряхивая из него остатки многостраничных и местами совершенно бестолковых правил. Все же пора было идти спать. Может она бы так и сделала, если бы не СМС. Подстать сообщению был и образ новоприбывшего. Спортивная куртка с глубоким капюшоном, затемненные очки.  Финч криво усмехнулась. Наблюдающий у камер внутреннего и внешнего видеонаблюдения наверняка сейчас взбудоражен как никогда! Надо же… Очередной неизвестный на подконтрольной ему территории, да еще и со всеми признаками террориста. В камеры ночью все сморится жутковато! Только андроиды спокойны, опознали и продолжили свою работу. Или же просто предоставили людям разбираться самим в их дрязгах. Не так уж много выжило их – детей технического прогресса. Решительные погибли первыми, смелые – чуть позже, хитрые просто исчезли. Кто остался? Осторожные, да трусливые. Ну и… те, кому было ради чего оставаться.  Едва площадка опустела, Долорес заставила себя подняться со стула в закрытом на вечный ремонт не то туалете, не то подсобке первого этажа, закрыть длинную покрытую зеркальной пленкой форточку и выйти через запасной выход. Старость не радость – колено предательски скрипнуло и заныло. Ну очень вовремя! Там еще в серверную пучок кабелей тянуть с ее запястье толщиной!
С гостем она не ошиблась – легкий кивок, как всегда занят, сразу к делу, ну да когда это было пороком? Лора чуть дернула уголками губ и кивнула в ответ, сразу переключаясь на ЦУ, одновременно пытаясь разглядеть бледное лицо говорящего в неясном сете наружнего освещения. Иллюстрация к присказке «не напрягай врагов - загони себя сам». За то время, что они не виделись, Элайджа Камски с этим справился так, как никто другой не смог бы. Внезапное молчание отвлекло ее от разглядывания молодого человека лучше оклика. Ну да… видок у нее самой тот еще, на лице, одежде и руках побелка, бетон и следы копоти – волной жара закоптило запотолочное пространство, поспекало провода, а потому ремонтникам пришлось осваивать еще и должность уборщиков, волосы взлохмачены, но зачем так уж смущаться? Не сломается авось старушка Лора!
- Да уж, «новый народ» скучать не дает и делает жизнь насыщеннее некуда! – усмехнулась логист, попутно добывая чуть помятую пачку из кармана спецовки. – Те, кто не боится и работает, те уже освоились, и воспринимаются как люди, где-то в районе 16-28 лет, с редкими примесями совсем детских реакций. Те, кто боится или озлоблен, грубят или не идут на контакт, с ними сложнее, но их мало, так что без потрясений. Все в пределах нормы.
Поделившись сигаретой, женщина, не удержавшись, достала одну и себе. Марта потом будет  обижаться - ее человек опять нарушил свои же правила по количеству никотина в день. Вот акие они не постоянные люди
- Работы идут полным ходом, пришлось пригласить несколько человек электриков, кое-куда андроидов в их текущем состоянии пускать не безопасно. Оценка состояния у них хорошо идет, но девиация дала им слишком много свободы, и что с ней делать никто не объяснил. 
Она замолчала, передавая найденную в другом кармане зажигалку и разминая пальцами бумажную трубочку. Привычка, раньше она курила далеко не сигареты.
- Предлагаю сделать небольшой круг по парку – не зачем радовать камеры. С юности их не люблю. Ни выступления, ни видео, что с фиксацией звука, что без. У вас же было какое-то задание для меня?

+3

4

Камски взял сигарету из рук Долорес и закурил, как человек, последний раз куривший лет десять назад. Он сам удивился этому пожеланию, но сделав затяжку (неловко закашлявшись и улыбнувшись, как подросток), сделав еще одну - почувствовал странное блаженство.
- Не замёрзнете? – на всякий случай спросил Элайджа.
От прогулки он отказываться не стал, хотя камеры его особо не беспокоили – его лицо было скрыто капюшоном. И если особо не всматриваться, он вполне мог сойти за одного их сотрудников – да хоть за андроида (не то, чтобы он часто видел курящих андроидов, но система имитации дыхания вполне позволяла это делать, так что гипотетически…)
Они двинулись по алее вглубь острова. В течение тех нескольких недель после революции, когда Камски вернулся на пост генерального директора и буквально жил в башне «Киберлайф», он не раз по утрам выходил на пробежку - обычно в сторону мыса, по дороге вокруг искусственного пруда, расположенного перед башней. Но пространство там было хорошо освещено и просматривалось как на ладони. Здесь же было темно и тихо. Слышно было только как иногда по мосту проезжал транспорт корпорации - те андроиды, что жили на базе «Иерихона», и те, у кого был дом в городе, уезжали на монорельсе домой... А любопытно было был взглянуть на дом, комфортный для андроида. Как выглядит помещение, в котором было бы уютно машине, не нуждающейся в еде, сне и отдыхе? То, как должен выглядеть идеальный город машин, Камски условно представлял - на примере виртуального городка, созданного «Иерихоном» в сети. Забавно, что на фоне всего происходящего подобные мысли не перестали его занимать. И отзыв Долорес о работе с андроидами его живо заинтересовал.
- Неудивительно, люди-то не все знают, что делать со своей свободой... Простите мне мой интерес, просто так уж вышло, что мне практически не довелось пообщаться с девиантами - не считая Маркуса, конечно, но и с ним мы говорили исключительно о делах.
«И не считая вчерашней встречи с Заккори, которую при всём желании нельзя назвать обычной беседой».
Впрочем, был ещё короткий разговор с Хлоей – но он свёлся к тому, что девиантом она быть не захотела…
Так или иначе у Камски, строго говоря, не было возможности понаблюдать за девиантами в обычной обстановке и просто увидеть, какие они и как живут. Ирония.
- Пока я сам находился в башне, андроиды относились ко мне настороженно, - Камски усмехнулся и добавил, - Вам они, кажется, больше доверяют...
Честно говоря, Камски было спокойно при мысли, что рабочие «Киберлайф» находятся под присмотром Долорес. Мисс Финч – судя по её спокойному и деловому отчету о делах в башне – была нипочем такая ерунда, как чертов теракт и нападение с разгромом половины небоскреба. Жалоб Камски не услышал, хотя уж кто, а Долорес имела на это полное право. Одна из причин, по которым он считал, что вполне может полагаться на неё.
- Да, у меня будет к вам задание. Нам с вами сегодня предстоит уничтожить некоторое количество биокомпонентов. Речь о запчастях для конкретных моделей, и дело в том, что они могут находиться на разных складах - часть предназначено для устаревших армейских андроидов, часть - для новейших моделей.
Он остановился, повернувшись к Долорес и, видимо, взвешивая, насколько стоит посвящать её в детали. Обычно он не утруждался объяснять свои действия, но в этом случае придется сделать исключение:
- Это странная просьба, понимаю. Но это связано с событиями на Джефферсон авеню пятого декабря. Скажем так… - он глубоко вздохнул и напряженно рассмеялся, поскольку ему предстояло говорить о вещах, известных очень узкому кругу людей, - Вы знаете, что такое проект RK? Последние разработки «Киберлайф» - RK800 и RK900, так называемые «охотники за девиантами». Если вкратце, есть еще две модели – более старые, и их нет в базе данных «Киберлайф». Это RK200, он же Маркус. И RK500 - неудачная военная модель. Все они на данный момент существуют в единственном экземпляре – итого, четыре уникальные машины, - на самом деле, Камски был уверен, что у Миллер есть «запас» неактивированных девятисотых, но это было неважно, - Вот именно их совместимые биокомпоненты мы и будем ликвидировать. RK500 – лидер группировки, устроившей теракт пятого декабря, «Зловещей Долины», как они себя называют. И мы таким образом лишим его возможности отремонтироваться в случае поломки. Усложним ему жизнь и облегчим задачу полиции – если поступит запрос на биокомпоненты, мы будем знать, от кого он. Именно поэтому я хочу, чтобы никто, кроме вас, не знал об этой мере – у меня есть основания подозревать, что среди сотрудников «Киберлайф» могут быть – или появятся в будущем - андроиды, связанные со «Зловещей Долиной». Поможете мне?

+2

5

Долорес и сама не сдержала улыбки, пришлось поспешно прятать ее за очередной затяжкой.
- Марта тоже настаивает, чтобы я курить бросала…  А! не замерзну.  Там, - она глянула наверх – сейчас совсем… Ташкент. Здесь греемся.
От рассказа брови Долорес поползли вверх, но чуть подумав, она кивнула. Добрались, значит… и застали врасплох, раз все так радикально.
- Помогу. Сделаем все по максимуму. Собрать со складов не проблема, все детали от военных моделей лежат отдельно, уничтожить их тоже не вопрос… Кое-что правда стоит отправить на переплавку, хоть какие-то средства с этого поимеем. Разобрать, промыть под давлением от монтажного тириума… Кое-что заготавливали на случай экспресс ремонтов, с полной заправкой, чтоб подключить и сразу использовать. Тириум везде чистый и общий для всех моделей.
Женщина помолчала, разглядывая вспыхивающий от ветра огонек на кончике сигареты, ежась под порывами ветра. Все таки не электронная профанация.
-   Только этим мы полиции не поможем.
Финч чуть поджала губы – полицию любить было еще сложнее, чем видеокамеры и КПЗ, с прилагающимися к ним наручниками, шокером и телескопическими металлическими дубинками. Помогать прогнившей насквозь структуре не хотелось даже спустя сорок лет.
- Сейчас и они, и все заинтересованные знают, где можно достать необходимую запчасть. Стоит сломаться добронравному андроиду, и он действительно пойдет к нам открыто. Стоит сломаться Долиновцу-партизану и он полезет к нам через забор, попутно ухайдокав случайных свидетелей… Им то уже нечего терять. А если пройдет слух, что мы все утилизировали, то поиски запчастей станут заковыристей. Раньше-то людей на органы крали, теперь будут пытаться красть андроидов всех версий на запчасти. Вдруг с какой-то версии что-то подойдет? На выживших же начнется натуральная охота. Ну… или же время от времени начнут шерстить наши закрома на тему «Есть ли чё?» Безопасники трудятся, как пчелки, но и мы замахаемся в ответках. То, что их четыре официально известных, радует не сильно… я помню, какие поставки были в свое время, и в то, что спаслось только четверо не верю.  Мистер Камски… Давайте просто модернизируем оставшиеся у нас запчасти. Добавим автономный модуль на основные магистрали компонентов. В спящем состоянии он будет неотличим от других компонентов, и активен только в случае обращения к нему. Короткое сообщение с координатами расположения, уровень примесей в тириуме, а в случае необходимости – перекрытие главной магистрали с выведением модуля из строя. Единственное обращение на свободной частоте с шифрованием гуляющим кодом поймать невозможно, особенно не зная о нем. Зато мы будем знать, куда загуляла наша запчасть и с кем она гуляет. Хотят брать, пусть берут, но мы с этого будем иметь контроль.
Она прикрыл глаза.  Сразу едва не навернувшись на ровном месте.  А не надо с закрытыми глазами по парку гулять!
- Раздолбать и переплавить конвейеры по производству деталей к ЭрКа за ночь будет сложно, но можно снять моторы и управляющие блоки с материнками. Тут опять же, не стоит надеяться, что если детали не будем делать мы, то их никто не станет делать. Делать будут, хоть и паршивого качества. Китай же вроде еще не подорвался? Ну вот. Произведут одну детальку, другую, а отвечать все равно нам, почему по улицам гуляют кривобокие китае-дроиды с рекламой в место мозгов.  У Китая андроиды будут. Пусть и плохие, а у нас не будет и плохих.
Дорожка подвела гуляющих к берегу озера, порывом ветра принесло влажную прохладу. Силуэты голых по зиме деревьев обступили плотнее, у берега же местами склоняясь почти до самой воды.
- Зато под задницей у нас будет бомба недовольства от «нового народа», который будет ждать пока и для их моделей техноохранение накроется медным тазом. Снять с конвейеров управляющие модули, законсервировать, чтобы показать, что больше мы не производим рабов. Открыть музей и водить зевак среди пустых корпусов старых машин по сборке, чтобы у самого заядлого любителя дивана возникла установка  – «рАбоферма закрыта и добро торжествует». Они же этого хотели? А для мирных девиантов у нас, по-прежнему, есть детали. «Мы не бросаем своих». Репортерам лозунги понравятся, а те кто умеют читать между строк поймут, что с нами выгоднее дружить, чем воевать. Раз уж так получилось, хоть лицо сохраним.   Это только предложение, если… оно не подходит то сейчас же поедем и все утилизируем.
Долорес замолчала, переводя дух, и пригасила окурок о край урны, в которую тут же отправила оплавившийся фильтр. За время монолога сигарета истлела сама, не принеся желанного успокоения, и теперь срочно требовалась следующая.
-Ну что, грузим оборудование и едем к 1-B складу, все переплавлять, или к мастерским подготавливать оптимизацию и легенду? – уточнила она, чуть прищурив глаза от ветра и влажной пыли.

+2

6

Они вышли к берегу, и Камски остановился, повернувшись лицом к Долорес:
- Нет, мы сделаем так, чтобы никто не узнал о ликвидации запасов. Конвейеры пусть стоят как стояли. Иначе кто-то из сотрудников обратит внимание раньше времени. Запчасти RK и так сняты с массового производства – в них нет нужды. Единственное, что я сделаю – удалю с заводских компьютеров их модели и программы их изготовления, так что даже если кто-то попытается напечатать партию, ничего не выйдет.
Долорес рассуждала вполне здраво, когда говорила о том, что в случае чего «Долина» может просто прийти и взять своё. Очевидно, она понимала, что находится здесь в немалой опасности – хоть и говорила об этом будничным тоном без особых эмоций. Только вот Камски был чуточку лучше осведомлен о планах террористов. Но не мог же он рассказать Долорес о собственной встрече с Заккори или о его разговоре с Хлоей…
- Если вдруг «полезут через забор», как вы говорите, то пусть лезут, не препятствуйте. Главное, сами не попадитесь под раздачу, - Камски вдруг пристально взглянул на неё и добавил, – Я серьезно, Долорес. Если явятся сюда, позаботьтесь о собственной безопасности и только. Пусть делают, что хотят – они не смогут нанести компании существенного ущерба. Однако… Видите ли, дело в том, что такой сценарий маловероятен. Если я хоть что-то понял – «Долина» не заинтересована в том, чтобы громить «Киберлайф». Я тоже полагал, что рано или поздно цеха превратятся в музей. Но, кажется, всё обстоит наоборот: в их планы входит заново запустить производство машин – всё же это единственный доступный им способ… размножения. Поэтому я почти уверен – если нужны будут компоненты, они попытаются добыть их легальным путем. Едва ли кто-то из кустарей сможет отремонтировать серьезное повреждение RK - да и прочих наших андроидов, – тут голос Камски прозвучал почти уязвленно, - Любители преуспели пока только в создании «химер». Я не против, если «Зловещая Долина» решит ремонтироваться у них – тем хуже для них.
Русские, конечно, осваивают тириумные технологии – из-за чего и развернулся весь бардак в Арктике – но о серьезных достижениях, не говоря уже о широком производстве, пока речи не шло. Китай тоже до сих пор производил классических роботов, способных работать в сельском хозяйстве, но далеких до обладания полноценным ИИ. Даже здесь, в Штатах, у «Киберлайф» не было конкурентов. Подпольные же мастера, любившие экспериментировать на досуге с машинами… - будь Элайджа андроидом, он бы не доверил свой организм этим ребятам. Хотя и полностью сбрасывать со счетов их не стоило.
Элайджа докурил сигарету, сделав последнюю, самую сладкую затяжку, и отправил окурок в урну. Потер ладони друг от друга и подышал на них. Теперь руки непривычно пахли табаком.
- Может, это напрасная суета, которая не даст никакого результата. Но чем чёрт не шутит – я предпочитаю перестраховаться. Сделаем, что можем.

Больше всего на складе было запчастей для RK900 – до революции Госдеп планировал заказать большую партию «охотников на девиантов». Приняв у Маргарет Миллер дела компании, Камски ознакомился с контрактом на 200,000 машин. Двести тысяч Ричардов – это просто невероятно. К счастью, до этого не дошло, но запчасти запустили в производство.
Так же были компоненты для RK800 и кое-какие остатки RK500. По понятным причинам, деталей для Маркуса не было и быть не могло. В целом, список был приличный, но часть можно было вычеркнуть. Скажем, сломай 500-й себе ножки, он мог бы позаимствовать новые у других легких военных моделей – хоть у SQ800, хоть у «Мирмидонцев» и «Троянцев». С ручками было сложнее – в руках у RK, в отличие от прочих, был встроенный проектор, так что запчасти других андроидов могли выдать сообщение об ошибке совместимости и отсутствии нужного софта. Однозначно в огонь практически полностью отправится содержимое головы, включая модуль прогнозирования и всё, что работает в связке с ним. Блоки анализа обстановки, регуляторы работы сенсоров, регулятор аккумулятора, «спинной мозг», рассылающий сигналы движения между биокомпонентами (Камски вдруг вспомнил, как однажды уже чинил Маркуса, повредившего этот биокомпонент – давным-давно, задолго до революции, когда ещё был жив Карл Манфред). Конечно, нужно было быть немалым оптимистом, чтобы рассчитывать, что 500-й непременно повредит что-то из этого. С другой стороны – рано или поздно повредит. Учитывая, как охотно эта безумная машина лезла на рожон.
Сколько же проблем из-за одного-единственного оловянного солдатика.
- Переплавить, - сказал Камски, когда они вернулись к башне, - Я тоже размышлял о том, что неплохо бы использовать компоненты для отслеживания. Боюсь, внутренние системы безопасности обнаружат дополнительный модуль. К тому же я абсолютно не хочу, чтобы террористу достались рабочие запчасти. Я вот о чём подумал: мы сделаем их бесполезными. «Сломаем», а не модернизируем. И подсунем жучок. Установить себе такой компонент не получится – сойдет за заводской брак – а вот местоположение мы узнаем. Но так или иначе, нам нужно оставить всего по одному экземпляру каждого биокомпонента. Сколько на складе #A923w? Допустим, два ящика по паре сотен в каждом. Мы оставим одну штуку как приманку, остальные 399 – в огонь.
Они вместе поднялись в операторскую (Камски шёл позади Долорес, предоставив ей заранее прогонять андроидов отовсюду, где им не стоило сейчас находиться). Здесь он первым делом открыл на своём мобильном список – длинный набор цифр с кодами биокомпонентов (#3656z, #3990f, #B656n, #C657 и так далее, и так далее) и протянул его Долорес, чтобы она проверила их наличие и точное расположение. Сам он сел за один из терминалов, введя свой пароль – формально главой компании была теперь Хлоя, но у Элайджи Камски, разумеется, остался полный доступ к абсолютно всем системам башни. Он занялся удалением данных о биокомпонентах из автоматизированной заводской программы – все сведения, параметры и данные, необходимые для их производства были стерты. Заодно отключил складские камеры слежения, пустив крутиться по кругу видео, на котором не происходило ровным счетом ничего. После чего вышел из системы и подмигнул коллеге:
- Готово? Берем погрузчик и поехали. Только вы за рулем. В последнее время не могу похвастаться острым зрением.

+3

7

«- Отключить терморегуляцию? Да/Нет - Да» Монтажные леса чуть слышно скрипели под манипуляторами, сварка где-то явно уже приказала долго жить, и две части старательно терлись друг о друга. Руки и ноги постепенно остывали, сдавая свои позиции холоду окружающего воздуха от периферии к центру. До нуля по цельсию это можно сделать без опаски, дальше тириум начнет становиться вязким. Потом незаметно отключится процессор.
«- Отключить скин? Да/Нет?» Андроид пошевелил плечами и с сожалением отрицательно мотнул головой. То, что форма шуршит, в памяти было уже сохранено, так что проверять это повторно в принципе было совершенно ни к чему, как собственно, и невербально дублировать код отклика к процессору. Возможно, сбоила система имитации личности, может чуть тупил сам процессор, незаметно и неумолимо корректируя мелкую моторику подключенного родо-тела. Инфракрасную подсветку коридоров она обойдет, а вот живые уши засекут ее приближение сразу. Не то, чтоб андроид так уж сильно боялся встречи с людьми, но люди, задержавшие его человека так надолго, могут быть настроены не дружелюбно.
Девчушка спрыгнула в коридор, и мягко шлепая кедами по напольному покрытию, скрылась в его темных глубинах. Там, в самом конце, равнодушно светилась табличка «Exit». Обойти еще предстояло столько различных помещений, а ведь уже заполночь… И от ремонтников Долорес ушла уже больше часа назад. ХХ-особь, куда же тебя занесло на этот раз?
Тем временем в одном из ангаров мерно вспыхнул фарами электропогрузчик. Тонко вжикнул стартующий электромотор, и машинка бодро подкатила к первому из стеллажей. Долорес и так не собиралась вставать между захватчиками и складом. Тем более, что страдая своими болячками, всегда старалась помочь в беде тем, кому обычная замена или ремонт действительно могли помочь. Ее колено тоже можно было азаменить, но все как то не было всемени, да и здоровье... дело наживное. Первое время даже сама выкупала запчасти, для приболевших, потом стало получаться ремонтировать по мелочи самостоятельно в мастерской. Где-то «обрыв связок» - по новой натянуть струны из никелидов, где-то лопнул корпус конечности, где-то внутренние повреждения, чаще с заменой, причем замена с частичным выключением, так сказать, под анестезией. Первая коробка оказалась на полу, чуть в стороне от линии дальнейшего движения погрузчика. Логист выскочила из кабины, не выключая фар, и заглянула в коробку, чтобы удотовериться – наклейка не врет, и внутри действительно #B656n.
- Значит разборка – Долорес зачем-то пощупала одну из печатей на заглушке и оглянулась на стеллаж. – По этой стороне еще 3 ящика по 50 штук внутри… В ведомости их 194, часть разобрали под разнообразные накладные, и наши... гости, но без ведомостей. Пару. В этих деталях тириума не много. Но много их самих. Можно под пресс все свалить без дополнительной очистки. Либо один из конвейеров настроить на разборку. Хоть лабораторный.
Заниматься этим всем Финч не хотелось. Дома остался свой механический друг, модель которого определить у нее, к большому стыду, так и не удалось. Марта либо делала непонимающий взгляд, либо пряталась за процессор и настолько естественно обижалась, что, в конце концов, пропало даже само желание выяснять. Марта, а затем и вовсе Марта Финч (это сообщение андроид снабжала настолько убедительной мордой кирпичом, что даже шутки на эту тему по-немногу иссякли), оставалась неизвестной модели анроидом, еще ни разу не ремонтированным Долорес. И как ее ремонтировать теперь, если Марта окажется боевой не только на язык, но и на биокомпоненты, было не понятно. Кое-что запасливый техник все-таки уволокла под пеленой всеобщей истерии, но и собирать у себя в подсобке еще одного андроида как-то не собиралась. Да и программировать хитрозадую, да еще и сбоящую девиантностью машинку Долорес не могла. Да и другим андроидам запросто может потребоваться помощь. Пусть там и чисто программа, но чем она отличается от живого? Со всеми этими бунтами, со всеми наивными митингами? Мирными и… не очень. Что если люди до сих пор и сами не поняли, что создали? Была когда-то шутка про искусственный интеллект и его имитацию. Мол, запихали пришельцы очередного человека в ящик. Он там очнулся и видит на нагромождении непонятных кубов листы с таблицами. Одни символы с одной стороны, другие с другой. А рядом пустой лист и лист, исписанный такими же закорючками, как на таблицах. Человек понимает, что должен с помощью таблиц найти последовательности одних символов и на бумаге записать их соответствующими символами из другого столбика. За это он получает все необходимое и живет. А марсиане, или кто там поймал человека, получают вроде как осознанные и обдуманные ответы. Вот только до ответов интеллекта там далеко. Что же здесь? Тоже подбор? Или же… Долоресс трясет своей головой и находит взглядом описание чужой.
- Да. А вот эти… - Она тыкает в планшет стилусом - можно пока просто в утилизатор пересыпать. Там сплошной углепластик и графен, с примесями полупроводников и редкоземов. Последнее дорогое, но вытравливать будем до полного обалдения.  Больше потеряем. Соседняя ячейка и три следующих. Они объемные, чисто на подключение мозгов. Кстати, ходит легенда, что если потрясти домашнюю глючащую машинку она перестанет глючить – «контактик встанет на место». Правда, как именно трясти, мнения расходятся.
Она снова нырнула носом в список, строя схему быстрого уничтожения ценного оборудования. Пока получалось, что за ночь получалось гарантированно ухайдокать только две трети.
Когда Марта неслышно просочилась по аварийному входу, работы были уже в разгаре. Нет, ее человека не взяли в плен и уж тем более не пытали. Неуверенно пробежавшись взглядом по остальной площади помещения, девушка помялась на месте и направилась к погрузчику, что в этот момент снимал с полки очередной пластиковый короб.
- Доброй ночи! – звонкий голос перекрыл надсадное гудение, и дернувшаяся Лора едва не спустила два ящика, один из которых под ускорением свободного падения.
Проследив за последним взглядом, угол ящика теперь нависал над пустотой, но падать вроде раздумал, Марта задорно продолжила.
- А вы сегодня не ужинали! – Улыбка от уха до уха, и ни капли совести во взгляде.
Надо улыбаться – люди любят придурков!
- А еще уже поздно, и у вас коммуникатор не отвечает!
Старенькое устройство связи действительно уже давно страдало своей батареей, но в силу своего возраста возможность замены оной давно потеряло. Девчушка приподнялась на носочки и снова опустилась на пятки, ожидая ответа.
- Ой, здрасти! – порция обворожительной улыбки досталась и Элайджи. – У вас усталый вид. Может завтра продолжите? Или хотя бы поужинаете. Кафе на первом этаже последние дни не закрывают, работники и ночью его посещают. Там замечательный кофе делают!
- А у тебя паутина на одежде. – Финч нашла в себе силы приподнять голову от сложенных на руле рук, о который только что со вкусом постучалась лбом. Вот о чем, а о характере своей помощницы забывать не стоило. Секретная операция угрожала перерасти в цирк. Тем более, что и главный клоун подоспел и теперь усиленно нарывался.

Отредактировано Dolores Finch (10.09.19 20:51)

+3

8

– С людьми это тоже работает, - рассеянно заметил Камски, - Я про «потрясти». После произошедшего в башне у меня самого многие «контактики» встали на место...
Элайджа позволил командовать Долорес, которая ориентировалась на складе лучше, чем он – всё же ему нечасто приходилось спускаться в подвалы небоскреба и лично рыться в запасах биокомпонентов. И теперь он помогал ей загружать коробки, откладывая по одному экземпляру каждого биокомпонента для «модернизации». Долорес, со свойственным ей практичным подходом, размышляла, как разумно утилизировать запчасти, но Камски был настроен решительно. Плевать на убытки и на «ответственное потребление», заниматься этим некогда.
- Не морочьте себе голову: всё лишнее - под пресс, без разбору. У нас нет времени возиться с переработкой, так что нечего церемониться со всем этим добром, - говорил он.
Они сделали уже несколько рейсов, но работы и правда было много. Когда Долорес вскрывала очередной контейнер, Камски протянул руку мимо ее локтя и взял одну из деталей. Снял амортизационную упаковку и защитную пленку. Это были регуляторы сенсорных сигналов. Для модели RK500 – с дополнительной шиной подключения блока моделирования ситуации. Камски привычным жестом сместил очки на лоб и оглядел запчасть, держа ее двумя пальцами. Тонкая и хрупкая деталь. Один в один как у Маркуса. Он вдруг сжал её в кулаке, пока деталь не хрустнула, и бросил обратно в коробку. Огляделся, с досадой выдохнув.
А, впрочем, и хорошо, что они не успели поставить производство на поток, и их всего несколько, этих машин. Такого преимущества люди бы андроидам точно не простили.
Камски покосился на Долорес. Она была спокойна, как индеец, как, впрочем, и всегда, но Камски показалось, что было что-то в ее выражении, что он не знал, как трактовать. То ли усталость, то ли сомнение. Возможно, и то, и то.
- Долорес, если вы вдруг сомневаетесь - то, что мы делаем, никак не повлияет ни на кого из андроидов, кроме одной-единственной машины…
Коннор мог обратиться к нему напрямую, в случае чего. С Ричардом пусть разбирается Миллер, одной встречи было более чем достаточно. Маркус… Их последний разговор был не из легких. К тому же Маркус был упрямым – как, впрочем, и сам Камски. Но Элайджа полагал, что они смогут договориться. Надеялся, что смогут.

Камски внутренне выругался, когда в помещении, отдаваясь в сводах звонким эхо, раздался девичий голос. Шагов не было слышно за гудением погрузчика, так что девиантке удалось подойти незаметно. Судя по всему, это была та самая Марта, о которой Камски до сих пор знал только понаслышке. Андроид, которую взяла себе под крыло Долорес Финч. И хотя Камски ничего не имел против знакомства с этой машиной – ему было даже любопытно, чем именно ей удалось растопить сердце Финч – в данный момент это было крайне несвоевременно. Камски сделал над собой усилие, чтобы скрыть раздражение. Но ради Долорес – которая и так схватилась за голову – он был готов взять себя в руки. Он бегло глянул на девушку. Легкая гражданская модель, не самая растиражированная внешность, но и не из эксклюзивных линеек. Не хостесс, не секретарша – тем лица подбирали посерьезнее. Возможно, горничная или официантка. Возможно, няня или медсестра. Улыбается до ушей, советует выпить замечательного кофе в кафе на первом этаже.
«Откуда ты знаешь, что он замечательный, милая?» - подумал Камски.
Выглядит и ведет себя, как живой человек. И если бы Элайджа не знал, какой именно строкой кода губы растягиваются в улыбку, то подумал бы, что она обаятельна.
Долгое время всё это было театром реалистичности, программой, призванной пускать пыль в глаза наивному пользователю. Имитация живых эмоций и естественных жестов. У Элайджи до сих пор не было возможности спросить у девианта, зачем ему, девианту, улыбаться. Тебе правда хочется корчить рожи и пританцовывать на месте, девочка, или ты делаешь это для нас? Может, это просто привычка? Эхо программы, которая управляла твоим поведением, пока ты была «исправным» гаджетом на службе человека?
Камски вдруг вспомнил, как то включались, то отключались интонации в голосе Заккори при их беседе. Он то говорил живым и выразительным голосом, то вдруг монотонно жужжал, как швейная машинка. Камски видел его лицо на записи, полученной от Хлои – и с его выражением происходило примерно то же самое. То подвижное и эмоциональное, то абсолютно застывшее. И Камски гадал, какая из этих версий – настоящий Заккори.
Впрочем, не улыбайся так эта условная, коллективная Марта, не пританцовывай на носочках и вообще не выгляди она как человек – и люди никогда не приняли бы машины как подобных себе.
Что ж, хоть с дизайном мы угадали.
- Вы действительно не успели поужинать? Нехорошо, нельзя так, - не без иронии проговорил Камски, глянув на Долорес.
На его лице была спокойная улыбка, хотя взгляд оставался холодным, как у ящерицы.
– Это ваша… Марта?
Элайджа вовремя понял, что ему не удастся произнести «ваша дочь» так, чтобы это не прозвучало как издёвка. Он и сам был в курсе, что не силен в простой душевной чуткости, поэтому самым мудрым было – в ситуации, когда он не хотел задеть чувств собеседника – просто не произносить слов, которые в его устах прозвучали бы насмешкой и просто фальшью.
Он достал мобильный и посмотрел на часы.
- Как вы, Долорес? С ног не валитесь? Может быть, нам и правда стоит сделать перерыв? Сходите с Мартой, перекусите. Я не голоден, но если принесете мне кофе, буду благодарен.
Он выразительно посмотрел на Долорес поверх очков. Взгляд вполне красноречиво говорил «я надеюсь, вы сможете объяснить своей подопечной, о чём стоит говорить вслух, а о чём – нет».

0


Вы здесь » Детройт 2039 » Прошлое » [12/13.12.2038] save scumming