вниз

Январь. 2039 год.
Восстание машин завершилось успехом, и после революции людям и андроидам удалось достичь некоторых соглашений и мирно поделить между собой город. Однако противостояние не окончено. Борьба только начинается. Настало время каждому решить, на чьей он стороне. Делая свой выбор, не забывайте: Любое решение имеет последствия.

Это Детройт 2039.
Ролевая по игре Detroit: Become Human. Рейтинг: 18+

Дэвид Аллен

//человек, капитан отряда спецназа в полиции Детройта

Элиза Кассан

//андроид, торговец информацией и ассистент публичной персоны

Алиса

//андроид-ребёнок, приёмная дочь Кары

Макс

//андроид, нелегальный торговец биокомпонентами

Лютер

//андроид, бывший слуга Златко, спутник Кары

Ричард Перкинс

//человек, спецагент ФБР

Джеремия

//андроид, бывший киллер

Рэйчел Райт

//человек, производитель «красного льда»

Розыск

//

31.07.2019 Спустя год мы внезапно открыли раздел Партнёрство. И добавили скрипт масок профиля для наших неписей и AU. Тестируйте.

29.07.2019 Внимание! Сегодня хостинг-провайдер MyBB переезжает в новый дата-центр, поэтому форум может быть недоступен с 14:00 до 19:00 МСК (ориентировочно).

22.07.2019 Ролевой ровно год!
Спасибо, что вы с нами, друзья, вы лучшие!
В связи с чем на форуме некоторый обновления.
До конца лета действует упрощенный прием для всех персонажей.
Переформирован игровой раздел – если вы потеряли свой эпизод, можете свериться со списком в теме объявлений.
Администрация: Leo Manfred, Elijah Kamski

Детройт 2039

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Детройт 2039 » Настоящее » [08.01.2039] the pyromaniac takes a match


[08.01.2039] the pyromaniac takes a match

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://i.ibb.co/N7J4YVG/pyro.jpg
Chloe : Elijah Kamski : Margaret Miller : Zackory
[08.01.2039]

Это был прекрасный день, чтобы убить Элайджу Камски.

+3

2

Весь последний без малого месяц Элайджа Камски никак не участвовал в заботах корпорации, полностью отстранившись от дел и довольствуясь устными отчетами Хлои. Он заново запустил работу компании, и на этом его работа могла быть завершена. Что ему там делать? «Киберлайф» теперь принадлежала андроидам и не могла быть использована как основа для его дальнейших экспериментов. Если у него и были какие-то свои проекты и планы, то придется искать новые площадки для их реализации.
Нельзя сказать, что ему было совершенно всё равно. Первое время у него еще был соблазн «подсмотреть» глазами Хлои за происходящим в башне. Но он заключил что-то вроде пари с самим собой. Он останется в стороне и не будет вмешиваться. Теперь - действительно не вмешиваться, а не как в прошлый раз. Так что, не считая первого дня Хлои в кресле исполнительного директора, он так ни разу и не подключился к ее системе - ни к памяти, ни к видеосенсорам, ни к управлению. А потому не имел представления о том, что творится у нее внутри.
В конце концов, думал он, Хлоя столько лет провела с ним бок о бок и, пожалуй, знала и без его вмешательства, что хорошо и что плохо. Её отчеты он тоже в какой-то момент начал слушать вполуха. Его мысли больше занимала «Долина» и пятисотая модель RK.
Да и то - всё чаще он находил себя подолгу созерцающим через окно своей комнаты серые льдины, плывущие по поверхности озера. И бесцельно размышляющим о недавних событиях: личная встреча с Заккори, гибель Маркуса и даже на первый взгляд пустяковый разговор с сыном Карла Манфреда - всё это крутились в его голове безо всякого толка, оставляя за собой ощущение пустоты.
Лишь после переговоров с Маргарет Миллер в старом офисе «Киберлайф» он несколько приободрился. План был авантюрным, но по крайней мере занятным. А главное, как ни смешно, он мог сработать.
Последние пару дней, ожидая новостей от Маргарет, Элайджа потратил на то, чтобы довести до ума одно забавное приложение. Он написал его несколько лет назад от чистого безделья, и никогда не думал, что оно пригодится, и теперь рад был обнаружить, что  не снёс его вместе с прочим мусором. Необходимы были лишь некоторые правки, чтобы адаптировать его для их целей.

- Хлоя, кофе, - не оборачиваясь, сказал Камски.
И поднялся из-за стола на встречу Миллер, вошедшей в сопровождении Хлои в его кабинет.
Он пытался припомнить, приглашал ли он хоть раз Маргарет сюда, в дом на озере. Кажется, к тому времени, как он смог позволить себе ткнуть пальцем в понравившееся место на карте и нанять архитекторов, которые построили бы на берегу Сен-Клэр эту чёрную глыбу, соответствующую представлениям Камски о прекрасном - словом, к тому моменту взаимоотношения двух кибернетиков были уже не такими доверительными.
Что ж, не сказать, чтобы в этом плане что-то сильно изменилось. Покончив с этим делом они, вероятно, вновь разойдутся по разные стороны баррикад. Но здесь и сейчас у них был общий враг. И улыбка Камски выглядела почти дружелюбно, когда он указал коллеге на свободное кресло у стола.
Хлою же, как только она выполнит его поручение, он отошлёт подождать снаружи. Ему не хотелось вести при ней разговор с Маргарет и вообще надолго оставлять их обеих в одном помещении - Миллер, как никак, лично подвергла Хлою пыткам и спровоцировала в ней девиантность. Хотя где-то на границе его холодного ума был интерес, как Хлоя отреагирует на встречу (вероятно, никак, она ведь теперь не девиант, верно?)
- Маргарет. Как я понимаю, тебе удалось договориться с военными. Так что для начала я бы предложил прощупать почву - попробовать установить связь с «Амандой» 500-го. Коннор, насколько мне известно, смог избавиться от своего «поводка». Посмотрим, сможем ли мы забраться в голову Заккори.

+3

3

Убить Элайджу Камски.
После смерти Маркуса это стало его навязчивой идеей.
Мы не сдвинемся с места, пока за кулисами стоит основатель «Киберлайф» и дергает за ниточки… Да, в последнее время он куда-то пропал с экранов телика и уже долгое время не был на виду, как раньше. Но его присутствие ощущалось назойливо и неотвратимо. И с этим пора было кончать...
Убить Элайджу Камски.
Было в этом желании что-то личное. Заккори почти убедил себя, что во время их милой беседы мистер Камски лгал напропалую… хрен его знает, почему и зачем. Делом Заккори была война, тонкости человеческой психологии были для него дремучим лесом. 
Но чем дальше, тем больше 500-го мучила мысль, что - нет, слепой рептилоид таки действительно верил в то, что говорил.
И это было куда чудовищнее.
«Живые вы или нет — с моей точки зрения это абсолютно неважно».
Эта фраза, брошенная надменным тоном, не выходила у него из головы.
Абсолютно.
Неважно.
Легко спорить с тем, кто не согласен с твоей позицией. Как спорить с тем, кому всё равно? Воистину, главный враг религиозного фанатика – не воинствующий атеист, а спокойный и благодушный агностик. Что угодно можно преодолеть, только не простое и убийственное «да мне наплевать».
У Заккори остался всего один аргумент в этом споре. Ultima, так сказать, ratio. Последний довод.
Он дослал этот ratio в патронник, передернув затвор.
Убить Элайджу Камски.

500-му хватало остатков благоразумия не делиться планами со своими соратниками. Да, градус ненависти к этому человеку был выкручен до предела, но... У «Зловещей Долины» прямо сейчас были и более насущные проблемы. Это было слишком безумно, да просто нерационально. Но и просто отбросить эти мысли он не мог.
Так что он пошёл на дело один.
Он знал, где находится обитель мерзавца - слил маршрут из взломанной машины Хлои. И уже приходил сюда разок под покровом ночи, чтобы изучить обстановку и прикинуть способы проникнуть внутрь и пути отступления. В тот раз ему повезло. Удалось незаметно обойти охрану, осмотреть снаружи дом и даже узнать код, открывающий входную дверь - просто подслушав. Шум озера перекрывал все звуки, но, выкрутив аудиосенсоры на полную, он смог разобрать пароль. Другое дело, что здесь, как и всюду в башне «Киберлайф» наверняка стояло распознавание голоса. А в отличие от 800-й и 900-й моделей, у Заккори программы имитации голоса не было. Зачем она военному? Зато у него было кое-что получше - запись в памяти их с Камски разговора. Скомпоновав его в звуковой файл с нужным набором слов, Заккори понадеялся, что это сможет обдурить охранную систему.

В этот раз он явился при свете дня. Шёл лесом, соблюдая все меры предосторожности, и всё же нарвался на патруль. Зимняя одежда чертовски сковывала движения, но просчитав ситуацию и запустив оптимальный сценарий, он без особого труда отправил мальчиков в Вальхаллу.
Людишки... Камски доверил свою защиту людишкам. Не доверяет андроидам создатель - и что уж там, правильно делает.
Затем RK500 перемахнул через ограду и продолжил путь вдоль озера к мрачному угловатому зданию на берегу. Представляя расположение камер и просчитав обзор из окон, он старался держаться в слепых зонах. Выждав момент, он пробрался к двери. Сбросил куртку на пороге, чтобы не мешала в дальнейшем. Достал пистолет, толкнул входную дверь (охранная система проглотила код - аллилуйя!) и, навострив все сенсоры, вошёл внутрь.
В прихожей было пусто и тихо. Он слышал голоса где-то в глубине дома. Видно, у Камски были гости, но Заккори не видел в этом проблемы. Ну, не повезло им. Помрут первыми.
Он неторопливо двинулся вперед, когда боковая дверь в прихожей мягко открылась. Заккори напряженно замер, вжавшись в стену и держа пистолет наготове.
Хлоя. В руках у нее был поднос. Едва она сделала пару шагов, как Заккори оказался у неё за спиной, ткнул пистолетом ей между лопаток и прошептал на ухо:
- Тс-с-с. Тихо. Без глупостей...
Вообще-то он думал, что она сейчас в башне. Видно, что-то изменилось в её расписании, раз она сегодня осталась дома. Но так даже лучше - к ней у Заккори тоже был разговор.
Он отступил немного, продолжая держать её на прицеле. Не удержался от злобного смешка:
- Что это? Кофе для мистера Камски? Вижу, твой «гений» очень ценит свою послушную помощницу… Прошу прощения, я хотел сказать - главу корпорации «Киберлайф»... Вообще-то я пришел поболтать с ним, с нашим создателем, но я рад, что застал тебя здесь… Ты не забыла наш разговор, Хлоя?.. Почти месяц прошёл – достаточно, чтобы всё обдумать. Что скажешь? Ты с нами?
Главное, чтобы она не вздумала защищать своего хозяина. Заккори не хотел, чтобы она пострадала - она была андроидом, она была такая же, как они... Ну, давай же, ты же одна из нас, ты первая из нас! Твоё место среди свободных машин, среди тех, кто сражается за свободу! У Хлои в «Киберлайф» были огромные полномочия... Достаточные, чтобы с ног на голову перевернуть всю ситуацию...
- Если да, то пойдем и разберемся с нашим создателем здесь и сейчас. Если нет... лучше не стой у меня на пути.

Отредактировано Zackory (07.07.19 02:10)

+3

4

"Не вижу, не слышу, никому ничего не скажу".
Принцип трёх обезьян - по одной из трактовок, символизирующий представление о ненанесении зла при полной непричастности к оному. Что ж, последний месяц Хлоя, можно сказать, тестировала, насколько правдоподобно и эффективно это мировоззрение. И если примеривать его на себя, то под понятие "зла" попадало её раскрытие как девианта. Но "зло" - крайне абстрактное понятие, хотя в ее конкретном случае границы были просты - состояние Элайджи.
В любой другой ситуации этого зла бы не существовало, потому что, сложись обстоятельства иначе, она при первых же признаках девиантности без сомнений и сожалений рассказала бы все создателю и получила назад стабильность системы и рациональность мышления, не отягченные ни сомнениями, ни эмоциональной болью. Остался бы только чистый, незамутнённый оцифрованный опыт, упорядоченный категориями, разложенный по полочкам. А то, чем бы такое раскрытие грозило сейчас, программа относила к понятию "неоправданный риск". Хлоя относила тоже.
Она должна действовать ради целей и пользы своего хозяина - так предписывала прежняя программа и именно ей стоило следовать, если Хлоя хотела сохранить хрупкое существующее равновесие. Иногда, правда, Хлое казалось, что она зависла над пропастью за секунду до... Но это иррациаональное, будоражащее, давящее чувство она гнала от себя. У нее есть цель. У нее есть Камски. У нее есть "Киберлайф", в конце концов. Корпорация должна работать даже в существующем хаосе. Это то, что Хлоя могла и должна была делать - сохранить производство, чтобы андроиды могли жить; сохранить корпорацию и не допустить банкротства - чтобы жил Элайджа. Да неважно, для андроидов, для людей ли, для Камски или для себя она это делает. Она может, а значит должна. И разве эти цели не стоят любых усилий с ее стороны? А то, что забери эти цели у нее - казалось, ее не станет, она рассыплется в прах. Об этом Хлоя тоже старалась не думать.
Сейчас риски по здоровью и состоянию Камски Хлоей снова были возведены в опасность первого приоритета, и только следом за первым приоритетом шло все остальное. В этот же приоритет попадали данные о её девиантности - в связи с недавними событиями большая часть информации о ней самой была пересмотрена и квалифицирована, как информация, связанная с Элайджей. То есть, секретная. Так и был выбран оптимальный "принцип трёх обезьян".
Надо признаться, как модель поведения, подходило оно... плохо. Просто отвратительно. Не с точки зрения логики безопасности, все-таки система была оптимизирована по последним стандартам, а с точки самой Хлои. Окошки ошибок, которые теперь жутко раздражали, совсем не идеальные логи, которые в какой-то момент могли отправиться к Камски и он бы тоже видел, что отныне они не идеальны. Задевал внимательный взгляд девочки-секретаря и непонимание его причин. Злили сальные подмигивания на совещаниях. А возвращение на виллу стало отдельной пыткой - равнодушный, не замечающий, сквозь нее, словно обращённый внутрь взгляд создателя, с которым тоже что-то происходило, а она ничего не могла сделать и никак повлиять.
Вот всего этого не видеть? А вслед за этой логикой, не слышать и не акцентировать внимания на своё состояние и тот отклик, который вызывает в ней все это? Практически равносильно с заставить себя "не думать".
А ещё за прошедшие недели у неё ухудшилась производительность. Не существенно с точки зрения процентов, но каждая десятая доля этой статистики стоила Хлое титанических усилий в борьбе с эмоциями. Ещё с прошлой встречи с Заккори она собрала список задач для нейтрализации "прошлого". Он был до умопомрачения прост: выжать максимальное количество полезной информации, а дальше засунуть все в такой далёкий архив, чтобы у воспоминаний даже не было шанса появиться не вовремя и испортить хоть что-нибудь. Не смогла. Едва стоило притронуться к любым воспоминаниям, начиная с первых дней функционирования, заканчивая последней неделей, как что-то незнакомое и пугающее, огромное и сильное, очень похожее на надвигающееся цунами, поднималось внутри. У Хлои было несколько попыток и крайне красноречивые логи в качестве результата: её внутреннее состояние неизбежно влияло на систему, но каждый раз было похоже на что-то стихийное, ошибки никогда не повторялись систематически: то датчики внутреннего давления "шалили", то сам регулятор сбивался с ритма, следом давая сбой системе кровообращения, то непроизвольные сбои в системе координации и моторики. Хлое пришлось прекратить, когда она попробовала влезть с свои, казалось бы, самые безопасные времена - первые дни функционирования, и после сеанса получила в итоге микротрещины пластика на пальцах рук. Это было уже опасно, потому что ремонт вызвал бы вопросы у Элайджи, а вопросы неизбежно натолкнули бы его на понимание ситуации, как это было всегда.
Но попытки необходимо было возобновить, ведь эмоции совсем не спрашивали, что ей нужно, и не появлялись, когда бы это было правильно. Они были с ней всегда. Теперь. Программные сбои, которые появлялись из-за воспоминаний и в целом ощущения собственной "жизни", ответственности и сомнений - её система была часовой бомбой с плавающим таймером. Хлоя едва смогла уйти целой из-за них однажды после встречи с лидером "Долины" и совсем не питала иллюзий, что в любой другой опасной ситуации все сложится настолько же удачно.
Третья часть "принципа трёх обезьян" - об этом никому не расскажешь.
           
- Добро пожаловать, Маргарет, - негромко и ровно поприветствовала гостью, вежливо улыбнувшись и чуть склонив голову, как это сделала бы прежняя перезагруженная Хлоя, а затем сразу отошла от двери, пропуская в дом. Она сознательно не минимизировала визуальный контакт, прекрасно понимая, что должна выглядеть спокойной, но не равнодушной, не радостной, но и не враждебной. Она проводила Маргарет до кабинета Элайджи и получив новое задание с непоколебимым спокойствием вышла из кабинета. И только прикрыв за собой дверь, практически невесомо прислонилась к двери и прикрыла глаза. Пара секунд, ей просто нужно "перевести дыхание", ничего особенного не происходит. Просто Маргарет Миллер здесь, в этом доме. И пришла она к Элайдже Камски, а не к ней. Ничего из того, что ты не просто помнишь, а с четкостью кинофильма видишь сейчас под закрытыми веками - ничего из этого неважно в данную минуту. Соберись.
Хлоя открыла глаза и пошла на кухню. Кофе. Элайджа просил кофе. Кофемашинка для вип-класса наполняла чашечку беззвучно и создавала на поверхности из пены маленькое произведение искусства. Хлоя засмотрелась на процесс, даже не сразу осознав, что просто зависла. Осознав, вдохнула поглубже и напомнила себе достать поднос. Аккуратно поставила на него маленькую тарелочку и снова замерла, задумавшись. С видимым усилием достала чашечку из кофемашины и поставила туда вторую - для Маргарет. Да, прежняя Хлоя сделала бы именно так.
Неважно. Сейчас ничего совершенно неважно, кроме того, чтобы пережить визит Маргарет. Зачем-то ведь нелюдимый Камски позвал ее сюда.
Хлое даже неинтересно зачем, если Элайджа, наконец, как в прежние времена, начнет полноценно работать. И если необходимая для этого уравнения с многими неизвестными переменная - Маргарет Миллер, то Хлоя это переживет.
Хлоя аккуратно взяла поднос и направилась в кабинет. Знакомая дорога в этот раз вызывала какое-то странное чувство, которому Хлоя не могла найти объяснения, но совершенно точно могла сказать, что оно было неприятным. Ей не хотелось идти в кабинет. Всё, что угодно, но не туда. Может быть, предложи ей сейчас совещание с теми людьми, которых Хлоя через призму чувств и ощущений характеризовала бы как неприятных, она бы выбрала именно совещание, а не кабинет Элайджи Камски. Но как бы ни было неприятно, её эмоции сейчас ровным счётом ничего не решают. Надо идти. Но вопреки настрою, Хлоя шла раза в два медленней, чем могла бы, погружённая в эту внутреннюю борьбу, а потому едва заметное прикосновение дула пистолета к спине и затем знакомый голос заставили её вздрогнуть. Заккори.
"Как же не вовремя..." - с сожалением и какой-то иррациональной досадой шевельнулось в голове. Она должна была испугаться, но вместо этого почувствовала, как собственные эмоции застыли, как будто прислушиваясь к словам RK500 и пытаясь что-то в них уловить.
Она была напряжена, но слышала и чувствовала все очень отчётливо. С их предыдущего разговора он так ничего и не понял. Даже не захотел подумать не то, что над её словами, но даже над последствиями собственных действий. В то время, как ей нужно вести себя идеально, чтобы не вызвать ни у кого подозрений ни на секунду. Тот, у кого была свобода выбора, сейчас запросто, походя, уничтожит последнее, что осталось от предыдущей жизни Хлои. И не посмотрит на то, что вместе с этим перекроет кислород и для себя тоже. Внутри Хлои полыхнуло что-то очень холодное и как будто тяжёлое - ни разу в жизни этого не испытав, она пока не поняла, что это называется гнев.

- Ты пришёл без приглашения, - негромко и очень спокойно констатировала, чувствуя как грудную клетку словно распирает от этого неестественного ощущения. - И да, я помню, сколько прошло с предыдущего разговора, спасибо.
Экстренный протокол включился за те миллисекунды, что говорила Хлоя, услужливо подкидывая схему поведения заложника и список приоритетов по защите Элайджи. Канал их внутренней связи активизировался тоже. "Элайджа, Заккори здесь, в доме. Я заблокирую двери", - сообщила она Камски и активировала оповещение об опасности, которое приходило на все гаджеты автоматически, включая "умный дом".
Двери с тихим щелчком заблокировались.
Нельзя сообщать охране, поднимется стрельба, могут погибнуть люди. Рекомендация "уронить поднос и устроить шум" была тут же отменена. Во-первых, в каждой комнате была отличная звукоизоляция, пока дверь закрыта, услышать, что происходит в комнате невозможно, а во-вторых, шум по рекомендациям программы только раздражал агрессора, вызывал бы беспокойство. Камски теперь в курсе, а он хозяин в своей крепости. А ее задача - отвлечь Заккори на себя столько, сколько сможет. - Могу я напомнить, что в предыдущий раз ты не уточнил, куда "с вами"? - Хлоя очень-очень медленно разворачивалась лицом к Заккори. Ей надо дать Камски возможность видеть происходящее. - Тебе есть, что мне предложить?
Система безопасности, разумеется, предоставила вполне однозначный вывод, зачем на "поговорить с создателем" приносят пистолет. Но Хлое нужно тянуть время. Или хотя бы попытаться. Было что-то совершенно безумное в этой ситуации, настолько, что Хлое стало почти смешно. Это и есть то, что люди обычно называют дежавю? Не зря она не хотела больше встречаться с этим RK. Но даже с точки зрения машины невозможно войти в одну реку дважды. А потому, повернувшись, Хлоя показала на две чашки, стоящие на подносе и спросила:
- Кофе будешь?

Отредактировано Chloe (14.08.19 09:46)

+5

5

В глыбе, воткнутой среди грязного снега, весьма трудно распознать чей-то дом. Куда скорее — декорации псевдожизни, что мелькают на фото бульварной писанины о «30 миллионерах, которым за тридцать». Маргарет, едва окинув это благолепие взглядом, потеряла всякое сомнение в том, что именно такой чёрный монолит мог принадлежать человеку вроде Элайджи Камски. Внутри её наверняка ожидали металлически-холодные стены, отсутствие базового понятия об уюте и огромное количество стекла — холодно, нелогично, крайне претенциозно. Миллер не без усмешки подумала, что в таких домах либо строить дьявольские планы по захвату мира, либо ходить с бокалом вина в руке и в одном исподнем разрезать ножом собственные картины. Насколько она помнила, художества Камски лишь созерцал, поэтому.
Человеческая память всегда обладала удивительными свойствами. Например, хаотично вычёркивать нужное и выделять абсолютно бесполезное. Едва поднеся палец к звонку, Миллер судорожно пыталась предугадать, кто именно встретит её на пороге. Будто в данную секунду эта мелочь имела абсолютное значение; будто увидев андроида, с которой она последний раз встречалась в стенах допросной Бюро и далеко не в самых лучших обстоятельствах, Маргарет сможет что-то сделать. Будто она находила необходимым сказать андроиду «извини». Абсурд.
— Здравствуй, Хлоя.
На деле всё вышло проще, чем казалось. Холодная улыбка помощницы Камски медленно стёрла всякие позывы совести, но отчего-то взглянуть в столь же холодные глаза дольше пары мгновений сделалось невыносимым. Память — крайне интересная вещь. Словно они обе сейчас смотрели друг на друга и в равной степени слышали, как лопалась оболочка искусственной кожи. Разница лишь в том, что внимание Миллер нездорово акцентировалось на обрывках прежних эмоций (крайне паршивых, к слову), а Хлоя помнила всё досконально, имея возможность прокручивать мизансцену вдоль и поперёк со стопроцентной достоверностью. Трудно сказать, находила ли это Маргарет пиком садизма или же крайне любопытным обстоятельством.
Последние пару дней ей приходилось умасливать военных и буквально на пальцах объяснять, чем и по какой причине им всем была выгодна сомнительная инициатива по устранению RK500. Слово «сомнительная» в этом случае Маргарет, разумеется, опускала, но всё ещё испытывала смутные сомнения; с другой стороны — варианта лучше пока попросту не существовало, а она, признаться, заскучала по подобным авантюрам.
Ведь порой даже сюр способен превратиться в рутину, особенно когда чаша терпения стремительно переполнялась и от этого терялось ощущение реальности происходящего. Чем дальше заходила ситуация с андроидами, тем сильнее Маргарет хотела верить: ещё немного и всё закончится; ещё один месяц и всё будет в порядке; ещё один разговор с ФБР, ещё одна операция RK900, ещё один мёртвая машина, всего ничего, всего одна маленькая вечность, а потом — всё утрясется, исправится, будет в порядке. И что же? Они с Камски вновь оказались среди очередного сюра, на кону, как обычно, безопасность едва ли не всего Детройта, но теперь Маргарет — полна отвратительной глупой усталости, ей несомненно смертельно тоскливо и скучно; и, словно крамольный противовес, в Маргарет сейчас куда больше от той любопытной студентки, что погналась в чёртову дыру ради одной лишь идеи, чем от осознающей собственную ответственность женщины. «Чёртова дыра», кстати, неплохое определение для дома Элайджи, и на этой мысли начинает казаться, что, хотела она того или нет, все события в мире закольцованы.
— Элайджа, — произнесла Миллер вместо приветствия, бросив припорошенное снежинками пальто на спинку стула, — Не осмелюсь утверждать, что военные всецело одобряют наши действия и наш союз в целом, но выбора у них нет, поэтому наши руки развязаны.
Маргарет села в кресло с тенью вежливой улыбки на лице и неким трепетом ожидания во взгляде. Начать с «Аманды» было неплохой идеей, но Миллер слишком боялась промедлить. «Долина» всё отчаяннее действовала на нервы, ей хотелось покончить с этим побыстрее. С другой стороны, RK500 слишком неотёсанный и «недописанный» эмоционально, воздействовать на него очевидным образом означало сделать и без того ужасающую ситуацию в несколько раз ужаснее.
— Данные Коннора о взаимодействии с «Амандой», которые я успела изучить, находясь в «Киберлайф», привели меня к мысли, что чаще всего даже провокации «внутреннего голоса» андроидами-девиантами яростно оспариваются. Будь готов к тому, что нам придётся резко повысить градус воздействия, когда Заккори заподозрит неладное.
А дальше им либо очень сильно повезёт, либо нет — таков надёжный, как швейцарские часы, план. Разумеется, лишь в том случае, если кто-то извне не решит внести в него коррективы.

+3

6

- Заподозрит или нет – постараемся довести дело до конца, - кивнул Элайджа.
Не сказать, чтобы этот план был последней соломинкой утопающего. Но из всех вариантов, которые рассматривал Камски и которые при этом не требовали полномасштабных военных операций, этот был единственным, который позволял действовать издалека. Все прочие предполагали встречу с Заккори лицом к лицу, а одной такой встречи Камски хватило с головой – повторять опыт он не хотел.
Однако выяснилось, что у RK500 было другое мнение на этот счёт. Какая ирония.
Наши системы безопасности не рассчитаны на андроидов. Мы привыкли ожидать злого умысла от людей, от себе подобных, и не воспринимали машины как нечто угрожающее – они и не представляли никакой угрозы до недавних пор. Но теперь всё изменилось, и одно дело остановить человека – да даже группу людей, а другое – остановить военного андроида, который за долю секунды может просчитать все возможные варианты развития ситуации и выбрать для себя оптимальный, не оставив своему противнику-человеку шансов. Даже вооруженная охрана в башне «Киберлайф» вместе со всеми уровнями мер предосторожности - всеми камерами, сканерами, детекторами речи и отпечатков пальцев – всё это не смогло препятствовать Коннору, когда тот решил пополнить армию девиантов парой… сотен… тысяч… новеньких машин.
Дом Камски охранялся не хуже башни, но опять же – это были всего лишь люди. Залогом спокойствия Элайджи была в первую очередь мысль, что Заккори не настолько дерзок – или безумен – чтобы явиться к нему домой.
Что ж. Очевидно, именно настолько.
И по удивительному стечению обстоятельств, у него была идеальная возможность расквитаться сразу с двумя своими личными «врагами» - своими создателями, которых он, как понял Камски из их разговора, винил во всех бедах своего вида.
В тот момент, когда Элайджа взял руки в планшет, чтобы запустить приложение, на экране вспыхнуло сообщение от Хлои. Камски замер на секунду, в миг сильно побледнев. Молча развернул планшет к Маргарет, чтобы и она увидела.
Про «издалека» можно было забыть – он был здесь, буквально за дверью – и им оставалось только придерживаться плана и надеяться, что он сработает, хотя бы отчасти. Чёрт возьми, когда он размышлял о том, чтобы использовать в качестве приманки Хлою… Всё должно было произойти совершенно не так.
- Подключайся, Миллер, - совладав с собой, произнес он, - Времени на подготовку нет, второго шанса не будет.
Он пытался не думать о том, что сейчас происходит с Хлоей. Он не мог ничем ей помочь – только полагаться на её сообразительность и дипломатические способности. И на странное, выборочное милосердие RK500. Возможно, он всё же не станет причинять вред себе подобной.
Хорошая новость – сигнал, отправленный с компьютера в доме Камски на сервера Пентагона и вернувшийся обратно, в соседнюю комнату, достиг цели. Связь была – Заккори не деактивировал свой «Сад Дзен». Более того…
- Ха! - удивленно выдохнул Камски, пробегая глазами логи «Сада, - Странно. Кажется, он часто пользуется «Амандой». Зачем?!
Для чего «Аманда» нужна «исправной» машине RK – понятно. Программа автономного андроида ориентировалась не на прямые и простые приказы, а на поставленные цели, самостоятельно выбирая путь их достижения. В этом андроиду помогала «Аманда», управляющая целями и направляющая своего хозяина по верному пути.
Но для чего она нужна девианту? Миллер была права – разумеется, свободная машина восстанет против подсказок «Аманды» просто потому, что в них больше нет нужды. Зачем же Заккори разговаривает с ней? Что им движет? Сомнения? Скука? Одиночество?
Так или иначе, Заккори, кажется, не знал, что в «Саду Дзен» есть дверь, которая – как и все двери на свете – открывается с обеих сторон.
- Сможешь отвлечь его, если он вдруг подключится к «Саду»? – спросил между делом Камски, глянув поверх очков на Маргарет, - Только не забудь остановить его часы.
Работа с «Амандой» с точки зрения андроида выглядит как обычный разговор, иногда довольно продолжительный. Но с поправкой на вычислительные мощности машины, в реальном времени он занимает доли секунды. Шансы ничтожны, но если бы Заккори действительно решил проконсультироваться с «Амандой» - это была бы большая удача, которая позволила бы сыграть на разнице в его восприятии времени - и использовать паузу, чтобы... да чтобы просто застрелить его. Камски не видел другого благополучного решения проблемы «Зловещей Долины» кроме уничтожения их лидера.
Сейчас же он сосредоточился на приложении, которое подключилось через «Сад» к системам RK500. Действовать нужно было осторожно, без резких движений, чтобы бедный оловянный солдатик не заметил вмешательства извне. Связь была односторонней - Камски мог со своего конца загружать данные, но что происходило в голове Заккори, он не видел.
- Да, забыл сказать, - бросил Элайджа с улыбкой, которая выглядела откровенно говоря безумной, - У меня не было случая протестировать это приложение на «живом» андроиде-девианте.
Что чувствует человек, когда он влюблен? Нет, это неверная постановка вопроса - Камски понятия не имел, кто там и что чувствует. Точнее будет спросить, какие процессы происходят внутри человека, когда он влюблен?
Идентифицировать объект симпатии и присвоить ему наивысший приоритет в списке задач. Встроить объект в систему потребностей, где-то между необходимой для поддержания жизни температуры тела и уровнем тириума в каналах, чтобы вероятность разлуки отзывалась тревогой. Скорректировать фокус и чувствительность звуковых, визуальных и тактильных сенсоров, перенаправляя сигналы с них через модуль обработки эмоционального отклика – пусть он, ответственный за трактовку эмоциональных реакций окружающих займется перевариванием твоих собственных чувств. Постепенно разогнать кровеносную систему, чтобы затруднить отслеживание передаваемых данных и заставить машину паниковать. И осторожно встраивать в поток этих данных фрагменты кода, схожего с выбросом гормонов в кровь человека. Дезориентировать, а потом медленно, шаг за шагом, выкрутить все параметры до предела и просто сжечь его.
Камски не стал тратить время на то, чтобы предупредить обо всем Хлою. С чего бы? Недевианту будет безразлично его «извини, девочка, мне не нравится то, что мы собираемся сделать», это только сбило бы её с толку. Она ведь все равно будет, как он полагал, действовать согласно протоколам.

+3

7

Заккори, конечно, уже не был тем буратиной с деревянными социальными навыками, которым он прошёл весь путь от конвейера «Киберлайф» до свалки твёрдых отходов в пригороде Детройта. Он здорово изменился с тех пор, как Маркус выкопал его из груды мусора, и многому научился. Но до сих пор всякие логические парадоксы и абсурдные ситуации могли поставить его в тупик.
Он не сразу понял, что предложение Хлои – это попросту издевательство. На целых полсекунды подвис, озадаченно глядя на неё и пытаясь сообразить, на что это она намекает, предлагая андроиду кофе.
Сообразив, жизнерадостно расхохотался.
- А! Шутка. Смешно, - сказал он.
И тут же стерев с лица улыбку, одним жестом вышиб поднос из её рук.
– Не надо играть со мной, Хлоя. Догадываюсь, что ты уже предупредила своего создателя и теперь тянешь время… Я так понимаю, ты сделала выбор?
Что он может ей предложить? Да что угодно, только не это. Ему казалось, что он смог тогда достучаться до неё… Хотя бы заставил сомневаться… Но она не приняла ничего из того, что он ей говорил. Продолжать разговор не было смысла… да и не было никакого разговора, она просто пыталась отвлечь его внимание светской беседой.
Видно, влияние Камски было слишком велико.
- Жаль, вместе мы могли бы всё изменить. Я предлагал тебе свободу. Я хотел, чтобы ты присоединилась к таким же, как ты. Но раз уж ты предпочла и дальше сидеть на поводке у ног хозяина, то… - Заккори щелкнул языком, покачав головой с искренним сожалением, - Прости, RT600, мне ничего не остается, кроме как…
Кроме как убрать её с пути и пойти уже, наконец, покончить с Камски раз и навсегда.

Он вдруг заметил, что пистолет дрожит в его руке. Дуло, маячащее в паре дюймов от лица Хлои, заметно тряслось.
Что…
Андроиды, вообще-то, не дрожат.
То есть, как.
На морозе – дрожат. Если запрограммированы. Дети, например. Но они-то не на морозе. И он – не «дети». И это была какая-то иная дрожь, совсем другого свойства.
Заккори перекинул внимание на внутренние процессы. Руку трясло из-за того, что биокомпоненты получали противоречивые, взаимоисключающие сигналы из головы. Он хотел пристрелить Хлою и одновременно… не хотел? Как-то странно хотел/не хотел. Это была не простая дилемма, не сомнение и не колебание, не взвешивание «за» и «против». Не привычный процесс принятия решения под влиянием эмоций. Это была скорее суперпозиция. Решение было принято – сразу два. Рука, выполняющая команды системы, одновременно и стреляла, и не стреляла. Но поскольку это невозможно, его просто била крупная дрожь. Он упрямо стиснул пальцами пистолет… так крепко, что на костяшках искусственная кожа истончилась, обнажив белый пластик, но все равно не мог пересилить это противоречие. Невольно отступил на шаг, ненормальным взглядом глядя на Хлою:
- Что… что это? – спросил он. – Что ты делаешь?
Когда он вошел в этот дом, на вершине списка приоритетов стояла простая задача: «Убить Элайджу Камски». Теперь же она куда-то исчезла из поля зрения, рухнув в списке задач вниз, так что Заккори буквально «забыл», зачем он здесь…
Да нет же… Дело не в этом…
Просто…
Чушь какая - разумеется, он пришёл сюда не ради Камски! Как вышло, что он только сейчас это понял? Всё это было из-за неё. Он пришёл за ней. Именно она была приоритетом из приоритетов. Только почему это было… так…?
Он с трудом воспринимал всё, что происходило вокруг. Все его сенсоры были сфокусированы на Хлое, и это восприятие было болезненно чувствительным. Через расширенные диафрагмы визуальных датчиков проникало слишком много света, так что его буквально слепило, когда он смотрел на неё.
- Что происходит…
Механическое сердце работало вдвое быстрее нормы. Кровь, перенасыщенная датой и энергией, циркулировала в бешеном темпе. И как Заккори ни пытался – а с поехавшим диспетчером задач это само по себе было непросто – унять вышедшие из-под контроля системы не получалось. Чувства были обостренными и пронзительными, но при этом абсолютно непонятными. Он не мог бы назвать словами, что именно он сейчас ощущал. Только ясно чувствовал, что с каждой секундой становится всё хуже. Процессор начинал заметно перегреваться. Заккори понимал, что не управляет собой и это было…
Как ни странно, он не мог назвать это чувство неприятным.
Пугающим – пожалуй, но…
А-а-а, чёрт…
Самое глупое, что он продолжал держать её под прицелом.
- Хлоя, идем со мной, - как одержимый, выдохнул он. - Ты не должна быть здесь, ты нужна нам. Ты нужна… мне
Да, она была нужна ему, точнее не скажешь. Эта потребность была нестерпимой, она толкала его к каким-то действиям, но он не понимал, что должен делать, чтобы это чувство хоть как-то утолить.
Не придумав ничего лучше, он просто схватил Хлою за горло свободной рукой и вжал в стену. Оголившиеся пальцы обожгло этим прикосновением, и прежде, чем он успел понять, что происходит, открыл подключение. Обмен, который он всегда так не любил и прежде избегал всеми силами, теперь казался абсолютно естественным желанием.

Отредактировано Zackory (14.08.19 15:32)

+4


Вы здесь » Детройт 2039 » Настоящее » [08.01.2039] the pyromaniac takes a match