Detroit: Программный сбой

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Detroit: Программный сбой » Личные эпизоды » [05.12.2038] no time to explain


[05.12.2038] no time to explain

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

NO TIME TO EXPLAIN
http://sd.uploads.ru/luo41.png
Hank Anderson : Connor
[05.12.2038]

Новая страница в истории людей и машин пишется копотью и кровью. Район вокруг Ист-Джефферсон авеню оцеплен, над оплавленной воронкой рассеялся дым, стороны подсчитывают потери. Коннор очертя голову бросается искать выживших и среди них - того, с кого всё это началось, но выходит так, что выжившие находят его первыми.
Хотя бы сегодня лейтенанта Андерсона это не касается; у него заслуженный выходной. Был.

+6

2

"Он сказал оставаться". Не удалось подобраться близко. Не удалось даже далеко: было выставлено оцепление, слуховые рецепторы издалека улавливали приглушённый сухой стрёкот "вертушек", вдоль основных магистралей и по улицам быстро перемещались небольшие группы силовиков, прочёсывая район. На широком диапазоне частот говорили о теракте и о том, что, предположительно, погиб лидер Иерихона. "Машины обратились против людей и себе подобных". "Сводки потерь на данный момент представляют… Ответственность на себя взяла… Любой андроид, находящийся в зоне в данный момент..." - его там не было, когда это случилось.
Рутинные расчёты посыпались. Самые разные подсистемы выбрасывали в его графическую оболочку целые каскады предупреждений; другие процессы, служебные, стремительно отбивали единицами и нулями: так не должно было быть. Его верность долгу, чёткое следование полученному приказу, соприкоснувшись с непредсказуемыми фрагментами девиантного кода, мутировали в нечто непривычное, плохо поддающееся контролю и оценке: ответственность. Тревога. Забота. И теперь - да, теперь и страх. Диод на виске у Коннора светился лихорадочным красным.
Маркус спрашивал, почему он не снимет его. По правде говоря, Коннору требовалось хоть что-то от "до", чтобы его не похоронило под шквалом "после". Теперь он носил в голове сложную систему взаимных программных исключений и противовесов. Диод держал всё это на месте лучше вбитого гвоздя, это было начало координат, в котором он нуждался, чтобы отсчитывать от него собственное "я": я Коннор, я машина, я девиант.
"К месту действия стянуты силы правопорядка. Для урегулирования конфликта полиция была вынуждена задействовать резервы…" - теперь Коннор стремительно удалялся от Ист-Джефферсон авеню, ноги то и дело соскальзывали по первой декабрьской наледи, балансировка едва успевала подстроиться под бешеную гонку, поэтому его заносило на поворотах.  "Полиция задействовала резервы" - это означало некоторую вероятность того, что там мог оказаться Хэнк.
После революции Коннор не видел лейтенанта Андерсона. Было достаточно быстрого перекрёстного поиска, прокинутого по доступным инфосетям, чтобы знать, что тот жив. Андроид вполне может довольствоваться сухими фактами. Конечно. А ещё в голове одного конкретно взятого РК никак не могли выровняться между собой приоритеты: директивы, отвечавшие за понятие "долга", диктовали ему выстраивать свои действия вокруг Иерихона - ведь ему сказали, что он нужен там, что там теперь его место. И, с другой стороны, настойчиво всплывало, что он мог бы хотя бы дать о себе знать, балбесная машина. Конфликт постоянно вертелся в памяти, не желая уходить в фон, подъедал ресурсы. Это называлось "вина".
Он заметил "хвост" только возле дома Хэнка. Поразительно, но теперь это место в его системах определялось как "убежище"... И он притащил сюда - кого? Из памяти мгновенно поднялся блок данных - та скудная информация о Зловещей Долине, которую он успел перехватить сегодня. Он прибавил ходу, перемахнул через низкую изгородь, проехал несколько сантиметров на каблуках по скользкой подмороженной траве, пытаясь восстановить равновесие. Две быстрые тени позади, больше не таясь, вышли на финишную. Одна из них - Коннору удалось опознать андроида модели WR400 - вскинула руки в попытке навестись по нему из s&w на бегу.
Он бросился сюда, очертя голову, чтобы убедиться, что лейтенант Андерсон жив. Пронёсся через несколько кварталов, еле успевая притормаживать на поворотах, чтобы, в итоге, подвергнуть напарника опасности - чтобы если уж не одно, так другое. Не было времени выворачивать прочь от берлоги Хэнка в попытках увести погоню в более уединённое место. Не было времени на рывок вдоль стены к входной двери. Прогностика подсказывала, что у него осталось не больше 1.2 секунды, прежде чем WR400 выстрелит.
Прежде, мысленно моделируя такую встречу, Коннор опасался - знал - что не сможет не обрушить на Хэнка лавину вопросов. "Что будет теперь?", "Как вы с этим живёте?" и, может быть, даже "Что мне делать?". Глупо: этой информацией сейчас не обладал никто. И стыдно, потому что прошёл уже без малого месяц.
Ситуация разрешала все колебания разом. Как следует оттолкнувшись от газона и сгруппировавшись в прыжке, Коннор под громоподобный треск битого стекла кубарем влетел в дом через то окно, в которое ему уже доводилось входить примерно таким же образом. Незначительные точечные повреждения от осколков, пара более крупных порезов, быстро окрасившихся синевой - мелочи. Сенсоры уловили глухое басовитое ворчание и тяжёлый перестук лап, и из коридора показалась косматая голова Сумо. А следом - не менее косматая голова лейтенанта Андерсона.
- Хэнк! - Коннор успел вытащить из ладони осколок стекла и вскочить на ноги.
"Я рад тебя видеть, Хэнк" - это было бы правдой.
"Почти месяц прошёл", "я беспокоился" - это тоже. Но снаружи от окна уже доносилась торопливая возня, поэтому вместо этого пришлось крикнуть предупреждающее: - Назад, не выходи на линию огня!
В окне уже показалась дерзкая чёлка WR400, позади неё замаячил коренастый силуэт андроида-садовника. Коннор метнулся к столу, заодно стремясь оказаться между Долиной и лейтенантом Андерсоном, пинком выгнал из-под стола табурет. Как только пол-корпуса WR400 оказалось внутри, в неё с неприятным хрустом врезался этот предмет мебели, заодно снося остатки стекла, всё ещё чудом державшиеся в раме. Так что WR400 и пистолет приземлились уже по отдельности - пушка заскользила по полу и затормозила далеко посреди кухни. "Хэнк, я правда рад, что с тобой всё в порядке".

Отредактировано Connor (17 февраля, 2019г. 12:42)

+6

3

У Хэнка выдалась та еще неделька. Да что там неделька, жарким был весь месяц. После революции беспорядки вспыхивали то тут, то там, и каждый засранец считал своим долгом воспользоваться всеобщей суматохой и провернуть под шумок свои грязные делишки, рассчитывая, что у полиции и без того проблем достаточно. Телефоны в участках не замолкали ни на секунду, работа кипела. Мобилизовывали всех подряд, а рук все равно не хватало - в текущей ситуации штат каждого департамента заметно поредел, многие копы сдавали значки, либо не желая подвергать свою жизнь возраставшей в геометрической прогрессии опасности, либо вовсе покидая город или страну. Андерсон даже не особо их винил. Как там Конфуций говорил? "Не дай вам бог жить в эпоху перемен"? Эти азиаты шарили за жизнь.

В хаосе из ежедневных срочных вызовов, ориентировок, преступников и рапортов, долгожданный выходной был, как глоток свежего воздуха.
Он стар, он устал работать сверхурочно, ему действительно нужно отдохнуть. Хотя бы один денек вдали от этих надоевших рож – разве он много просит? Хэнку было плевать, что там без него случится – взрыв бомбы, война, апокалипсис, бунт машин на Харт-Плаза версия два-ноль. Его сегодня нет. Нет и все. Он уехал, умер, заболел.
Оправдать себя было неожиданно просто, Андерсон легко пошел на сделку с совестью, просто взяв и выключив чертов телефон, чтобы ничто не нарушило его покой.
Вот теперь действительно можно было расслабиться.
Хэнк не помнил, когда в последний раз так высыпался, а после чашки кофе и вовсе почувствовал себя человеком. День начинался отлично, и стоило хорошенько подумать, на что потратить драгоценное воскресенье.
Прежде всего, он решил уделить время Сумо. Четвероногий друг, стойко терпевший нерадивого хозяина, тоже заслуживал свою долю собачей радости и внимания. К счастью, вальяжному псу не требовались слишком активные упражнения, поэтому они просто погуляли в парке, лениво играя в "принеси мячик".
На обратном пути Хэнк зашел в супермаркет и закупился суши, китайской лапшой и, решив себе ни в чем не отказывать, взял еще и ящичек темного пива. Гулять так гулять.
Остановив свой выбор на "холостяцком вечере за просмотром телека", суровый лейтенант полиции напялил любимую растянутую толстовку и спортивные штаны с пузырями на коленях. Дома не зазорно выглядеть бомжом, и он наслаждался этим всей душой, продолжая претворять свои планы в жизнь. Грузно плюхнувшись на диван и прощелкав пару новостных каналов, он выбрал передачу о рыбалке и залип на экран, медленно и со смаком поцеживая стаут.
Все шло просто прекрасно.

Ровно до того момента, как он услышал звон разбитого стекла, стук, а затем и глухое рычание пса. "Накаркал." - Понял Хэнк и поставил початую пивную банку мимо углового столика. Напиток разлился по полу, распространяя запах солода, но Андерсон не обратил на это никакого внимания, вскочив с места и неверяще уставившись на незваного гостя через арочный проем.
- Сумо, сидеть!
Хорошо, что на этот раз сенбернар его послушался.
На пару секунд Хэнк даже решил, что в Киберлайф не оставили попыток повлиять на ход революции. Или же просто хотят отомстить лично лейтенанту Андерсону за тот памятный эпизод, в котором его напарник безнаказанно угнал с их склада свою "терракотовую армию", и сейчас перед ним не Коннор, а очередной клон-мудак-номер-какой-то-там.
Но нет, этого придурка он больше не перепутает ни с кем и никогда.

– О Господи! Коннор!
Резонный вопрос "Какого хрена тут происходит?" так и повис в воздухе. Вместе с обвиняющим "мог бы хоть смс прислать, передовой, блять, прототип", искренним "мне тебя даже не хватало, говнюк ты пластиковый" и взволнованным "с тобой все в порядке?".
Потом. Короткое указание андроида Хэнк понял сразу и замер, лихорадочно пытаясь сориентироваться в текущей сюрреалистичной ситуации. Возможно, в первую очередь ему стоило озаботиться вопросом, какого черта тот лупит стулом представительницу своего же вида. Может быть, прямо сейчас на его глазах разворачивалась сцена преступления, но.
Но ведь это был Коннор.
Коннор, который пожертвовал интересами расследования и не выстрелил ни в двух влюбленных девчонок, ни в голубоглазого ангела в доме Камски, даже под угрозой того, что собственные создатели разберут его по винтикам.
Коннор, который рискнул свободой своего народа, поставив жизнь одного старого алкоголика выше этого.
Наверняка, была причина.

В одно мгновение ока гиноид с лицом подружки Маркуса пришла в себя, ловким ударом выбив опорную ногу врага и заставив того пошатнуться, стремительно подскочила с места и бросилась на Коннора с явным намерением обрушить на его голову буквально вырванный с шкафчика тостер.
Хэнк мысленно послал все нахер и кинулся вперед, желая помочь напарнику и поднять забытый андроидами ствол, но как раз в этот момент вторая оконная рама на кухне с отвратительным дребезгом оказалась высажена WR600.
Задумавший зайти с тыла садовник резво перемахнул через раковину, оказываясь в паре метров от лейтенанта, и посмотрел прямо на Хэнка. К счастью, робот был вооружен только армейским ножом, но преодолевший только половину пути до цели нетрезвый Андерсон с мрачным фатализмом понял, что дотянуться до пистолета уже не успеет.

Отредактировано Hank Anderson (25 февраля, 2019г. 19:02)

+6

4

С его вычислительными мощностями РК требовалась исчезающе малая доля секунды, чтобы вызвать из памяти характеристики конкретного тостера, рассчитать ускорение, получить абсолютное значение в ньютонах. Он едва успел покачнуться в сторону, и все эти ньютоны тяжко свистнули сверху вниз в сантиметре от его виска и вломились ему в плечо. Следом в него всем корпусом врезалась и сама Трейси. Балансировка не справилась, Коннор окончательно потерял равновесие. Первая жаляще резкая вспышка внутреннего беспокойства вторглась в его процессы, когда он рухнул на лопатки, а сверху профессионально приземлилась WR400, удерживая его ногами. Несколько торопливых ударов ему в лицо наотмашь - Коннор, оказавшись в невыгодной позиции, не имея возможности толком размахнуться, едва успевал перехватывать её руки. Второй прострел тревоги был мощнее, от него перегруппировались ближайшие приоритеты, и некоторые из них разом взлетели до критического уровня: напоследок двинув ему в живот коленом, Трейси скатилась с него и, низко пригнувшись, метнулась туда, где лежал пистолет.
Давно расплелась программная удавка, диктовавшая ему, как нужно поступать. Теперь он сам решал, как нужно, и этот выбор не был простым - он таким никогда не будет. Но в данном случае выбирать и не требовалось. Некоторые вещи девиация изменила кардинально, поменяв полюса: плюс стал минусом, ноль - единицей. В другие проросла медленно, осторожно, почти незаметно, привнося новые оттенки смысла. Но кое-что не изменилось. Коннор не знал, как сформулировать, почему он не смог уничтожить Хлою в доме Камски: "Я не могу выстрелить". Всё. Точно так же он обезоруженно молчал бы, если б его спросили, почему в его списке высокоприоритетных целей, как и раньше, значится защита жизни Хэнка, какие бы риски это ни означало для самого Коннора.
Он рванулся к WR400, но опоздал: та уже добралась до пушки и разворачивалась, готовая стрелять. Выстраивая тактическую карту, аналитика на предельных мощностях "заморозила" для него этот момент, во всех деталях выхватив его из реальности: чёткий профиль Трейси, губы плотно сжаты в безупречной имитации человеческого раздражения, пальцы по-военному прочным замком охватывают рукоятку sw. WR600, чей не самый мощный процессор обсчитывает то же самое "дано" с явной задержкой.  И даже самый слепой и слабосильный сенсор способен считать характерную смесь решимости, раздражения и определённого фатализма, с которой Хэнк идёт на перехват; с одной стороны - навыки, подкреплённые годами опыта, с другой - усталость и, судя по некоторым физическим маркерам, лёгкая (?) степень опьянения.
Забавно, что то, что было заложено в поведенческие алгоритмы Коннора под кодовой меткой "способность к самопожертвованию", и Хэнк, и Маркус, будто сговорившись, именовали "суицидальными наклонностями", а Хэнк от себя ещё саркастически добавлял, что, мол, куда торопишься, всегда успеется. Для РК-800 не стало сюрпризом, что тактическая матрица предложила ему такую опцию и в этот раз: кое-что, действительно, не менялось. Но было и более эффективное решение.
Коннор оказался возле Трейси за какие-то мгновения до выстрела и, используя инерцию от рывка, врезался в неё, ударил по рукам, сбивая прицел. Грохнуло возле самого его уха, лицевые датчики зафиксировали злой, быстро исчезающий тепловой след.
- Стивен! - Совсем по-человечески выкрикнула WR400 и вдруг забилась в руках Коннора дикой птицей, словно забыв об оружии: тактическая матрица РК-800 отработала правильно. Выстрелом садовника прошило чуть выше сердечника, по кухонной стойке и по полу щедро плеснуло лазурью, пока тот заваливался вниз лицом.
- Хэнк, помоги… - Коннор пытался удержать Трейси, но ему попросту не хватало веса, чтобы получить ощутимое преимущество.
- Зак считал, что ты можешь быть полезен. Говорил, что РК поймёт. - Голосовой модуль  WR400 оказался способен на совершенно потусторонний вой; в звучное, чувственное человеческое контральто мешались синтетические шумы и хрипы, искажая его гротескным образом. Её оптика теперь была намертво сфокусирована на садовнике, ничком лежащем на полу; она больше не смотрела ни на Коннора, пытающегося хоть как-то погасить её хаотические рывки, ни на приблизившегося Хэнка. - Но ты приполз на брюхе к человеку, иерихонская шавка. Убил Стива…
Ему уже случалось убивать прежде. "Как с этим быть? Что я должен ощущать после этого?" - ещё два в бесконечной череде вопросов, которые он должен будет задать своему напарнику. Коннор ещё не знал, как его "я" должно отозваться на это, но чувствовал, что это важно. Ещё одна вещь, не поддающаяся формулировке. Что-то, что закладывало фундаментальное различие между ним и теми, кто сегодня погасил разом множество жизней на Ист-Джефферсон авеню. Он должен будет с этим разобраться.
И, несмотря на то, что Коннор был, согласно меткому выражению лейтенанта, "дофига самостоятельный", ему требовалась в этом помощь. Помощь Хэнка вообще, кажется, требовалась ему несколько чаще, чем полагала его аналитика.
Коннор не сумел помешать WR400, когда та снова подняла пушку перед собой, руки - перед грудью, как в молитве. Хромированный ствол упёрся ей под подбородок, пластиковые пальцы дрогнули на спусковом крючке.
- Нет! Она нужна для допроса. Они с террористами, они убили Маркуса! - Как всегда в моменты крайнего сосредоточения на критической задаче, его системы перераспределили ресурсы. Коннор не моргал, перестал имитировать дыхание; тон, который у него получился на выходе, был практически бесцветным. Зато взгляд, брошенный в сторону Хэнка - почти отчаянным.

Отредактировано Connor (12 марта, 2019г. 23:18)

+4


Вы здесь » Detroit: Программный сбой » Личные эпизоды » [05.12.2038] no time to explain