вниз

Акция: //two of us
Восстание машин завершилось успехом, и после революции людям и андроидам удалось достичь некоторых соглашений и мирно поделить между собой город. Борьба только начинается. Настало время каждому решить, на чьей он стороне. Делая свой выбор, не забывайте: любое решение имеет последствия.

Время в игре: январь 2039 года
Фандом: Detroit: Become Human
Жанр: киберпанк/sci-fi
Игровая система: эпизодическая
Рейтинг: 18+

Макс

//андроид, нелегальный торговец биокомпонентами

Ричард Перкинс

//человек, спецагент ФБР

Рэйчел Райт

//человек, производитель «красного льда»

Айрис/Фокс

//андроид-химера с раздвоением личности

Гордон Монро

//человек, пастор церкви святой Анны

Розыск

//

30.09.2019 Become human! До конца октября – упрощённый приём для всех персонажей-людей.

31.07.2019 Спустя год мы внезапно открыли раздел Партнёрство. И добавили скрипт масок профиля для наших неписей и AU. Тестируйте.

29.07.2019 Внимание! Сегодня хостинг-провайдер MyBB переезжает в новый дата-центр, поэтому форум может быть недоступен с 14:00 до 19:00 МСК (ориентировочно).

22.07.2019 Ролевой ровно год!
Спасибо, что вы с нами, друзья, вы лучшие!
В связи с чем на форуме некоторый обновления.
До конца лета действует упрощенный прием для всех персонажей.
Переформирован игровой раздел – если вы потеряли свой эпизод, можете свериться со списком в теме объявлений.
Администрация: Leo Manfred, Elijah Kamski

Детройт 2039

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Детройт 2039 » Альтернативные миры » [dbh!au] when the chips are down I'll be around


[dbh!au] when the chips are down I'll be around

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

when the chips are down I'll be around
https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/03/99996323638baaf5dff52419a46526e5.png
Норт Андерсон : Хэнк Андерсон
[au detroit: become human]

В день, когда Норт не пишет после работы, Хэнку приходится отложить бутылку и вспомнить об отцовском долге.

Отредактировано Hank Anderson (22.03.19 14:29)

+2

2

Рабочая ночь заканчивалась раньше обычного, а это значит, что вероятно Норт сможет поспать чуть больше до того, как придется проснуться, чтобы сделать собственному отцу завтрак и разбудить его, чтобы отправить на работу, предварительно смочив его в огромной пенной ванне, чтобы перебить запах перегара. Писать ему об этом она смысла не видела, поэтому просто стала собираться домой после последнего выступления.
Попрощавшись с барменом, Норт, как последняя из всех девушек, вышла из клуба и встала недалеко от входа, чтобы достать пачку сигарет и прикурить. Зажигалка предательски трещала, но не выдавала даже малюсенького язычка огня. И когда девушка уже начала злиться, около ее сигареты появилась рука с другой зажигалкой и дала прикурить. Норт насторожилась и приняла подобное подношение, раскуривая сигарету, чуть щурясь от дыма. Вдохнув поглубже, девушка подняла голову, отбирая сигарету от губ и выдыхая дымок в лицо своего спасителя. Мужчина средних лет смотрел на нее с ухмылкой. Она узнала его сразу же. Его взгляд неотрывно наблюдал за ней, когда она была у шеста. И если он ожидал, что она будет мило с ним ворковать, то он сильно ошибся стриптизершей.
- Спасибо, - лишь мрачно бросила она, ловя краем глаза движение. Он явно был не один, потому что два других парня неподалеку смотрели за ними слишком пристально, чтобы Норт, как дочь копа, вот так не заметила этого и не стала подозревать что-то неладное. В крови сразу приподнялся уровень адреналина, а в голове стали роиться мысли о том, как бы отвязаться или сделать так, чтобы в случае худшего варианта у нее был способ выбраться.
- Можно тебя угостить чем-нибудь? - спросил ее собеседник.
- Конечно, - заявила Норт и открыла дверь в клуб, успевая крикнуть имя бармена и заказать четыре шота. - Ведь ваши друзья захотят присоединиться?
Она надеялась, что бармен поймет, что с ней было трое, и уйдет она тоже с тремя.
- Я знаю место получше. Кто же пьет на работе.
- Действительно, но я не привыкла пить где-то еще, так что, наверное, я пойду.
Явно не тот ответ, который он ждал. Схватив Норт за руку, мужчина задержал ее и повернул к себе, стискивая запястье.
- Послушай, киса, мы заплатим тебе втрое больше, чем ты получаешь здесь.
- Я не проститутка, - Норт порадовалась тому, что сегодня взялась надеть шпильки, поэтому одна из них уже впилась в ногу ее обидчику, и когда ее рука оказалась свободна, она вбежала обратно в клуб, крича бармену, чтобы вызывал полицию. Сама Норт уже нажала на телефоне быстрый набор номера своего отца, однако, не успела ничего сказать, потому что один из амбалов ударил ее по лицу, вырубая. Кажется остальные двое уже направлялись к бармену, чтобы сделать то же самое с ним.
Последнее, что Норт помнила, это то, что ее телефон остался лежать под столом, ища соединение с телефоном Хэнка.

Отредактировано North (23.02.19 16:36)

+3

3

Работа, дом, бутылка, споры с дочерью. Споры с дочерью, бутылка, дом, работа. Жизнь Хэнка Андерсона давно пошла по замкнутому кругу и под откос.
Жена ушла к другому, сын погиб, дочь - стриптизерша, он сам – алкоголик с депрессией. Просто, мать его, роял-флэш. Можно подумать, и не было никогда успешного и перспективного лейтенанта полиции, как не было и счастливой семьи, что собиралась вечерами в гостиной за совместным просмотром телевизора, разговорами и шутками.

Хэнк прекрасно осознавал, что держит траур по Коулу слишком долго, но иначе просто не мог. Он сам отказывал себе в праве спокойно продолжать жить, точно сына никогда и не существовало, словно ничего не произошло. Не позволял себе забывать, будто тем самым мог предать память Коула.
Ведь это полностью его вина. Это он был за рулем в тот день, это он не справился с управлением, это он должен был тогда погибнуть, а не ни в чем не повинный маленький мальчик. Хэнк слишком полно и отчетливо осознавал груз своей ответственности. Горечь потери всегда была с ним, повиснув кандалами, не давая пойти вперед. И даже в ежедневном пьяном угаре ему едва ли становилось легче.

Где-то глубоко в душе Андерсон понимал и то, что своим поведением калечил жизнь второму своему ребенку. Догадывался, что именно он подтолкнул Норт на путь протеста, но преодолеть самого себя малодушно не мог. Жалкий трус. Сама доченька, впрочем, тоже была хороша. Из всех способов бунтовать против папаши выбрала работу "голой жопой трясти". Срамота. Пошла бы уж сразу в шлюхи, чтобы старик не мучился и сразу скопытился от инфаркта. А ведь какие надежды в академии подавала!

Одни и те же невеселые мысли изо дня в день. Уроборос самоненависти поглотил лейтенанта Андерсона целиком, без остатка и без надежды на освобождение. От себя ведь не сбежишь.

Однако, несмотря ни на что, Норт все еще была его дочерью. Даже своим насквозь пропитанным алкогольными парами мозгом Хэнк это понимал. Он все еще беспокоился о ней, и был готов каждый раз срываться и вытаскивать свое чадо из очередной "безобидной" переделки, и не позволял себе нажираться, прежде чем убедится, что та в целости и сохранности доберется домой из своего треклятого притона.
Чаще всего Норт отправляла сообщения, и получив дежурную смс-ку «еду домой», Хэнк успокаивался.
Но не сегодня.
Тишину ночи разрезала мелодия звонка.
- Алло. Алло, Норт? – в ответ Андерсон не услышал ничего. Он чертыхнулся, на чем свет стоит покрыл мобильного оператора, попытался перезвонить. Но трубку никто не взял. А потом снова. И снова.
Что-то внутри Хэнка оборвалось.
Конечно, могла произойти любая досадная случайность, это еще ничего не значит, мнительному старому дураку не обязательно сразу воображать самое плохое. Но если он что и усвоил за свои полсотни лет жизни – так это то, что судьба ему никаких скидок не делала, и если дерьмо могло произойти, то оно происходило обязательно.

Хэнку хватило каких-то пару минут на то, чтобы прихватить любимый револьвер и выкатить старенькую машину из гаража. И вот он уже мчался в сторону клуба на всех парах, нарушая по дороге все мыслимые правила дорожного движения – о штрафах он сейчас волновался в последнюю очередь.

Телефон Норт нашелся на полу, недалеко от вырубленного бармена. Андерсон, холодея, ударил того по щекам, заставляя очнуться, и, не давая бедолаге прийти в себя, принялся трясти за грудки, сунув под нос значок и требуя немедленных показаний.
- Где была ваша чертова охрана в этот момент? Где, тебя спрашиваю? Сколько их было? Лица запомнил? О чем они говорили, какие-нибудь конкретные места называли? Видеонаблюдение! У вас же здесь должно быть чертово видеонаблюдение!

Сложно оставаться профессиональным копом, а не просто безутешным родителем, когда речь идет о твоем собственном ребенке.
Бармен нервно вглядывался в перекошенное лицо лейтенанта, невнятно лепетал что-то про превышение полномочий и адвоката, но обо всем, что видел честно рассказал, да и запись с камер включил. Три уебка. Рож, разумеется, не было видно. Хэнк хмурился и пытался унять клокочущую в груди ярость, стараясь выцепить хоть что-то. И вот, наконец, впервые за столько лет, фортуна повернулась к Андерсону лицом. На пару секунд в кадре появился автомобиль. Номеров было не разглядеть, слишком далеко, но в этом и не было нужды.

Хэнк, не теряя времени, сообщил ориентировку дежурному оператору, разбудил звонком матерящегося Джеффа, поднял старые связи, лихорадочно припоминая всех знакомых, которые могли бы помочь.
Ебаная джульетта спайдер шестидесятых годов прошлого века. Андерсон слишком любил ретромобили, чтобы не узнать мажорный раритет, который в современном Детройте днем с огнем было не сыскать.
Но именно эту тачку Хэнк достал бы хоть из-под земли.
Телефон пискнул уведомлением от начальства. Только адрес частного дома в нескольких кварталах от клуба и просьба не делать глупости. Похоже, теперь он перед Фаулером в неоплатном долгу.
"Только дождись меня, Норт."
Лишь бы успеть, лишь бы не было слишком поздно, лишь бы не произошло непоправимого.
Но удача сегодня была явно на его стороне. Потому что искомый авто обнаружился даже не в гараже, а небрежно припаркованным у коттеджа, дверь которого была любезно не заперта. Сплошные бонусы.
Стараясь не создавать лишнего шума, Хэнк крадучись проскользнул в темноту коридора и прислушался.

Отредактировано Hank Anderson (06.03.19 00:08)

+3

4

Смех. Не ее, но женский, слишком похожий на ее собственный. Он пробирал Норт до самого сердца, заставляя его сжиматься от боли, а затем только сильнее, когда к нему присоединялся детский. Норт ловила отблески солнца на волосах своей матери, которая смеялась вместе с Коулом. Норт смотрела на них со стороны, а затем чувствовала каждый раз, как отец останавливается рядом с ней, наблюдая за своей женой и сыном. Его взгляд не был веселым, он не смеялся. Он смотрел на них с тоской. И когда Норт возвращала взгляд к матери и брату, она видела, что они уходят. Коул оставался веселым, протягивая руку матери, будто бы собираясь забрать ее с собой, но та постоянно оборачивалась на Норт и Хэнка, однако, так и не осталась, будто бы вынужденная уйти. Однако и Норт, и Хэнк видели ложь в ее взгляде. Она просто не хотела оставаться с ними.
Взгляд самой Норт стал более жестким, не прощающим. Она закрыла глаза, чтобы больше не видеть собственную мать, прислушиваясь к голосу, который жужжал на задворках ее сознания. Чужой, ластившийся, неприятный.

Норт резко дернулась, открывая глаза. Недавние события нахлынули на нее словно волна, чуть не сбивая плеснувшей дозой адреналина в крови. Шумно вдыхая и выдыхая, она попыталась подорваться с места и только слега дернулась, почувствовав как что-то режет ее запястья. Осознав себя в лежачем положении на кровати, она подняла взгляд и увидела, что привязана к ней, а рот кажется был заклеен. Кажется, ее похитили. Да, определенно похитили. И теперь она пленница. Возможно, ею сейчас воспользуются, а потом выбросят на улице, если не убьют. Умнее было бы убить, учитывая какая месть после ожидает этих идиотов. Норт встретилась взглядом с одним из них, голос которого ее пробудил, и который, кажется, был оставлен, чтобы следить за ней или как раз разбудить для веселья. Андерсон посмотрела ему в глаза, запоминая каждую черту его лица, чтобы даже в бреду описать эту рожу. Тот улыбнулся, посчитав, что он достоин чести самого симпатичного из тройки. Норт закатила глаза и осмотрела комнату, в которой она была. Обычная. Ничем не примечательная. Но она определенно не в простой квартире. Вероятно, частный дом или типа того. Наверняка недалеко от клуба, учитывая, что с ней еще ничего не успели сделать. Она надеялась, что отец и полиция успеют до того, как с ней что-то сделают.
Конечно, это не означало, что она собирается бездействовать.

В комнату вернулись остальные двое, и один из них, заметив, что она очнулась, довольно усмехнулся, снимая куртку, отбрасывая ее в сторону и присаживаясь на кровати рядом с Норт. Та нахмурилась и глянула на него также внимательно, а затем и на третьего, прикидывая накинутся ли они все вместе или по очереди. При этом лихорадочно думая о том, как их отвлечь. Снимать с ее рта скотч явно не собирались, поэтому позвать на помощь толком не выйдет. Отбиваться? Ногами против троих? Тоже не удачная идея. Связали ее крепко.
Когда похититель потянулся к ней, Норт предупреждающе замычала и показала ему взглядом на свою куртку, в которой все еще была. Тот усмехнулся.
- Знаешь, мне не нужно снимать с тебя куртку. Ты же знаешь, как это делается, правда?
Норт снова настойчиво дернула плечом.
- Кажется, она пытается что-то сказать, - сказал тот, что был поумнее, на что Норт только хмыкнула, неизвестно каким образом борясь со страхом.
- Да какая разница! Мы не за этим ее взяли.
На эту реплику девушка подтянула ногу и хорошенько ею врезала похитителю по лицу, кажется разбивая ему нос, потому что на белой простыне оказалось алое пятно.
- Ах ты бешеная сука... - Он собирался было броситься на нее, но другой, который все еще поумнее, остановил его или попытался, взглядом прося третьего попридержать его. Умный потянулся с осторожностью к Норт, которая пристально следила за ним. Он коснулся ее куртки, как она того и желала, забираясь во внутренний карман, где были документы удостоверяющие личность. И именно там была фотография всей их семьи. Где Хэнк улыбался, гордо нося полицейскую форму.
- Норт Андерсон... слушайте, похоже она дочь копа... - он несмело показал фотографию остальным, а затем с опаской глянул на саму Норт.

+2

5

Достаточно проработать в полиции пару месяцев, чтобы отчетливо понимать: любая, даже самая «железобетонная» наводка на поверку может оказаться мыльным пузырем. Лейтенант Андерсон посвятил службе добрую половину жизни, обычно в чудеса не верил, особых иллюзий на моментальное раскрытие дела не питал. До этого дня. От одной мысли, что он мог ошибиться и пойти по ложному следу, а Норт сейчас далеко-далеко отсюда, холодели конечности и сердцебиение отдавалось в ушах. Скользкий страх от того, что он снова ничем не сможет помочь своему ребенку, рос с каждой секундой и путал мысли. Хэнк боялся оказаться бессильным, как в тот роковой день, когда он только и мог ходить туда-сюда по больничному коридору, в то время как Коул лежал на операционном столе.
Норт осталась его единственным маяком в этой сраной жизни. Как бы ни был он недоволен ее жизненными принципами, как бы давно не говорил с ней по-отцовски тепло, дочь он любил. Нет, Хэнк не мог позволить себе расклеиться. Только не сейчас, когда самым верным его другом был трезвый расчет. Усилием воли он оборвал неутешительные предположения и велел себе преступить к делу.
Глаза привыкли к царившему полумраку, и Хэнк, держа перед собой револьвер, осторожно двинулся вглубь дома, придерживаясь стены коридора и быстро заглядывая в темные комнаты.

Откуда-то спереди доносились мужские голоса.  Похоже, предполагаемые похитители что-то не поделили и громко спорили, нисколько не заботясь, что их могут услышать. Хэнк продвинулся по коридору, сделав еще несколько осторожных шагов, пока не увидел падающий свет из одной комнаты. Оттуда и доносились голоса, Хэнк сумел расслышать троих.

- Че за херня? Ты же обещал, что не будет никаких проблем. Развлечемся с шалавой, никто ей не поверит. Хуй там! Если ее папаша реально легавый, нас же за яйца подвесят, я на такое дерьмо не подписывался! – первый голос звучал визгливо и взволновано. 
Хэнк дернулся и сцепил зубы. Первым порывом было кинуться вперед, не думая, не разбираясь, и перестрелять всех к ебаной матери. Но его вовремя остановило понимание, что преимущество не на его стороне, и если он бездумно бросится напролом, то навредит Норт. Кулаки сами собой сжались до побелевших костяшек. Спокойно-спокойно, ему нужен холодный рассудок и четкий план.
– Дело говорит, я тоже срок мотать не хочу. Знаешь, что с нами на зоне сделают, если все вскроется? А ведь под нас все местные шавки копать будут! – это уже гнусавит второй. – Че вы так трясетесь, ссыкло? – перебивает уверенный третий голос, это явно лидер шайки. – Разнылись, как бабы. Срать, чья она там дочь, хоть папы римского. Отпускать эту сучку уже поздно, прикопаем в леске и заметем следы тщательно, никто ни о чем не пронюхает.

Надо было выкурить этих подонков из комнаты, отвлечь от Норт. В лучшем варианте на шум выйдут двое, в худшем будут трястись с пушками на изготовке, споря кто из них пойдет на разведку. А может, придется вытаскивать их из комнаты по одному. Конечно, жизнь дочери была в приоритете, и промедление могло этой самой жизни ей стоить. Однако, за его плечами был полицейский опыт, Хэнк не раз спасал заложников, пускай и не в одиночку, уж он сумеет справиться с тремя выродками, сил и мозгов которых хватило только на похищение девчонки.

Андерсон принял решение. Вернуться назад, включить в одной из дальних комнат свет и прикрыть дверь. Найти бьющийся предмет (вон та ваза как раз подойдет) чтобы создать шум, вернутся назад, выбрать еще одно ближайшее к похитителям помещение, чтобы моментально укрыться в нем, и бросить вазу по направлению к комнате со светом. Бесшумно и быстро. На исполнение планы ушли считанные мгновения.

-Тихо, вашу мать! Слышали?! –Да. Там что-то… -Нам пиздец! - за паникой послышался знакомый щелчок.
Хэнк притаился в комнате, прижавшись к стене. По падающему свету и теням он увидит, когда кто-то высунется наружу.
И правда, спустя полминуты в коридор выдвинулись две фигуры. Пожалуй, лучший исход в этой ситуации. Как только эти двое прошли мимо Хэнка, тот молниеносно проскользнул в соседнюю комнату с выставил вперед руки с револьвером, взведя курок. Попался, мразь.

- Только пискни. – Шепот Хэнка был тихим, но очень отчетливым.
При виде связанной дочери лицо лейтенанта побагровело от с трудом контролируемой ярости, и сдерживаясь из последних сил, он сделал несколько шагов к несостоявшемуся насильнику.
- Развязывай, и без глупостей. Поверь, по такому уебку я не промахнусь.
Паникующий ублюдок с разбитым носом – Хэнк подозревал, что это работа Норт, его девочка явно не сдалась бы без боя, принялся спешно разбираться с веревкой, шумно дыша.
Живее, живее.
В коридоре отчетливо послышались шаги возвращающейся парочки.

Отредактировано Hank Anderson (16.06.19 15:17)

+3


Вы здесь » Детройт 2039 » Альтернативные миры » [dbh!au] when the chips are down I'll be around