Detroit: Программный сбой

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Detroit: Программный сбой » Эпизоды вне времени » [dbh!au] when the chips are down I'll be around


[dbh!au] when the chips are down I'll be around

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

when the chips are down I'll be around
https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/03/99996323638baaf5dff52419a46526e5.png
Норт Андерсон : Хэнк Андерсон
[au detroit: become human]

В день, когда Норт не пишет после работы, Хэнку приходится отложить бутылку и вспомнить об отцовском долге.

Отредактировано Hank Anderson (22 марта, 2019г. 14:29)

+2

2

Рабочая ночь заканчивалась раньше обычного, а это значит, что вероятно Норт сможет поспать чуть больше до того, как придется проснуться, чтобы сделать собственному отцу завтрак и разбудить его, чтобы отправить на работу, предварительно смочив его в огромной пенной ванне, чтобы перебить запах перегара. Писать ему об этом она смысла не видела, поэтому просто стала собираться домой после последнего выступления.
Попрощавшись с барменом, Норт, как последняя из всех девушек, вышла из клуба и встала недалеко от входа, чтобы достать пачку сигарет и прикурить. Зажигалка предательски трещала, но не выдавала даже малюсенького язычка огня. И когда девушка уже начала злиться, около ее сигареты появилась рука с другой зажигалкой и дала прикурить. Норт насторожилась и приняла подобное подношение, раскуривая сигарету, чуть щурясь от дыма. Вдохнув поглубже, девушка подняла голову, отбирая сигарету от губ и выдыхая дымок в лицо своего спасителя. Мужчина средних лет смотрел на нее с ухмылкой. Она узнала его сразу же. Его взгляд неотрывно наблюдал за ней, когда она была у шеста. И если он ожидал, что она будет мило с ним ворковать, то он сильно ошибся стриптизершей.
- Спасибо, - лишь мрачно бросила она, ловя краем глаза движение. Он явно был не один, потому что два других парня неподалеку смотрели за ними слишком пристально, чтобы Норт, как дочь копа, вот так не заметила этого и не стала подозревать что-то неладное. В крови сразу приподнялся уровень адреналина, а в голове стали роиться мысли о том, как бы отвязаться или сделать так, чтобы в случае худшего варианта у нее был способ выбраться.
- Можно тебя угостить чем-нибудь? - спросил ее собеседник.
- Конечно, - заявила Норт и открыла дверь в клуб, успевая крикнуть имя бармена и заказать четыре шота. - Ведь ваши друзья захотят присоединиться?
Она надеялась, что бармен поймет, что с ней было трое, и уйдет она тоже с тремя.
- Я знаю место получше. Кто же пьет на работе.
- Действительно, но я не привыкла пить где-то еще, так что, наверное, я пойду.
Явно не тот ответ, который он ждал. Схватив Норт за руку, мужчина задержал ее и повернул к себе, стискивая запястье.
- Послушай, киса, мы заплатим тебе втрое больше, чем ты получаешь здесь.
- Я не проститутка, - Норт порадовалась тому, что сегодня взялась надеть шпильки, поэтому одна из них уже впилась в ногу ее обидчику, и когда ее рука оказалась свободна, она вбежала обратно в клуб, крича бармену, чтобы вызывал полицию. Сама Норт уже нажала на телефоне быстрый набор номера своего отца, однако, не успела ничего сказать, потому что один из амбалов ударил ее по лицу, вырубая. Кажется остальные двое уже направлялись к бармену, чтобы сделать то же самое с ним.
Последнее, что Норт помнила, это то, что ее телефон остался лежать под столом, ища соединение с телефоном Хэнка.

Отредактировано North (23 февраля, 2019г. 16:36)

+3

3

Работа, дом, бутылка, споры с дочерью. Споры с дочерью, бутылка, дом, работа. Жизнь Хэнка Андерсона давно пошла по замкнутому кругу и под откос.
Жена ушла к другому, сын погиб, дочь - стриптизерша, он сам – алкоголик с депрессией. Просто, мать его, роял-флэш. Можно подумать, и не было никогда успешного и перспективного лейтенанта полиции, как не было и счастливой семьи, что собиралась вечерами в гостиной за совместным просмотром телевизора, разговорами и шутками.

Хэнк прекрасно осознавал, что держит траур по Коулу слишком долго, но иначе просто не мог. Он сам отказывал себе в праве спокойно продолжать жить, точно сына никогда и не существовало, словно ничего не произошло. Не позволял себе забывать, будто тем самым мог предать память Коула.
Ведь это полностью его вина. Это он был за рулем в тот день, это он не справился с управлением, это он должен был тогда погибнуть, а не ни в чем не повинный маленький мальчик. Хэнк слишком полно и отчетливо осознавал груз своей ответственности. Горечь потери всегда была с ним, повиснув кандалами, не давая пойти вперед. И даже в ежедневном пьяном угаре ему едва ли становилось легче.

Где-то глубоко в душе Андерсон понимал и то, что своим поведением калечил жизнь второму своему ребенку. Догадывался, что именно он подтолкнул Норт на путь протеста, но преодолеть самого себя малодушно не мог. Жалкий трус. Сама доченька, впрочем, тоже была хороша. Из всех способов бунтовать против папаши выбрала работу "голой жопой трясти". Срамота. Пошла бы уж сразу в шлюхи, чтобы старик не мучился и сразу скопытился от инфаркта. А ведь какие надежды в академии подавала!

Одни и те же невеселые мысли изо дня в день. Уроборос самоненависти поглотил лейтенанта Андерсона целиком, без остатка и без надежды на освобождение. От себя ведь не сбежишь.

Однако, несмотря ни на что, Норт все еще была его дочерью. Даже своим насквозь пропитанным алкогольными парами мозгом Хэнк это понимал. Он все еще беспокоился о ней, и был готов каждый раз срываться и вытаскивать свое чадо из очередной "безобидной" переделки, и не позволял себе нажираться, прежде чем убедится, что та в целости и сохранности доберется домой из своего треклятого притона.
Чаще всего Норт отправляла сообщения, и получив дежурную смс-ку «еду домой», Хэнк успокаивался.
Но не сегодня.
Тишину ночи разрезала мелодия звонка.
- Алло. Алло, Норт? – в ответ Андерсон не услышал ничего. Он чертыхнулся, на чем свет стоит покрыл мобильного оператора, попытался перезвонить. Но трубку никто не взял. А потом снова. И снова.
Что-то внутри Хэнка оборвалось.
Конечно, могла произойти любая досадная случайность, это еще ничего не значит, мнительному старому дураку не обязательно сразу воображать самое плохое. Но если он что и усвоил за свои полсотни лет жизни – так это то, что судьба ему никаких скидок не делала, и если дерьмо могло произойти, то оно происходило обязательно.

Хэнку хватило каких-то пару минут на то, чтобы прихватить любимый револьвер и выкатить старенькую машину из гаража. И вот он уже мчался в сторону клуба на всех парах, нарушая по дороге все мыслимые правила дорожного движения – о штрафах он сейчас волновался в последнюю очередь.

Телефон Норт нашелся на полу, недалеко от вырубленного бармена. Андерсон, холодея, ударил того по щекам, заставляя очнуться, и, не давая бедолаге прийти в себя, принялся трясти за грудки, сунув под нос значок и требуя немедленных показаний.
- Где была ваша чертова охрана в этот момент? Где, тебя спрашиваю? Сколько их было? Лица запомнил? О чем они говорили, какие-нибудь конкретные места называли? Видеонаблюдение! У вас же здесь должно быть чертово видеонаблюдение!

Сложно оставаться профессиональным копом, а не просто безутешным родителем, когда речь идет о твоем собственном ребенке.
Бармен нервно вглядывался в перекошенное лицо лейтенанта, невнятно лепетал что-то про превышение полномочий и адвоката, но обо всем, что видел честно рассказал, да и запись с камер включил. Три уебка. Рож, разумеется, не было видно. Хэнк хмурился и пытался унять клокочущую в груди ярость, стараясь выцепить хоть что-то. И вот, наконец, впервые за столько лет, фортуна повернулась к Андерсону лицом. На пару секунд в кадре появился автомобиль. Номеров было не разглядеть, слишком далеко, но в этом и не было нужды.

Хэнк, не теряя времени, сообщил ориентировку дежурному оператору, разбудил звонком матерящегося Джеффа, поднял старые связи, лихорадочно припоминая всех знакомых, которые могли бы помочь.
Ебаная джульетта спайдер шестидесятых годов прошлого века. Андерсон слишком любил ретромобили, чтобы не узнать мажорный раритет, который в современном Детройте днем с огнем было не сыскать.
Но именно эту тачку Хэнк достал бы хоть из-под земли.
Телефон пискнул уведомлением от начальства. Только адрес частного дома в нескольких кварталах от клуба и просьба не делать глупости. Похоже, теперь он перед Фаулером в неоплатном долгу.
"Только дождись меня, Норт."
Лишь бы успеть, лишь бы не было слишком поздно, лишь бы не произошло непоправимого.
Но удача сегодня была явно на его стороне. Потому что искомый авто обнаружился даже не в гараже, а небрежно припаркованным у коттеджа, дверь которого была любезно не заперта. Сплошные бонусы.
Стараясь не создавать лишнего шума, Хэнк крадучись проскользнул в темноту коридора и прислушался.

Отредактировано Hank Anderson (6 марта, 2019г. 00:08)

+3

4

Смех. Не ее, но женский, слишком похожий на ее собственный. Он пробирал Норт до самого сердца, заставляя его сжиматься от боли, а затем только сильнее, когда к нему присоединялся детский. Норт ловила отблески солнца на волосах своей матери, которая смеялась вместе с Коулом. Норт смотрела на них со стороны, а затем чувствовала каждый раз, как отец останавливается рядом с ней, наблюдая за своей женой и сыном. Его взгляд не был веселым, он не смеялся. Он смотрел на них с тоской. И когда Норт возвращала взгляд к матери и брату, она видела, что они уходят. Коул оставался веселым, протягивая руку матери, будто бы собираясь забрать ее с собой, но та постоянно оборачивалась на Норт и Хэнка, однако, так и не осталась, будто бы вынужденная уйти. Однако и Норт, и Хэнк видели ложь в ее взгляде. Она просто не хотела оставаться с ними.
Взгляд самой Норт стал более жестким, не прощающим. Она закрыла глаза, чтобы больше не видеть собственную мать, прислушиваясь к голосу, который жужжал на задворках ее сознания. Чужой, ластившийся, неприятный.

Норт резко дернулась, открывая глаза. Недавние события нахлынули на нее словно волна, чуть не сбивая плеснувшей дозой адреналина в крови. Шумно вдыхая и выдыхая, она попыталась подорваться с места и только слега дернулась, почувствовав как что-то режет ее запястья. Осознав себя в лежачем положении на кровати, она подняла взгляд и увидела, что привязана к ней, а рот кажется был заклеен. Кажется, ее похитили. Да, определенно похитили. И теперь она пленница. Возможно, ею сейчас воспользуются, а потом выбросят на улице, если не убьют. Умнее было бы убить, учитывая какая месть после ожидает этих идиотов. Норт встретилась взглядом с одним из них, голос которого ее пробудил, и который, кажется, был оставлен, чтобы следить за ней или как раз разбудить для веселья. Андерсон посмотрела ему в глаза, запоминая каждую черту его лица, чтобы даже в бреду описать эту рожу. Тот улыбнулся, посчитав, что он достоин чести самого симпатичного из тройки. Норт закатила глаза и осмотрела комнату, в которой она была. Обычная. Ничем не примечательная. Но она определенно не в простой квартире. Вероятно, частный дом или типа того. Наверняка недалеко от клуба, учитывая, что с ней еще ничего не успели сделать. Она надеялась, что отец и полиция успеют до того, как с ней что-то сделают.
Конечно, это не означало, что она собирается бездействовать.

В комнату вернулись остальные двое, и один из них, заметив, что она очнулась, довольно усмехнулся, снимая куртку, отбрасывая ее в сторону и присаживаясь на кровати рядом с Норт. Та нахмурилась и глянула на него также внимательно, а затем и на третьего, прикидывая накинутся ли они все вместе или по очереди. При этом лихорадочно думая о том, как их отвлечь. Снимать с ее рта скотч явно не собирались, поэтому позвать на помощь толком не выйдет. Отбиваться? Ногами против троих? Тоже не удачная идея. Связали ее крепко.
Когда похититель потянулся к ней, Норт предупреждающе замычала и показала ему взглядом на свою куртку, в которой все еще была. Тот усмехнулся.
- Знаешь, мне не нужно снимать с тебя куртку. Ты же знаешь, как это делается, правда?
Норт снова настойчиво дернула плечом.
- Кажется, она пытается что-то сказать, - сказал тот, что был поумнее, на что Норт только хмыкнула, неизвестно каким образом борясь со страхом.
- Да какая разница! Мы не за этим ее взяли.
На эту реплику девушка подтянула ногу и хорошенько ею врезала похитителю по лицу, кажется разбивая ему нос, потому что на белой простыне оказалось алое пятно.
- Ах ты бешеная сука... - Он собирался было броситься на нее, но другой, который все еще поумнее, остановил его или попытался, взглядом прося третьего попридержать его. Умный потянулся с осторожностью к Норт, которая пристально следила за ним. Он коснулся ее куртки, как она того и желала, забираясь во внутренний карман, где были документы удостоверяющие личность. И именно там была фотография всей их семьи. Где Хэнк улыбался, гордо нося полицейскую форму.
- Норт Андерсон... слушайте, похоже она дочь копа... - он несмело показал фотографию остальным, а затем с опаской глянул на саму Норт.

+2


Вы здесь » Detroit: Программный сбой » Эпизоды вне времени » [dbh!au] when the chips are down I'll be around