Detroit: Программный сбой

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Detroit: Программный сбой » Эпизоды вне времени » [dbh/blackmirror!au] bandersnatch


[dbh/blackmirror!au] bandersnatch

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

BANDERSNATCH
https://i.ibb.co/dfTfwx0/bandersnatch.gif
Коннор  [персонаж игры] : Стефан [игрок]
[detroit:become human/black mirror!au]

Коннор, андроид, присланный «Киберлайф», совместно с полицией Детройта расследует дело о девиантах. И в какой-то момент обнаруживает, что он не сам принимает решения - его действиями руководит кто-то другой.

+5

2

- Sugar Puffs или Frosties? - спросил отец, повернувшись к нему с двумя пачками кукурузных хлопьев в руках.
«Да какая, блин, разница?!» - хотелось взорваться Стефану.
Но он не взорвался, конечно. Посмотрел на отца и отхлебнул какао из кружки. Тот успел остыть, пока Стефан торчал в уборной, разрываясь между желанием выпить все свои таблетки разом или высыпать их в унитаз, опять же все разом.
Проглотил две, как прописали. Остальные убрал в шкафчик. Умылся.
Серьезно, пап, это всего лишь хлопья.
Юноше казалось, что он находится в какой-то симуляции жизни. Внутри рекламы этих сраных кукурузных хлопьев. Он даже не сразу ответил. Выждал пару секунд в надежде, что невидимый, хорошо поставленный голос произнесет что-то вроде «Sugar Puffs - хрустящий завтрак для всей семьи», кто-то там, в темноте за спиной, скажет «снято», и Стефан сможет, наконец, свалить со съемочной площадки и вернуться к своей настоящей жизни.
Только нету никакой «настоящей» жизни.
Это и есть твоя жизнь, друг.
- Фростис, - сказал он, наконец, блеклым голосом.
И так каждое утро.

Как только появилась возможность, он заперся в своей комнате, врубил приставку и запустил игру. Под рукой у него были блокнот и ручка, чтобы фиксировать баги.
На экране появилась белокурая девушка-андроид, поприветствовавшая его и спросившая, выспался ли он. Вчера он играл допоздна. Стефан невольно улыбнулся - это фишка с главным меню ему нравилась. Ему нравилось, что девушка разговаривает с ним так, будто они хорошие приятели. Она была мила, красиво нарисована, и она знала, что Стефан играл полночи и еле заставил себя встать этим утром. Да и вообще... она с ним разговаривала. Так-то девушки с ним особо не разговаривали.
- Да всё нормально, - ответил он, сам не заметив, что сказал это вслух.
«Ты что-то сказал?» - послышался из коридора голос отца.
- Нет.... ничего! - крикнул в ответ Стефан и уже шёпотом добавил «да Господи, блин», глядя на вращающийся голубой кружок загрузки.
Он прошёл уже немалую часть игры. И не то, чтобы придерживался какого-то конкретного направления. Делал выбор по наитию - иногда миролюбивый, иногда не очень... Всё равно ему еще предстоит переигрывать не раз и не два. И прекрасно - история его захватывала.
На экране был заснеженный пейзаж и дата - 9 ноября, 11:17. Перед машиной прогуливался Хэнк Андерсон с телефоном у уха, а Коннор, за которого сейчас играл Стефан, сидел на пассажирском сиденье. «Помните, когда секс был безопасным, а езда - опасной?» гласил стикер на торпеде. Милая деталь, люблю такое.
- Ладно, погнали, - шёпотом сказал он и выбрал единственное имеющееся действие - «выйти».

«Всё в порядке, лейтенант?»

+4

3

- Всё в порядке, лейтенант?
Коннор выбрался из старого «олдсмобиля» и присоединился к своему напарнику, в данный момент расхаживающему взад-вперед рядом с машиной и разговаривающему с кем-то по телефону. Выглядел Хэнк обеспокоенным, что и заставило Коннора, с интонацией вежливого участия, задать вопрос.
Хэнк рассказал, что во время вчерашних беспорядков чуть не пострадал Крис Миллер, коллега Хэнка. И что от гибели его спас сам лидер «Иерихона», Маркус. Коннор хотел бы расспросить подробнее об инциденте и о самом Маркусе, но это казалось сейчас неуместным, так что вместо этого он осведомился о здоровье Миллера. Правильно решение. Хэнк только недавно начал проявлять к нему некоторое доверие - пожалуй, это отношение вполне можно было назвать дружеским. Но Коннору не сразу удалось найти с ним общий язык.
Их знакомство началось не лучшим образом. В тот вечер, не найдя Хэнка в офисе ДПД, Коннор, по совету всё того же Миллера, отправился обойти местные бары - и нашёл лейтенанта в пятом по счёту. В пятом по счёту - а именно, в баре «У Джимми». Но почему он не может вспомнить названия остальных четырех?
Они прибыли с визитом в резиденцию Элайджи Камски, чтобы задать основателю «Киберлайф» и создателю андроидов несколько вопросов. Коннор скептически отнесся к этой идее, но Хэнк был уверен, что Камски, пусть даже отошедший от дел десять лет назад, может сообщить что-то, что будет им полезным. И теперь, когда андроид, принадлежащий хозяину, впустила их и попросила ожидать в холле, Коннор, сидя в кресле и глядя на фонтан у противоположной стены, пытался проанализировать состояние памяти и восстановить утраченные фрагменты. Ничего не выходило. Данные как будто стерли - или, хуже того, будто их там никогда и не было. И это было не единственное нарушение работы системы, которое он замечал в последние дни - нужно будет обратиться в техслужбу «Киберлайф», подумал он, не хватало еще, чтоб сбои мешали работе.
«Милая девочка», - сказал Хэнк.
- Вы правы. Она прекрасна, - автоматически ответил Коннор.
Ему она не виделась ни милой, ни девочкой. Он видел лишь андроида, уникальность которого заключалась разве что в том, что он был первым в своем роде. Но он уже понял, как правильно выстраивать разговор с напарником, поэтому выбрал те слова, которые по его расчетам должны были устроить Хэнка.
Наконец, их пригласили войти - в зал с бассейном и с окном во всю стену с видом на озеро Сент-Клэр.
Коннор не испытывал особенно трепета от личной встречи с «создателем». Он был сосредоточен на задачах расследования, и потому ответы Камски его разочаровали: было видно, что тот знает больше, чем говорит. Слова его были противоречивы и туманны, пустое философствование, ничего конкретного. Когда же он в одной фразе назвал собственное творение «величайшим изобретением человечества» и его же, человечества, «гибелью», Коннор сделал вывод, что они, вероятно, имеют дело с социопатом. Он заметил также, что Элайджа отчего-то предпочитает говорить с ним, с андроидом, а не с Хэнком Андерсоном - в частности, пожелал знать, на чьей он стороне.
- Разумеется, я на стороне людей, - уверенно ответил Коннор, как и предписывала программа.
Ведь именно ответ, предписанный программой, должен порадовать автора этой программы? Однако Камски это не удовлетворило, и он подозвал свою помощницу-андроида. Достав из ящика пистолет (осторожным жестом, держа его за ствол и подняв руки вверх), предложил Коннору сделать выбор: застрелить RT600 «Хлою» и получить ответы на вопросы или пощадить - и уйти ни с чем.
Всё это сильно не понравилось Хэнку - тот сказал, что им здесь больше делать нечего, и велел Коннору следовать за ним. Но он не был обязан подчиняться приказам Хэнка.
«Что для тебя важнее, Коннор? Расследование или жизнь этого андроида?»
Камски вложил в его ладонь пистолет и навел на голову машины.

+3

4

Итак, он продолжал играть за Коннора, и поиски девиантов привели их в был дом создателя андроидов. Того самого Элайджи Камски, статьи о котором уже попадались Стефану в журналах, разбросанных по главам игры. Это должно было быть по меньшей мере интересно...
На пороге их встретила девушка-андроид из меню. Или такая же. Эту звали Хлоя. Стефан аж вздрогнул. Вот это поворот... У Камски их был целый гарем - одинаковых белокурых андроидов. Кажется, только с ними он и общался. С первой созданной им машиной и двумя ее копиями. Сам Камски оказался стереотипическим «гением» - загадочным психопатом, живущим в уединении на охрененно дорогой вилле.
Фотография Аманды Стерн в холле и статуи, подозрительно похожие на фигурку rA9, заставили Стефана спросить:
- Ну, и что бы это могло значить?..
Ему нравилось исследовать детали. К тому же в этом состояла его задача.
Интерьер в мрачных тонах, холодные оттенки, камень, сталь, снег за окном. Бассейн с красной плиткой. На первый взгляд могло показаться, что вода в нём красная, как кровь... и Стефан мог поспорить, что это было сделано специально. Плавающий в крови создатель. Ну охренеть, какой тонкий символизм...
От самого Камски ничего толкового они не добились. Но когда он предложил пристрелить Хлою...
Серьёзно? Он предложил пристрелить самого первого, созданного им андроида? Уникальную машину? Этому есть какая-то веская причина, или он просто дурит Коннору мозги? Может, пистолет и вовсе не заряжен?
У Стефана не было желания это проверять. Ему всё равно предстоит проходить игру ещё раз, и ещё, и ещё... и, конечно, в следующий раз ему придется застрелить её. Но сейчас он играл так, как ему хотелось... а убивать Хлою ему абсолютно не хотелось.
Мало ли, какую там информацию мог дать этот Камски... Вряд ли что-то важное. Всё, что он наговорил до этого, было абсолютно неинформативно...
Хотя...
Это как посмотреть...
Стефан отложил геймпад. Коннор на экране так и застыл с пистолетом, нацеленным в лоб стоящему на коленах андроиду. Он так долго может простоять, пока Стефан размышляет.
Тест Тьюринга - простая формальность, заявил создатель андроидов. Вопрос, мол, алгоритмов. Смелое заявление, но ок, пусть так. Другое дело - чувства.
Класс, этот мужик только что признался в том, что хотел создать чувствующую машину. А заодно в том, что хочет уничтожить человечество.
А можно просто арестовать его? Нет?
Судя по всему, не можно. Такого варианта не было. Только: убить Хлою или не убить.
Почему он вообще предложил такой выбор Коннору? Если Коннор не девиант, то Камски даст ему какую-то зацепку... А если девиант, то не даст, потому что... потому что в таком случае всё что нужно у него уже есть?
«Чёрт», - подумал Стефан, - «Претенциозный, рогатый чёрт».
Коннор из трёх персонажей был... не то, чтобы самым интересным, но, кажется, именно в его случае можно было выбрать, кем быть. Маркус был революционером. Кара - матерью. И только Коннор мог остаться слугой людей или встать на сторону свободы.
Стефан крутил в руках геймпад, думаю, что его выбор, возможно, прямо сейчас и определит весь дальнейший ход событий.
В жизни так нельзя. Поставить паузу. Увидеть отчётливо, перед каким выбором стоишь. И жизнь не раскидывает тебе намёков в виде мелких деталей. А главное, нельзя взять и всё переиграть.
Ладно, может и можно. Может, и я - это не я, а просто персонаж компьютерной игры. Или даже не компьютерной. Какая-нибудь кукла в руках играющего в песочнице ребенка. Или вообще кем-то написанный текст. Сейчас вот кто-то где-то сидит за компьютером и набирает эти строчки. Ага, а теперь исправляет слово «набирает» на слово «печатает», потому что оно выглядит более уместным.
Стефан невольно оглянулся.
Хлоя из главного меню время от времени радовала Стефана разными репликами. Вчера, например, она сказала, что ей нравится его комната.
Посмотрела с экрана, как будто бы мимо его плеча и: «Не помню, говорила ли я вам... Мне нравится, как обставлен ваш дом. Он отражает вашу личность». Стефану даже стало не по себе. Его комната действительно отражала его личность. Его сумбурную, запуганную, неудачливую личность.

- Ну нет, больной ублюдок, ещё чего, - сказал он, вновь повернувшись к экрану... и выбрал «не стрелять».

+3

5

Само собой, расследование было у Коннора приоритетной целью, и никаких колебаний касательно текущих задач у него не имелось. Он не до конца понимал, в чём суть «теста» и что за мотивы двигают мистером Камски, но он готов был сыграть по его правилам: сейчас он застрелит эту машину (всего лишь машина, к тому же устаревшая модель) и задаст создателю андроидов важные вопросы.
Время шло, а выстрела всё не было. Коннор понял, что что-то не даёт ему спустить курок. Он запустил быструю диагностику процессов, но не выявил никаких ошибок - ничего, что могло бы помешать сделать выстрел. Он всё продолжал стоять с пистолетом в руке, глядя сверху вниз на RT600. А потом в какой-то момент он просто убрал оружие, протянув его обратно хозяину.
Почему Коннор не смог выстрелить? Происходило что-то необъяснимое - как будто бы его рукой двигал кто-то другой. В «Киберлайф» перехватили управление? Вполне возможно, но он бы заметил присутствие оператора.
«Изумительно», - сказал тем временем Камски, глядя на него. - «Наш последний шанс на спасение человечества сам оказался девиантом».
- Я... я не девиант! - с честным недоумением  воскликнул Коннор.
Он не был девиантом. Это правда, в последние дни он регистрировал программные неполадки и сбои работы памяти, но это были некритические ошибки; его программа работала в штатном режиме. Напротив - если бы он был девиантом и обладал волей, он бы выстрелил в андроида, ведь он понимал необходимость этого и именно это собирался сделать.
Мистер Камски объяснил это тем, что Коннор будто бы увидел в Хлое живую душу и проявил эмпатию. И, анализируя свои задачи, Коннор пытался найти этому подтверждение, но не находил. Он ничего не «чувствовал» по отношению к андроиду.

Коннор вышел вслед за Хэнком, размышляя над последними словами, адресованными ему Элайджей Камски. О необходимости выбора и о лазейке в программе. Нужно будет включить всё в отчёт и спросить у Аманды, не вмешивались ли операторы «Киберлайф» в расследование.
Вот и лейтенант Андерсон хотел знать, почему Коннор не выстрелил.
- Я посмотрел ей в глаза.
Он посмотрел ей в глаза, собирался спустить курок...
- И не смог. И всё.
У него не было этому никакого рационального объяснения.
«Ты мне все уши прожужжал своим “в интересах расследования”. У нас был шанс что-то узнать, а ты всё слил», - абсолютно справедливо заметил Хэнк.
- Да знаю я, что я должен был. Сказал же, не смог! Не смог я, понятно?!
Коннору RK800 создатели сделали весьма выразительную имитацию эмоций - в выражении лица, в жестах, в голосе. И сейчас он отреагировал эмоционально, насколько программе показалось уместным ситуации. Что ж, по крайней мере это отчаянное недоумение и правда отчасти отражало противоречия, возникшие внутри него.
- Как будто кто-то другой принимал за меня решение, - добавил он.
Впрочем, Хэнк не выглядел особенно расстроенным. Сказал неопределенное «может, и правильно сделал» и неторопливой походкой ушёл к своей машине. Неудивительно - хоть лейтенант Андерсон и демонстрировал зачастую агрессивное поведение, он был не лишен чувства сопереживания. Вероятно, он как раз и увидел в RT600 ту «живую душу», которую в упор не видел Коннор. Хоть какой-то толк от всего произошедшего - он заслужил доверие лейтенанта.
Коннор задумчиво глядел ему вслед. В то время как весь мир пересел на электромобили с автопилотом, Хэнк водил старую развалюху с бензобаком.
«Как мы сюда попали?» - вдруг спросил сам себя Коннор.
Он помнил, как сидел в машине, наблюдая за разговаривающим по телефону Хэнком. А что было до этого? Ни дороги, по которой они ехали, ни событий, предшествовавших поездке - ничего. Последняя запись в памяти - расследование в башне Стрэтфорд. Между - настоящий провал.
«Надо будет спросить у лейтенанта», - подумал Коннор, однако спросить он не успел.

+2


Вы здесь » Detroit: Программный сбой » Эпизоды вне времени » [dbh/blackmirror!au] bandersnatch